Английский хулиган напишет книгу о российских фанатах

Он написал десятки книг, в которых рассказал всю правду о футбольном хулиганизме, и в один момент стал самым популярным пишущем о футболе автором. Причем не только в Англии – во всем мире.

22 мая 2007 в 18:10, просмотров: 1314

Футбольные фанаты цитируют его и обсуждают новые книги, узнавая себя в персонажах. Речь, если вы еще не поняли, о Дуги Бримсоне – первом знатоке того, что принято называть околофутболом.

Меня часто спрашивают, - рассказал Бримсон во время встречи с корреспондентами «МК»,- что дает мне право писать о русских футбольных хулиганах. Отвечаю: у меня нет такого права, и если кто то это сделает лучше меня, буду только рад. Но я очень надеюсь, что это будет моя лучшая книга, прочитать которую захотят не только в России, но и во всем мире. Моя работа будет направлена не только на хулиганов и охватит гораздо больше, чем беспорядки на ваших стадионах.

Узнать в этом крепком лысом человеке футбольного болельщика довольно просто – взгляд с прищуром, крепко сбитая фигура, манера одеваться. Он словно сошел с экрана из фильма о футбольных хулиганах. Именно таким представляется Билли Эванс  - главный герой одного из самых удачных романов Бримсона «Самый крутой», в котором предводитель футбольных хулиганов обвел вокруг пальца всю полицию Европы и сумел выйти сухим из воды. В общение Бримсон раскован. Да, быть может пытается держать себя в рамках, но при этом предельно откровенен. «Я пишу исключительно для себя». Как вам такое заявление? А: «Будет здорово, если удастся завоевать американский рынок. Да, у них нет культуры боления, но это огромные деньги»? Честнее не придумаешь. Нас же само собой интересовали в первую очередь не продажи его книг в США, а его отношение к России. 

- Мистер Бримсон, кто ваш читатель? Вы пишете для узкого круга или ваше творчество рассчитано на широкий круг читателей?

 - Я пишу для себя и только о том, что мне самому было бы интересно прочитать. Я одновременно удивлен и рад, что мои книги пользуются популярностью.

 - То есть вы стали писать потому что не могли найти ничего подобного в существующих книгах?

 - И до меня много писали на эту тему. Причем писали именно хулиганы, которые рассказывали о себе. Я же пытаюсь выразить свое мнение и свой взгляд на происходящее. Я могу говорить только за себя. Понимаете, все книги, которые мне были интересны, я уже прочитал, а те, что я хотел бы прочитать еще не написаны. Например, я бы с удовольствием познакомился с книгой о культуре фанатов «Миллуола» - самых агрессивных в Англии, но такая книга никогда не выйдет в свет. Если они выпустят такую книгу, то пропадет тайна «Миллуола», а допустить подобное они не могут. Тайна – это оружие.

 - А вы не боитесь, что написав о русских фанатах, разрушите нашу тайну?

- (Смеется.) Нет. Я еще не знаю, что это будет за книга и о чем. Мне интересна и ваша футбольная культура, и сама страна. Надо подумать, как соединить как совместить историю России с историей хулиганизма. Это должно быть интересно не только хулиганам, но и всем любителям футбола. Читать книгу, в которой просто говорится о том кто куда поехал и с кем подрался скучно. Мне нужно заслужить право рассказать о русских, и сделать это можно только написав лучшую книгу на которую я способен.

- Насколько вы поняли культуру русских хулиганов, и как она связана с национальной историей?

 - Я все больше убеждаюсь в том, что российские и английские фанаты очень похожи. Они даже одеваются одинаково, обладают схожим темпераментом. Мне все больше хочется написать о русских. О фанатах Испании, Германии, Франции я уже писал в книге «Фанаты».  Мне это больше не интересно. В России же есть загадка, и мне это интересно. Я не собираюсь критиковать русских фанатов, это будет пророссийская книга.   

 - Отдаете ли вы себе отчет, что ваших книгах (например в романе «Самый крутой»), воспевается некая романтика хулиганизма, и подростки (а в России средний возраст тех, кто называет себя хулиганами значительно ниже, чем в той же Англии) могут неправильно вас понять?

 - Я это понимаю. Но «Самый крутой» - это художественная литература, и я был вынужден отойти от привычного стиля. Там говорится о саморазрушение, о сложном пути, который проходит главный герой. Моя задача – просто рассказать историю, а персонажи в романе должны быть положительными и отрицательными. Это не реальные люди, а собирательные образы, которые я создаю на основе личного опыта. Я, участвуя в написание сценария к фильму «Хулиганы зеленой улицы», много думал над тем, какое впечатление может произвести эта картина на молодежь. В первую очередь в Америке, где еще не сформировалась фанатская культура. И фильм, который все увидели, очень сильно отличается от моего сценария. Именно из-за этого я перестал работать над этим проектом. Само сообщение, которое должен нести фильм было искажено. Я уже не мог контролировать этот процесс. Я хотел сделать фильм, порицающий хулиганов, а он превратился в прохулиганский.     

