Вас здесь не стояло!

Викторина для прокуратуры: сколько раз сотрудники ДПС нарушили закон

23 мая 2007 в 20:00, просмотров: 961

Место для автомобиля Владимира А. нашлось на Моховой — припарковать неприметные “Жигули” удалось так, чтобы они не мешали другим. Помня о свирепых эвакуаторах, рыскающих по улицам в поисках жертв, Владимир А. обследовал прилегающую местность на предмет наличия знаков, запрещающих стоянку, убедился в их отсутствии и с чистой совестью удалился.
Спустя час вечером 4 мая года нынешнего от его автомобиля простыл и след…

Ищи ветра в… поле чудес

— Не волнуйтесь, — успокоила дежурная тетенька из службы “02”. — Ваш автомобиль скорее всего эвакуировало подразделение ГИБДД, которое на улице Дурова.
В ГАИ на указанной улице пожали плечами: не трогали мы ваше имущество… Ищите в 1-м отделе ДПС на спецтрассе.
В отделе на спецтрассе “явке с повинной” Владимира А. обрадовались.
— Вот вам, голубчик, постановление о штрафе, — ухмыльнулся инспектор ДПС товарищ Цепляев. — Распишитесь.
— А протокола не будет, что ли?
— Будет, — согласился Цепляев. — Вынес постановление, а теперь составлю и протокол.
Прежде чем оставить свою подпись в наспех скроенном протоколе, Володя размашисто в нем написал: ПДД не нарушал, прошу рассмотреть дело в присутствии защитника.
Цепляев возмутился: какого еще такого защитника? Перебьешься.
Приятель Владимира, оказавшийся в тот вечер рядом, с любопытством наблюдал за происходящим у дежурной части, а когда понял, что его как свидетеля “нарушения” явно игнорируют, подал голос. Но как “лишний свидетель” он вызвал безудержное раздражение Цепляева и потому в мгновение ока был выброшен за дверь.
— Ну теперь-то я могу забрать машину со стоянки? — робко поинтересовался Владимир и предъявил комплект “шоферских документов”.
Цепляев покосился:
— По рукописной доверенности — нет. Только по нотариально заверенной! Таков закон.
На вопрос, какой же это закон, Цепляев почесал, видимо, немытый затылок, но ответить не смог.
Поскольку нотариальная валялась в бардачке автомобиля, Володе пришлось нанимать такси и ехать на Грайвороновскую, где за забором спецстоянки мирно покоились арестованные “Жигули”.
Высунув язык на плечи, глубокой ночью он доставил Цепляеву заветную бумажку, взамен получил разрешение на воссоединение со своими “Жигулями” и снова отправился на Грайвороновскую — за машиной…

Борьба со злом по-российски

Сидя в такси, по дороге на спецстоянку Владимир А. внимательно изучил полученную от Цепляева пачку документов и узрел, что машина его, оказывается, стояла вовсе не на Моховой, а, как следовало из протокола, на Манежной.
Выходит, машины эвакуируются не с того места, где действительно мешают, а с того, где их проще зацепить. Важно ведь отчитаться по цифрам, по плану — сделал для себя первый важный вывод Владимир А.
Второе открытие потрясло его не меньше: понятым, как следовало из протокола задержания автомобиля, выступал лично инспектор ДПС товарищ Цепляев, которого на месте задержания автомобиля не было — он тем временем в дежурной части подразделения раздавал налево-направо постановления, выставлял за дверь свидетелей (утверждая, что в ночное время возле него больше двух человек собираться не должно!) и требовал нотариально заверенные доверенности.
Прямо мираж…
Удивился Владимир А. и вовсе полной несуразице — возложенной на него обязанности (если хочешь вернуть себе автомобиль) доказывать в дежурной части ГИБДД, что причина задержания автомобиля устранена, то есть что он больше никому на Моховой (читай — Манежной) не мешает и потому подлежит возврату. Это же и так очевидно — автомобиль эвакуирован ведь!
“Странно, — терзали Владимира крамольные мысли, — пытались ли столичные власти подсчитать, сколько взамен одной эвакуированной машины они организовали дополнительных поездок по городу всех жертв эвакуации? Ведь если каждый лишившийся таким образом автомобиля (а таких в сутки бывает до 300!) совершил на такси вояж от места эвакуации к ГАИ, от ГАИ к другому ГАИ, от другого ГАИ к стоянке, от стоянки назад в ГАИ и снова от ГАИ к стоянке, дороги принимают на себя нагрузку в виде более чем одной тысячи автомобилей, совершающих маловразумительные, никому не нужные поездки и активно участвующие в создании пробок!
Вот уж воистину: борьба со злом по-российски.
Но ответа на них так и не нашел…

