Совет да молодежь

22 мая 2007 в 19:01, просмотров: 263

Может быть, ты и не знал, но в Центральном округе есть такая организация, как Молодежный совет. Именно эти МОЛОДЫЕ РЕБЯТА ЗАЩИЩАЮТ ТВОИ ИНТЕРЕСЫ, ДОНОСЯТ ДО ВЛАСТИ ТВОИ ЖЕЛАНИЯ И ПОМОГАЮТ, ЕСЛИ НУЖНО. Недавно избранный председатель Молсовета Александр Шарлай рассказывает, как и зачем они это делают.

 

– Александр, председателем вас избрали три месяца назад. Есть уже какие-нибудь успехи?

– Три месяца назад не только меня избрали новым председателем, но и немного сменился состав самого Молодежного совета. И главным нашим достижением за это время стало новое Молодежное добровольческое движение. В него входят студенты, молодые учителя и молодые врачи, которые в свободное от работы время творят добрые дела: работают в детских домах, в учреждениях социальной защиты, чистят парки, сажают деревья. Еще у нас активно работают молодежные отряды содействия правоохранительным органам. Между прочим, это была инициатива самих ребят. У милиции не всегда есть время проводить профилактическую работу среди подростков, а проводить ее надо. И может быть, сверстникам молодежь больше поверит, что наркотики – это плохо, а здоровый образ жизни – хорошо.

– Патриотов из подростков тоже воспитываете?

– А как же! Сейчас у нас члены Молодежного совета в своих районах вводятся в состав призывных комиссий. Мы хотим проследить, что происходит с молодым человеком с первого визита в военкомат и до самой демобилизации. Как ему служится? С какими сталкивается проблемами? А когда паренек вернется на гражданку, мы хотим помочь ему адаптироваться, не потеряться. И конечно же, следим за тем, чтобы он получил все положенные ему льготы, например, при поступлении в вуз. И знаете, ребята чувствуют эту поддержку! Они четко понимают, что будут нужны своему району, своему округу, когда вернутся.

– А у нас вообще инициативная молодежь?

– Конечно! Сейчас, например, в творческих вузах создаются интеллектуальные центры, в которых молодежь объединяется для того, чтобы углублять те познания, которые они получают в высшем учебном заведении. Разве это не инициатива?

– Ну хорошо, с инициативой все у нас в порядке. А вот политикой молодые люди точно не интересуются…

– Это верно. Поэтому в преддверии выборов одна из важнейших задач в Молодежных советах – привести юное поколение к избирательным урнам. Никто не собирается им навязывать свои политические взгляды и агитировать за какую-то конкретную партию. Мы просто хотим, чтобы они проголосовали, чтобы поверили, что их голос нужен и будет учтен. Ведь если молодежь не будет участвовать в выборах, мы получим совершенно другие результаты. Общество должно двигаться вперед, а прогресс общества осуществляет в основном молодое поколение. И именно они должны решать, с какой политической силой ей строить будущее.

– 2007 год объявлен Годом русского языка. Как думаете, зачем?

– Мы не должны забывать наши истоки. Язык – это культура. Мы сейчас уделяем большое внимание фольклорному воспитанию молодежи, чтобы они знали свои обычаи, традиции. Нельзя забывать и о классической литературе. Большинство таких произведений не теряет своей актуальности и по сей день, они отвечают на те вопросы, которые и сегодня ставит общество перед собой.

– Поскольку мы с вами заговорили о литературе, расскажите, кто ваш любимый писатель?

– Я закончил филологический факультет Педагогического института. Поэтому читать очень люблю. И какого-то одно писателя я вам не назову. Ведь у каждого из них свой стиль, язык, свой подход к разговору с читателем. Мне нравятся Гоголь, Пушкин, Лермонтов, Тютчев, Марина Цветаева. В то же время я с большим удовольствием читаю Булгакова, Замятина, Зощенко, которые как классики совершенно отличаются по стилю, по манере общения от того же Пушкина или Салтыкова-Щедрина. И многих зарубежных авторов я читаю с удовольствием, например, постоянно перечитываю Теодора Драйзера.

– Как вы думаете, отличаются ли нынешние восемнадцатилетние от тех, кому было 18 десять лет назад?

– Нет, ничем не отличаются. Что сейчас, что тогда они ничего не принимают на веру. И это правильно! Прогресса не будет, если мы станем жить одними догмами. Это потом, с возрастом, люди начинают понимать, что и сейчас, и двадцать, и тридцать, и сто лет тому назад жизнь развивается по одним и тем же законам. Но у молодежи ведь какие цели? Они хотят научиться чему-то в этой жизни, перенять опыт и, естественно, сделать больше, чем их родители. Они амбициозны, считают, что раньше все жили неправильно, чего-то недопонимали, а теперь, когда пришло их время, они наконец-то все наладят и исправят. Естественно, если бы не было этих молодых амбиций, не было бы и прогресса.

– Нынешнее молодое поколение не торопится заводить семью и рожать детей. Есть версии, почему?

– На самом деле семейный вопрос, вопрос демографии настолько острый и серьезный, что в одночасье его не решить. Молодые люди просто не понимают, а надо ли вообще продолжать свой род и зачем это надо. Если при советской власти люди строили коммунизм и четко понимали, что они рожают и растят ребенка, который будет жить в светлом будущем, то сейчас молодым родителям трудно определиться, зачем им рожать, в какой системе будут расти их дети. Все очень размыто. Я уверен, что экономические показатели никогда не являлись мотивирующим стимулом для простых граждан. Во время войны, например, люди знали, что идут в атаку за то, чтобы защитить свою родину, свое село, дом, родителей, детей. Или когда осваивали целину, понимали, что это накормит страну. Сейчас таких четких перспектив государство пока не нарисовало. Для того, чтобы родилась четкая, внятная национальная идея, надо хорошо поработать действительно гениальным умам. Нашу нацию надо чем-то сплотить. Например, у американцев какие национальные ценности? Там все построено на семейных ценностях. Все крутится вокруг семьи: и законодательство, и экономика. У нас же получается семья сама по себе, экономика сама по себе. Мы разрушили социализм, ничего не предложив взамен. А нация, особенно такая сильная, как русская, не сможет долго так протянуть.

– А может, молодежь сама предложит эту объединяющую идею?

– Да, я тоже об этом думал. Возможно, мы подтолкнем как-то наше государство, всколыхнем людские массы. Мы же выиграли войну, мы запустили в космос космические корабли. Значит, мы можем. Надо только понять, зачем.

 



Партнеры