Сербы обокрали Варвару

Мимо поп-дивы “пролетела и спела” большая прибыль

24 мая 2007 в 20:00, просмотров: 970

  Жгучая брюнетка с взлохмаченной прической, в длинных черных перчатках, с пышной грудью в откровенном декольте и облегающем каждый изгиб тела блестящем платье до пят, устало и томно, в стиле “вино и мужчины — моя атмосфера” поет “Teci mi kroz vene”, и ты… падаешь со стула. Потому что то же самое, но без томности в глазах, а с зажигательной славянской удалью задорно запевала и отплясывала наша Варвара — “Летала да пела”.
     
     Не только в России перепевают чужие песни. “Перепевки” — очень расхожий “жанр” в поп-музыке вообще. Guns’N’Roses перепели Knockin’ On Heaven’s Door Боба Дилана, Duran Duran сделали из луридовской Perfect Day настоящий всемирный хит, Мадонна смакует сэмплы АВВА и т.д. Называют это либо каверами, либо трибютами, либо ремейками. У нас есть даже короли ремейков… Редко, правда, когда за границей перепевают что-нибудь из нашего, больше мы — из “ихнего”. А тут вдруг сербская певица Драгана Миркович в своем альбоме Luce moje спела Teci mi kroz vene, которая оказалась кавером Варвариной “Летала да пела”. Варвара, однако, отнюдь не в восторге…
     — Варвара, ты знала, что тебя перепели за границей?
     — Ни сном ни духом. Случайно узнала. Нам эту информацию “слили” добрые люди, и, честно говоря, я в это не сразу поверила. Решила, что кто-то прикалывается. Но когда нам прислали альбом и я послушала, то даже растерялась. Просто даже испытала шок. Обычно ведь это у нас любят чьи-то песни перепевать. Я, правда, сама такого никогда не делала, чтобы не связываться со всеми этими авторскими правами — одна головная боль. А теперь сама попала в такую историю со своей песней “Летала да пела”, которую перепела сербская певица.
     — Но тебе понравилось, как она перепела?
     — В сербском варианте песня звучит достаточно интересно. Ведь для нас сербский язык — немножечко экзотичный. Но что касается аранжировок и подпевок, то люди даже не удосужились придумать что-то свое. “В ноль” все снято и скопировано, за исключением, может, нескольких звуков, которые они, наверное, не сумели достать.
     — Разве плохо, что твою песню перепели в какой-никакой, но загранице?
     — Я, честно говоря, не знаю, как к этому относиться. Мы будем обстоятельно разбираться. С одной стороны, это, наверное, приятно. Это подтверждает, что песня-то моя на самом деле — хит. А я, между прочим, с ней два года назад хотела ехать на “Евровидение” и была уверена в ее успехе. Но поехала, как помнишь, не я…
     — Да, помню. Это был Киев в 2005-м, и мы тогда заняли 15-е место с антиамериканской песней-плевком от композитора Дробыша. Смешно, да? А теперь вот антироссийский плевок от Сердючки занял второе место… Такая загогулина, однако…
     — Хи-хи. Да, ты смотри, а я даже как-то не подумала такую параллель провести. Смешно, действительно… Думаю, “Летала да пела” в Киеве оказалась бы намного успешнее. Ну да ладно, чего уж прошлое поминать. Зато теперь она стала популярной не только в Сербии, но и в примыкающих к ней Балканских странах. Она там очень хорошо крутится. Мы проверили. Даже рингтоны продаются. Люди зарабатывают на этом деньги и хорошо себя при этом чувствуют. Мы ничего об этом даже не знали, и, естественно, наших кошельков и счетов это радостное обстоятельство тоже не коснулось.
     — Вот, оказывается, в чем причина гнева?
     — Должна же быть какая-то человеческая совесть, как я думаю! Хотя бы сообщить официально, что вот ваша песня выпущена. Я уж не говорю про то, чтобы спросить разрешения. Я бы совсем не была против. А что — песня-то хорошая, пусть звучит. Ради бога! Мы бы вместе могли сделать очень хорошую пиар-историю. Не скажу, конечно, что я теперь ночами не сплю, но есть обида и есть намерение в этой истории разобраться и потребовать, в случае чего, то, что нам причитается.
     — Но там же не присвоено авторство. На пластинке честно написан композитор — Олег Молчанов…
     — Написан-то он написан, а с какой радости? Ни я, ни мой продюсерский центр, владеющий правами на песню, никому никаких прав ни петь, ни писать не давали и не продавали. Мы не знаем, как эта песня там вообще оказалась. Вот с этим и будем разбираться.
     — А вы пытались выйти на контакт с этой Драганой Миркович или ее людьми?
