Мат в три года

поставит россиянам Минфин своим проектом бюджета

22 мая 2007 в 20:00, просмотров: 1082

  Послезавтра, в пятницу, депутаты Госдумы приступят к первому чтению проекта бюджета России. Впервые, кстати, составленному аж на три года вперед. Сомнений в том, что нынешний парламент утвердит главный финансовый закон страны, нет ни у кого. А вот в том, что он будет исполнен, уже есть.
     “МК” попробовал разобраться в объемном документе, подготовленном Минфином, и попытался ответить на самые жгучие вопросы.

     
     Вы не пробовали точно рассчитать свой семейный бюджет на ближайшие три месяца? Смеем заверить: вряд ли из этого получится что-нибудь путное. На работе могут возникнуть проблемы, здоровье может пошатнуться, машина сломается… Во всей стране нет проблем только у Минфина, представившего бюджет страны сразу на три года вперед.
     И послезавтра в Госдуме его ждет первое чтение. Не лишним будет разобраться, что же насчитали нам господа либералы.

     В последнее время министр финансов Кудрин отличается настораживающей непоследовательностью. Например, в декабре прошлого года он предсказал к 2010 году девальвацию рубля, а месяц назад сообщил, что, наоборот, опасается излишнего укрепления национальной валюты. Зимой Кудрин радовался победе над инфляцией и вдруг на прошлой неделе констатировал, что ни правительство, ни Центробанк пока не могут “удержать инфляцию в пределах хотя бы показателей прошлого года”. Наконец, проповедуя на всех углах идею “ненефтегазового бюджета”, Кудрин представил в Думу трехлетний финансовый план, где все основные статьи напрямую завязаны на поступления от экспорта сырья.

Предсказывайте все что угодно, только не цены

     Примерно так советовал поступать экономистам нобелевский лауреат П.Самуэльсон. Кандидат экономических наук Алексей Кудрин, видимо, не знает этого изречения. Самое интересное, что жизнь ничему не учит ни министра финансов, ни его начальство. Стоило нефтяным ценам в январе—феврале опуститься ниже $50 за баррель, как российский бюджет тут же недополучил 170 млрд. рублей! Ерунда, конечно, всего лишь 2,4% от доходов бюджета-2007. Однако в те дни душевное состояние правительства было близким к панике. Но они сумели быстро забыть это пограничное состояние и выстроили очередное планов громадье.
     Посмотрите, с какой точностью Минфин предсказывает цены на нефть на два-три года вперед. Похоже, в правительстве всю страну считают за идиотов, поскольку те, кто составлял бюджет, через те же два-три года отвечать за него не будут. Уменьшение доходов казны при снижении цены на нефть марки “Юралс” лишь на $1 составит 52,5 млрд. рублей, или около 1% доходной части. А если цены упадут на $5 или $10 за баррель ниже запланированных? Чем тогда восполнять дефицит бюджета?
     Макроэкономические прогнозы ясновидящих чиновников Минфина выглядят чересчур оптимистично. Например, они запланировали рост добычи нефти на 4,8% за три года. Хотя уже сейчас известно, что темпы роста добычи сырья в последние годы снижаются и вообще близятся к нулю.
     
     ЭКСПЕРТ “МК”, Михаил ДЕЛЯГИН, руководитель Института проблем глобализации:
     — Интересны оценки стремительного усиления зависимости российского бюджета от мировых цен на нефть. В 2006-м он был бы бездефицитным при 17—18 долларах за баррель смеси Urals, в нынешнем — уже при 37—38 долларах, а в 2008-м такой баланс может быть достигнут только при цене Urals не менее 45 долларов. А если будет меньше?
     
     Сегодня доля топливно-энергетических ресурсов в общей структуре экспорта составляет более половины, точнее 52%. В январе—марте этого года средняя цена на нефть “Юралс” составила $54,2 за баррель — в бюджете сразу же возникла дырка. И пусть сегодня баррель нашей нефти опять стоит больше $60, к середине года ожидается новое снижение, а к концу года, по прогнозам Минэкономразвития, цена может опуститься ниже $54. В 2009—2010 годах поставки сырой нефти на мировом рынке значительно возрастут — за счет роста инвестиций, ввода дополнительных мощностей нефтедобычи и нефтепереработки, ослабления спекулятивной составляющей. Следовательно, можно ожидать снижения нефтяных цен, а с ним — уменьшения доходов бюджета, сокращения золотовалютных резервов и невозможности обслуживать и возвращать внешние долги.

