Шэрон Стоун спелась с Кайли Миноуг, а Сокуров отказался

Наши спецкоры передают с Каннского фестиваля

24 мая 2007 в 20:00, просмотров: 1144

  Шэрон Стоун вновь привлекла к себе внимание. На главном кинофестивале мира она отметилась тем, что редко снимала огромные очки в пол-лица, стараясь не показываться на публике без макияжа. Еще актриса порадовала публику, появившись на пляже в желтом бикини, своим телом доказав, что в 49 лет жизнь только начинается. Ну и спела вместе с Кайли Миноуг (на фото) на традиционной благотворительной вечеринке в помощь больным СПИДом.
     
     Последняя новость из Канн: Сокуров отказался приехать на фестиваль. Его фильм “Александра” про то, как бабушка приехала в Чечню навещать внука-солдата, с Галиной Вишневской в главной роли, покажут в конкурсе без режиссера. Официальная причина отмены визита — состояние здоровья. Официальные извинения если и были, то их услышал только директор фестиваля Жиль Жакоб, 4 тысячам аккредитованных журналистов пришлось довольствоваться сухой информацией от пресс-службы. Ходят слухи, что Сокуров отказывается почтить своим вниманием Канны по неким личным соображениям.
     
     Заметим, что из 33 великих режиссеров, снявших юбилейные короткометражки, не приехал лишь Ларс фон Триер, прочие же — от скандалиста Романа Поланского до 99-летнего Маноэля ди Оливейры почли за честь посетить юбилейный фестиваль. Ну и какой имидж после такого выступления Александра Николаевича будет у России? И сколько режиссеров отказывались приехать на крупнейший международный кинофестиваль за всю его историю?
     В хорошем же смысле русскую общину в Каннах всколыхнуло сообщение о том, что в качестве фильма-сюрприза в рамках официальных внеконкурсных показов в субботу будет демонстрироваться документальная лента Андрея Некрасова “Бунт. Дело Литвиненко”. Режиссер был близким другом погибшего, и фильм рассказывает о последних четырех годах жизни Литвиненко. После его смерти Некрасов уже снимал фильмы о нем: “Мой друг Саша: очень российское убийство” и “Как отравить шпиона”. Андрей Некрасов известен по скандальной ленте “Недоверие” про взрывы жилых домов в Москве с упреком в адрес ФСБ и властей.
     Каннские же вечеринки, как и каннские скандалы, не знают конца. Джуд Лоу был замечен на вечеринке журнала Playboy в компании с двумя столь любимыми Хью Хефнером блондинками. Свои руки с их талий он так и не убрал, так что остается открытым вопрос, как же он умудрился выпить шампанское. Выпивали шампанское и на вечеринке на вилле Murano, посвященной каннской премьере режиссерского дебюта Гаэля Гарсии Берналя “Дефицит”. Звездой вечера был все тот же Хавьер Бардем, который, похоже, один из немногих искренне получает удовольствие от своего каннского приключения. А вот приезд Шэрон Стоун не удался: она была замечена входящей в аптеку, правда, ни одного папарацци не было рядом.
     Что касается первых итогов фестиваля, в лидерах по-прежнему держатся два фильма, показанные в самом начале смотра. Румынская лента “4 месяца, 3 недели и 2 дня” Кристиана Мунгиу — история в духе каннских любимцев братьев Дарденн о подпольных абортах в социалистической Румынии, подробно описывающая все происходящее, и главное — душевные переживания двух героинь. Столько же баллов — 3,2 — набрали и вернувшиеся в настоящее кино братья Коэны с историей о путешествии чемоданчика с деньгами по штату Техас “Старикам здесь не место”. Кстати, критика говорит о том, что Анамария Марника, сыгравшая в румынской ленте, имеет все шансы на приз за лучшее исполнение женской роли — вместе с Марией Бонневи, сыгравшей в “Изгнании” Андрея Звягинцева. Сам же режиссер, по мнению критики, шансов на победу не имеет. Нам же кажется, что было бы забавно, если главный приз присудят Зои Белл, сыгравшей каскадершу в тарантиновском “Доказательстве смерти” (см. ее во вчерашнем номере “МК”). Зои, кстати, настоящая каскадерша, она дублировала Уму Турман в “Убить Билла” и вот теперь красуется на красной каннской дорожке вместо любимой блондинки Тарантино.