Восемь вопросов прокуратуре

Поутру, на свежую голову, Владимир А. подсчитал, сколько же раз сотрудники милиции в ответ на одно якобы совершенное им нарушение сами высморкались на закон.
И ужаснулся…
Дабы прокуратуре легче было разбираться в этом и аналогичных ему (а таких, надо полагать, сотни!) недоразумениях, нижеприведенную шпаргалку, уже превращенную в жалобу, прокурорские работники вполне могут взять за основу.
Итак.
1. В службе “02” Владимиру А. обязаны были дать номер телефона единой справочной, располагающей информацией обо всех эвакуированных автомобилях. Указанная служба отправила Владимира А. на самостоятельные поиски временно утраченного имущества.
2. Инспектор ДПС Цепляев в нарушение требований глав 28 и 29 КоАП РФ сначала вынес постановление о штрафе, а только потом составил протокол. Иными словами, сначала приговорил к “расстрелу”, а только потом взялся рассматривать “дело”.
3. Инспектор ДПС Цепляев в нарушение требований статьи 25.1 КоАП РФ (гласящей, в частности, что лицо, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, вправе пользоваться юридической помощью защитника) отказал Владимиру А. в удовлетворении его письменного ходатайства о защите.
4. Отказывая в удовлетворении вышеуказанного ходатайства, инспектор ДПС Цепляев в нарушение требований 24.4 КоАП РФ, гласящей, что решение об отказе в удовлетворении ходатайства выносится в виде письменного определения, бумагу марать не стал. Он отказал молча…
5. В нарушение требований Гражданского кодекса РФ, и в частности статьи 185, инспектор ДПС Цепляев потребовал предоставить ему нотариально заверенную доверенность, притом что ГК РФ не возлагает на граждан обязанность заверять доверенность у нотариуса при передаче кому-либо права пользоваться, владеть и даже распоряжаться транспортным средством. Уже в каждом подразделении ГАИ знают, что по рукописной доверенности машину можно не только представить на техосмотр, забрать со стоянки, снять с учета, но даже продать или купить!
6. В нарушение требований статей 25.6 и 28.2 КоАП РФ инспектор ДПС Цепляев отказался опросить в качестве свидетеля приятеля Владимира А., но не отказал себе в удовольствии выставить оного за дверь.
7. В нарушение требований статьи 25.7 КоАП РФ, гласящей, что в качестве понятого может быть привлечено любое незаинтересованное в исходе дела лицо, в протокол о задержании “Жигулей” в качестве понятого оказался вписан сам инспектор ДПС Цепляев! То есть лицо, в силу своих должностных обязанностей абсолютно заинтересованное в исходе дела!
8. Говорить о том, что один и тот же инспектор ДПС (товарищ Цепляев) не вправе был сам же дело возбуждать, собирать по нему доказательства и лично оценивать их, ибо нарушал важнейший принцип административного производства (закрепленный статьей 24.1 КоАП РФ) — объективного рассмотрения дел, не будем — материя слишком тонкая для ГАИ.
Заметим лишь, что на одно нарушение (а было ли оно, кстати?), совершенное Владимиром А., сотрудники милиции ответили с перевыполнением плана — почти десятком своих…
Сколько их — таких дел по городу?
Знать бы…

P.S. Редакция располагает диктофонной записью переговоров инспектора ДПС Цепляева и Владимира А., а также материалами дела и готова предоставить их всем заинтересованным компетентным органам, и в первую очередь прокуратуре города Москвы.



Партнеры