Россия Лугового не отдаст

Хотя бы потому, что Британия отказывала Москве 17 раз

23 мая 2007 в 20:00, просмотров: 197

Официальный запрос о выдаче Андрея Лугового, обвиненного по делу об убийстве Литвиненко, передадут российской стороне до конца недели — как только будет подготовлен перевод запроса на русский язык.

Как сообщает The Guardian, “дело против Лугового основывается на полицейском расследовании следа полония-210, который протянулся на 1560 миль из Москвы до Лондона и обратно”. Издание утверждает, что Луговой вместе с еще несколькими россиянами встречался с Литвиненко. “Наливая раствор, содержавший полоний, в чайник Литвиненко в лондонском отеле Millenium, убийца, по-видимому, заразился сам. Потом он оставлял след радиации, куда бы ни шел, — в ресторанах, номерах отелей, в такси, в аэропортах. Когда он пожимал руки, прикасался к электрическим выключателям, открывал портфель или передавал банкноту, он распространял полоний”.
Требования британцев выдать Лугового правосудию основываются на том, что Россия в 2001 году присоединилась к Европейской конвенции об экстрадиции от 1957 года. Кстати, как пишет The Times, хотя “Британия и Россия подписали конвенцию Совета Европы об экстрадиции, это имеет небольшой эффект. Британия выдвигала ранее один запрос об экстрадиции, отвергнутый Россией. У России есть 17 запросов об экстрадиции, в которых отказано Британией”. Долг, как говорится, платежом красен...
Британские газеты единодушны, утверждая, что отношения между двумя странами из-за отказа России выдать Лугового доведены до самой низкой отметки со времен “холодной войны”. Вдобавок газеты прогнозируют ухудшение не только дипломатических, но и торговых отношений между Британией и Россией.
Андрей ЯШЛАВСКИЙ.

Андрей ЛУГОВОЙ: “Я и члены моей семьи в Британии подверглись радиационному нападению”

В среду днем “МК” удалось созвониться с Андреем Луговым и получить от него комментарий в отношении выдвинутых Королевской прокуратурой Великобритании обвинений.
— Андрей, каковы ваши дальнейшие планы?
— Я уже сказал, как отношусь к происходящему, и пока мне добавить больше нечего. Я считаю, что это обвинение, безусловно, имеет политическую подоплеку. Я не убивал Литвиненко, не имею никакого отношения к его смерти и обоснованно могу выразить недоверие к так называемой доказательной базе, собранной британским правосудием.
— Вы заявили, что в ближайшее время сделаете заявление, которое станет сенсацией для общественного мнения Великобритании и сможет кардинально изменить оценку событий, которые происходили в последние годы в этой стране вокруг отдельных персоналий российского происхождения. Что вы имели в виду и когда это произойдет?
— Давайте не будем пока гадать и опережать события. Я со своими адвокатами сейчас работаю над этим заявлением. И долго мы тянуть не будем. Вы все узнаете в понедельник, максимум во вторник.
К тому же мы пока не получали никаких официальных бумаг из Лондона, а знаем все только из прессы. Нас же могли спокойно вызвать в Лондон и обо всем рассказать там, даже арестовать. Но этого почему-то никто не стал делать. Ведь даже если бы мы отказались приехать, англичане оставались бы в выигрышном положении. Значит, кому-то выгодно, чтобы все происходило именно так. Из меня много месяцев ряд западных, и в том числе британских, СМИ и некоторые бывшие политические деятели целенаправленно и системно создавали образ коварного отравителя. Но я всегда считал, что британское правосудие будет выше подобных домыслов. Теперь молчать нет смысла.
Более того, я считаю себя потерпевшим. Я и члены моей семьи на территории Британии были подвергнуты радиационному нападению.
— Как вы думаете, почему обвинение предъявили только вам? Ведь до этого много говорили и о Дмитрии Ковтуне, и о некоем незнакомце азиатской внешности, которого видели в аэропорту рядом с Ковтуном.
— Это тоже еще предстоит понять и проанализировать. Именно этим мы и собираемся в ближайшее время заняться. И опять тут все упирается в обвинительное заключение, которого мы пока просто не видели.
Олег ФОЧКИН



Партнеры