Гадание на кофейной гуще

     Просчитать нефтегазовые доходы бюджета на три года вперед невозможно. Кроме инвестиций на нефтяные поступления влияют состояние мировой экономики, открытие новых месторождений, наконец, зависимость от политики. Доходы бюджета, связанные с ценами на нефть, в мире давно никто не рассматривает как стабильные. Потому что ими нельзя управлять!
     Вспомните разговоры Кудрина о “ненефтегазовом бюджете”, о том, как это здорово и как страна постепенно слезает с нефтяной иглы. В проекте трехлетнего бюджета минимум треть всех доходов по-прежнему планируется получать за счет нефти и газа. В таком случае — на каких дрожжах за три года бюджет должен вырасти на 21,7%? Оказывается, за счет роста импорта (таможенных платежей импортеров)!
     Получается замкнутый нефтяной круг. Если нефть всегда будет стоить дорого, все сходится. Как только цена на нефть немного “просядет”, тут же вырастет курс доллара, уменьшится потребление импортных товаров, следовательно, федеральный бюджет недополучит таможенные доходы. Насчет “отечественного производителя” заблуждаться не стоит. Он благодаря усилиям государства, предварительно разорившись, переквалифицировался в распильщика бюджетных средств, выделяемых на целевые программы и нацпроекты.

Минфин-искуситель

     В мире ни для кого не секрет, что расходы бюджета в условиях благоприятной сырьевой конъюнктуры наращивать проще простого. Высокие цены на нефть привлекают всевозможных фондовых спекулянтов, открывают двери на международные финансовые рынки, закрывают глаза на низкую эффективность государственных инвестиций.
     В России заоблачная нефтяная конъюнктура сопровождается дополнительными спецэффектами. Это использование нефтяных поступлений для уменьшения социальной напряженности без устранения ее причин. Рост финансирования силовых структур для обеспечения внутренней стабильности. А еще — это продажная власть, передел собственности на природные ресурсы и рост социального неравенства. Кстати, соотношение доходов 10% самых богатых и самых бедных наших сограждан сегодня составляет 1 к 25, а в Москве и того выше: 1 к 40. В развитом мире — максимум 1 к 8.
     Все разговоры о социально ориентированном бюджете, бюджете развития, бюджете прорыва — это, скорее, ритуальные заклинания. Проект бюджета наглядно показывает, что в ближайшие годы власть намерена увеличивать финансирование военных, спецслужб и милиции; развивать принудительное привлечение частного сектора в государственные проекты; усиливать свое присутствие во всех отраслях, где еще можно извлечь прибыль.
     Пусть никого не пугает статья “Общегосударственные вопросы”. За ней скрываются бюджетные ассигнования на судебную систему, обеспечение деятельности финансовых, налоговых, таможенных органов и органов надзора, обслуживание государственного и муниципального долга, функционирование президента и правительства. За три года финансирование общегосударственных вопросов вырастет всего на 16% при общем росте бюджетных расходов на 23,1%. Видимо, новых чиновников больше не будет. Их и так 1,5 миллиона. Почти в 3 раза больше на душу населения по сравнению с Советским Союзом.
     Опережающими темпами будет расти финансирование спецслужб и милиции (на 29,6%), а также армии (на 24,1%). Россия тратит на содержание госаппарата, спецслужб и правоохранительных органов 25% бюджета, тогда как США — 3%, а Германия — “целых” 5%.
     Зато в 2010 году резко сократятся расходы на национальную экономику. Будут уменьшены расходы на развитие транспортной системы, практически прекратится финансирование дорожного хозяйства, гражданской промышленности и энергетики. По замыслу разработчиков бюджета, к 2010 году в стране наступит транспортный рай. Или ездить будет некому и некуда.
     Притчей во языцех стала рекомендация Всемирной организации здравоохранения выделять на охрану здоровья не менее 5% расходов государства. Сегодня денег в стране более чем достаточно, и все равно на охрану здоровья выделено всего 206,4 млрд. рублей или 3,8% расходов бюджета. Поразительно, но на развитие “ведомственной медицины “силового” блока” (именно такая формулировка звучит в бюджете) выделяется в среднем 43,6 млрд. рублей в год, или более 20% всех ассигнований на здравоохранение! При том что люди в погонах составляют не более 3% жителей страны.
     
     ЭКСПЕРТ “МК”, Михаил ДЕЛЯГИН, руководитель Института проблем глобализации:
     — Не следует забывать, что официально прогнозируемая инфляция на предстоящие три года должна составить около 21%. И расходы на соответствующие бюджетные статьи следует рассматривать и под этим углом. Тогда получается, что ниже среднего уровня, практически на уровне инфляции (или чуть больше), вырастут расходы на образование (22,7%) и здравоохранение (33%). А часть социально значимых расходов по категориям роста выглядит вообще как парии: помощь регионам со стороны федерального центра (межбюджетные трансферты) — рост на 11,6%, национальная экономика — 9,5%. Но даже на этом фоне финансирование культуры выглядит чудовищным: в 2007 году государство выделило на нее 67,8 млрд. рублей. А в 2010 предусмотрело меньше и этой цифры — 67,5 млрд.
     
     Понятно, что Кудрин не сам определяет экономическую политику. Но на нем особое бремя — в конце концов, именно Минфин цифрами демонстрирует, куда катится страна.
     Из бюджета видно, что нас ждет углубление монополизации во всех сферах экономики. Если три-четыре года назад 80% ВВП производили приблизительно 1200 компаний, то в прошлом году их число снизилось до 500. Растущий произвол налоговиков подтолкнет частичный уход бизнеса обратно в тень, в которой и так находится до 50% экономики. Усиление государства в различных секторах экономики с расширением перечня таких секторов лишит эти производства конкуренции и, как следствие, притока технологических и продуктовых инноваций.
     Расходная часть будущего бюджета дарит нам один неоспоримый плюс. В случае снижения нефтегазовых доходов уже понятно, какие траты сокращать в первую очередь и где искать дармоедов, присвоивших себе все, что оставили нам предки.