 - Нам довелось побывать на премьере одного фильма о футбольных хулиганах. Там собрались болельщики разных клубов, а перед показом много говорилось о вреде хулиганизма. Но как только на экране началась первая сцена с насилием, зал начал одобрительно аплодировать. Так вот имеет ли смысл пытаться донести что-то до зрителя, если каждый берет для себя то, что считает нужным?

 - Независимо от того, о чем снимается фильм или пишется книга, есть сообщение автора. Помните «Бойцовский клуб»? Этот фильм каждый воспринимает по-своему. Это картина о людях, которые хотят бороться, драться с кем то. Это очень умная картина, но я это понял только после второго просмотра. Хотя, конечно, каждый берет то, что ему ближе. Но я хочу вложить в книги свои мысли, и по возможности донести их до читателя.

- Вы сказали, что в Америке еще не сложилась культура хулиганизма. Значит ли это, что в скором времени это может произойти?

 - Американцы очень хотят, чтобы футбол стал популярным. Их задача – зарабатывать деньги. Единственная причина популярности в США женского футбола – постоянные трансляции на телевидение, но показывть его начали только из-за тог, что им просто был необходим хоть какой то спорт, в который могли бы играть женщины. Бейсбол черезвычайно популярен, но в него играют только мужчины, тоже самое с американским футболом. Понимаете им не важно, что в футбол играют во всем мире, им важно, что это общедоступный вид спорта, который может привлечь дополнительную телеаудиторию.

 Что касается хулиганизма – то в Америке много имигрантов: поляки, шотландцы, ирландцы... Вот между ними и возникали на стадионах разногласия. Но это никогда не перетекало в насилие.

Однажды на меня обиделись, когда я назвал мексиканца мексиканцем. Сказали, что надо говорить латиноамериканец.У американцев отсутствует самосознание. Вся их культура основана на хип-хопе – музыке чернокожих и скейтборде. Но многим это не подходит. И тут появляются книги о футбольных хулиганах, рассказывающие о новой культуре, включающей в себя и музыку, и спорт, и общение, понятия братства и дружбы. Конечно, в чем то это напоминает шизофрению, но есть люди, которые скажут: мне это подходит. Вот после этого возникает риск, что в Америке появятся настоящие хулиганы. Например уже существует определенное противостояние между Вашингтоном и Детройтом. Что они не поделили – я не знаю, но уже были случаи, когда футбольные фанаты из Детройта приезжали в столицу , где их не встречала полиция, а они были предоставлены сами себе. В итоге не обошлось без насилия. Если этот процесс начался – его уже не остановить. Это очень опасно.

- То есть проблема хулиганизма связана исключительно с футболом или, как его называют в США, соккером?

 - Нет, ни в коем случае. Есть хулиганские группировки и у баскетбольных, и у волейбольных клубов. В Хорватии очень этим озабочены. В Англии, например, крепнет фанатское движение в регби. Есть схожие проблемы в крикете. Но все эти люди являются и футбольными фанатами, но хулиганство может развиться в любом виде спорта, где есть противостояние команд. После футбола у меня на родине больше всего проблем полиции доставляют фанаты бокса. Эти люди разъезжают за своими любимцами по всей стране и стараются разобраться с теми, кто болеет за другого боксера.

- В каких странах лучше всего продаются ваши книги?

 - По объемам продаж Россия идет сразу за Англией. Не знаю почему. На третем месте США, за ней Хорватия, а пятое место Делят Германия и Италия. Надеюсь, что Америка выйдет на первое место – это очень привлекательно с точки зрения прибылей. А чем больше у меня будет денег, тем скорее я смогу вообще не писать, а заняться тем, что мне действительно нравится. Например, кататься на своем любимом мотоцикле.

- Ваш роман «Кое что о Билли» сильно отличается от остальных книг. Это некий «Дневник Бриджит Джонс» в мужском исполнение...

- Я хотел написать о самом обычном человеке, рассказать о его проблемах и заботах. Я уже планирую написать продолжение, а в следующем году по этой книге будет снят фильм.

 - От вас нередко может услышать критику в сторону полиции. А силовые структуры не используют ваши книги как пособие борьбы с хулиганами, ведь это могло бы им помочь  понять психологию фанатов?

 - Вряд ли прочтение моих книг поможет полиции. Такие истории можно услышать в любом британском пабе. Я много раз говорил, что проблему с хулиганами, которая в Англии существует уже 47 лет, можно решить только вступив в переговоры с фанатами. Почему полиция не хочет учиться? В Англии спрашивают и слушают не тех людей. Если вы хотите понять как искоренить воровство, то стоит поговорить с вором. Многие компании, разрабатывающие противоугонные системы, общаются с угонщиками. Это естественно. Но с хулиганами никто не говорит. Почему? Я не знаю. Видимо им легче тратить миллионы на обеспечение безопасности, чем встретиться с фанатами.

 

 



Партнеры