     Лента Квентина Тарантино получила весьма кислые отзывы, хотя сам режиссер в компании своих актеров и присоединившихся к ним Голди Хоун и Роберта Родригеса, которого все же позвали в Канны, был просто счастлив на собственной премьере. Тарантино вернул на фестиваль атмосферу радости и праздника, пусть даже с такой кровавой лентой. “Смертельное доказательство” обозвали лишним на фестивале среди фильмов, которые заботятся о человеческой душе. Да, иностранная критика любит позаботиться о чужих душах, не замечая темноты в собственных. Во всяком случае, радикальная по тону лента австрийского режиссера Ульриха Зайдля “Импорт Экспорт”, где он не просто критикует, а высмеивает и даже уничтожает обывательскую европейскую мораль, заслужила плохие отзывы, да и писали все в основном про ужасающую украинскую нищету, не осмелившись заглянуть в сытый австрийский мир, где души людей, по мнению режиссера, изуродованы благополучием.
     Неплохие шансы на награду имеет и Дэвид Финчер с триллером “Зодиак”, о котором “МК” уже писал. Закрывает список лидеров Джулиан Шнабель (режиссер “Баскии” и “Пока не наступит ночь”) с драмой “Скафандр и бабочка” о человеке, пережившем инсульт и пытающемся жить дальше и даже написавшем книгу.
     Была встречена восторженно и лента любимца Берлинале Фатиха Акина “Край неба”. История состоит из двух новелл, в первой рассказывается история турок, живущих в Германии, отца и сына. После драматичных событий, когда отец убивает свою любовницу, сын возвращается в Турцию. Вторая — о любви немки и турчанки-террористки, бежавшей из страны. В роли матери немки, которая противится связи дочери, снялась Ханна Шигула. После фильма режиссер ответил на вопросы:
     — Можно называть “Край неба” сиквелом “Головой об стену”, с которым вы недавно победили на Берлинском фестивале?
     — Это не сиквел, но его нужно смотреть как вторую часть “Головой о стену”, так как они оба затрагивают общие темы и являются частями трилогии о Любви, Смерти и Дьяволе. Темой первого фильма была любовь, второго — смерть. Это очень личные картины, они отражают наш мир и то, как я себя чувствую в этом мире.
     — Ваши фильмы политизированны...
     — Да, все они отражают политическую ситуацию в мире, конфликт Востока и Запада, который сегодня выливается во вторую “холодную войну”. Если раньше шла война между двумя мирами — капиталистическим и коммунистическим, то сегодня идет война опять же между двумя мирами — христианским и исламистским. Этот конфликт везде, и ни Германия, ни Турция его не избежали. Но в кино до сих пор этот конфликт не был отражен, и мне хотелось рассказать о нем, пусть в таком личном и субъективном ключе, но я пытаюсь отразить все противоречия, возникшие в современном мире.
     — О каких противоречиях вы говорите?
     — Например, в Турции те, кто раньше был в оппозиции к исламистам, сейчас протестуют и против европейского влияния. Это противоречие уже само по себе. Последний мой фильм — о том, что лежит за этими идеалами, политизированными образами и лозунгами. В фильме шесть персонажей, и каждый из них отражает разные идеологии, распространенные в Европе и Турции. Но вы заметили, что в итоге ни одна из них не преобладает.
     Правда, давно известно, что результаты Каннского кинофестиваля зависят от личности режиссера, возглавляющего жюри. Кто-то — как пару лет назад Квентин Тарантино, наградивший Майкла Мура, — устраивает из фестиваля настоящее феерическое шоу. Кто-то — как в прошлом году Вонг Карвай — раздает призы по принципу “чтобы никого не обидеть”, и фестиваль, честно говоря, выглядит тускловато. Нынешний президент, англичанин Стивен Фрирз, демонстрирует свое наплевательское отношение к статусу, расхаживая в свободное от судейства время в вытянутой футболке, мятых штанах и кедах без шнурков. Так что есть шанс, что он нас еще удивит.
     Мария ДАВТЯН, Татьяна ПИНСКАЯ, Канны.




Партнеры