Делим Стабфонд и расходимся

     Как и многое в политической и экономической жизни последних лет, Стабфонд становится еще одной элегантной схемой по обогащению чиновников. При создании Стабфонда особо подчеркивалось, что “народная заначка” создается для выплаты внешнего долга, создания резерва на случай ухудшения нефтяной конъюнктуры и стерилизации излишних денег, поступающих от реализации подорожавшей нефти. Потом к этим задачам добавили еще одну — финансирование дефицита Пенсионного фонда России (ПФР). До 2006 года все шло хорошо: цена отсечения, все доходы свыше которой направлялись в копилку, составляла $20 за баррель, деньги постепенно накапливались, пенсии выплачивались.
     Вопросы начались в прошлом году. Нефтяники сумели продавить решение о повышении цены отсечения до $27 за баррель, порядок размещения средств так и остался непрозрачным. Ведь мы до сих пор не знаем, на каких условиях куплены ценные бумаги иностранных государств, каким будет дисконт при досрочной продаже, сколько страна заплатит комиссионных.
     Впрочем, эти вопросы можно забыть. Как сказал Путин, “сегодня характер экономических задач требует корректировки функций и структуры Стабилизационного фонда”. Корректировка выразилась в том, что часть нефтегазовых средств будет поступать в бюджет, часть останется в Резервном фонде, аналоге Стабилизационного, а еще одна часть составит основу Фонда национального благосостояния, средства которого будут напрямую вбрасываться в экономику. В первую очередь речь идет о покрытии дефицита ПФР. Внесем ясность: более половины средств бюджета российской пенсионной системы поступает из федерального бюджета. Для сравнения: в Германии, стране, лидирующей в Европе по численности пенсионеров, средства государства в пенсионном бюджете составляют не более 25%.
     В ближайшие три года в среднем по 20% федерального бюджета будет уходить в ПФР. И после этого можно ли заявлять: “Если своевременно принять необходимые меры, никаких кризисов пенсионной системы не будет”. Да ухудшится нефтяная конъюнктура — и кризис случится моментально.

Путин уходит

     Все разговоры о третьем президентском сроке — не более чем набивание цены грядущего ухода. Действующая команда ни на час не задержится в своих кабинетах. Запад с восторгом воспримет факт смены власти, что очень важно для нынешней элиты. Запад для уходящих вслед за президентом коррупционеров — это спокойная жизнь с утренним кофе и круассанами, это счета с миллиардами долларов, украденных у собственной страны, это бизнес и недвижимость, приобретенные на не выплаченные военным, учителям, пенсионерам деньги.
     В последнее время все зарубежные поездки правительственных и кремлевских чиновников сводятся к лобовому лоббированию интересов различных бизнес-групп. Причем официальные лоббисты уже давно не работают за откаты: они стали полноправными, но пока неофициальными членами структур, чьи коммерческие проекты они продвигают.
     И пусть никого не смущает временное ускорение роста ВВП и промышленного производства. Это всего лишь предпродажная подготовка активов для последующей реализации. Российские государственные коммерсанты уяснили, что работающее производство можно продать гораздо дороже, чем простаивающее.
     Однако удовольствие это не из дешевых. Не случайно корпоративный валютный долг трех крупнейших госкомпаний уже перевалил за $300 млрд. Больше, чем весь бюджет страны на будущий год. А кто будет расплачиваться по этим долгам? Менеджеры корпораций, которые набрали займов, как собака блох, спокойно уйдут на досрочную пенсию. А отвечать по их обязательствам, случись что, будет государство, то есть мы с вами. Какой уж тут бюджет…
     
     ЭКСПЕРТ “МК”, Михаил ДЕЛЯГИН, руководитель Института проблем глобализации:
     — На развитие экономики выделяются вроде бы немалые средства. Но если посмотреть, что значительная часть денег закладывается на увеличение уставного капитала госкорпораций, то становится понятным, что реальной экономике от этого пирога мало что достанется. Так, к примеру, именно на эти цели государство намерено потратить (только по наиболее крупным корпорациям) 334,3 млрд. рублей. Значительная часть этих средств пойдет на раздувание административного штата, строительство офисов, загранкомандировки, лимузины. Но большая все же будет разворована тем или иным способом. Ведь для государственных компаний госсредства являются дармовым ресурсом, который можно расходовать крайне неэффективно. Классический тому пример — Бурейская ГЭС, которая не нашла потребителей и теперь экспортирует электроэнергию в Китай по цене в 2,9 цента за кВТ/ч при оптовой цене внутри КНР в 4 цента. Достроенная за госсредства и находящаяся в собственности акционерной компании, эта ГЭС сейчас по сути дотирует китайские производства для экспорта их продукции в Россию. Мы дотируем тех, кто нас же вычищает с рынка.



Партнеры