     — Я думаю, что они сами выйдут с нами на контакт. Мы подключили юристов, которые будут этим очень серьезно заниматься. Я не думаю, что мы будем раздувать из этого скандал.
     — А в Сербии — еще один скандал. Обнаружили, что песня “Молитва” Марии Шерифович, победившая на нынешнем “Евровидении”, слямзена якобы с какой-то там албанской песни, не прошедшей национальный отбор в своей стране…
     — Я знаю об этой новости. Я послушала обе эти песни и как профессионал могу сказать, что там как раз мало похожего. Ну есть две-три ноты, аккорд какой-то, но это ерунда. Можно не обращать внимания. Таких “расхожих” секвенций можно найти на самом деле в каждой второй или третьей песне. Это не предмет плагиата.
     — Раз уж вспомнили “Евровидение”, не могу не сказать, что в Хельсинки нам в делегации России очень не хватало тебя — стойкой популяризаторши светлых идей “Евросонга”…
     — Ха-ха-ха. Ладно тебе — так уж и не хватало! На самом деле я, конечно, смотрела конкурс по телевизору. Это невозможно было не смотреть, потому что на самом деле там — часть моей души, и ты знаешь, какие у меня многолетние и прочные отношения со многими клубами “Евровидения” по всей Европе. Очень жалею, что в этом году я не смогла поехать со всеми, была на гастролях…
     — Ну и как тебе смотрелось издалека? Наша критикесса Марга Пушкина придумала тут по горячим следам новый термин — “фриковидение”…
     — Да? Смешно придумала. Но я на самом деле очень болела за Колдуна. И очень переживала, что он занял шестое место. Место, конечно, очень хорошее, достойное. Но он и его номер были выше этого места — однозначно! Думаю, что это все из-за Белоруссии. Потому что номер был достойный, Колдун выглядел просто профессионалом высшей пробы, пел он очень хорошо, двигался складно, и сам номер был настолько красив и безупречно срежиссирован, что, на мой взгляд, он вообще был лучший на всем конкурсе…
     — Во всех прогнозах он и был стабильно в тройке лидеров. Но про Белоруссию, которая, как камень — Муму, потянет их на дно, я предупреждал Киркорова еще в самом начале.
     — Да, получилась, в общем, такая досада. Тем более что и сама песня была абсолютно в стиле “Евровидения”, не в каком-то там “новом формате”, и очень хорошо туда подходила. А с Марией Шерифович я почему-то изначально была уверена, что она займет или первое, или второе место. Либо Колдун, либо она…
     — Английский комментатор говорил, что загар у Колдуна был такой ядреный, что желтая полоса от него не сходила с экрана до конца конкурса…
     — Хороший комментатор… С юмором.
     — А Сердючке с “Серебром” ты, значит, ничего не предсказывала?
     — Нет, не предсказывала. Да простит меня Верка Сердючка, но я даже не думала, что это будут какие-то первые места, хотя знала, что, конечно, она покажет что-то смешное и эксцентричное. Но я все-таки считаю “Евровидение” конкурсом песни, а не околомузыкальной клоунады. Абсолютно! По поводу девочек из “Серебра” скажу, что их песня мне понравилась изначально, еще в Москве, но я не видела, как они работают, и поэтому совершенно не надеялась, что они смогут так выстрелить. Песня была как раз из этих самых “новых форматов” и, на мой взгляд, не очень вписывалась в традиционную канву “Евровидения”. Но “стрельнула”, и думаю, что “стрельнула” больше из-за текста — острый язычок, откровенные образы. Думаю, это многих и зацепило.
     — А чего бы тебе, рослой и красивой блондинке с ногами, тоже не запеть там про ягодки, про попки, про бабки? А то все “Летала да пела”, сю-сю, му-му…
     — Ну я себе такого не могу позволить в силу того, что у меня все-таки есть дети. Ну и вообще… Скромная я… Но, кстати, я была удивлена, что девочки из “Серебра” еще и очень хорошо отработали. Чисто спели. Номер был отточен. Свет прекрасно поставлен. Тем более если учесть, что это был их первый выход на сцену вообще! Надо отдать должное Максу Фадееву, их продюсеру.
     — В связи с тем, что следующее “Евровидение” едет в Белград, а ты у нас — воплощение “славянскости” в попе, не собираешься сделать еще одну попытку?
     — Ну это смешно уже! Знаю, что ты сейчас опять скажешь мне про Анну Висси, которая “три раза”, и про прочих… Думаю, читателям про это будет уже смешно слышать. Поэтому я сейчас ничего об этом говорить не буду, а возьму тайм-аут.
     — Ну тогда стоит поехать в Белград хотя бы за своей долей к Драгане Миркович…



Партнеры