Все будет хоккей

Михаил Задорнов нашел преднациональную идею России

25 мая 2007 в 19:30, просмотров: 462

  Отгремели фанфары чемпионата мира по хоккею. Лед на столичных аренах уж не горит, в Москве от жары плавится асфальт. Охладел и пыл горячих эстонцев, вырубающих на корню все не светское — советское. И лишь в роддомах по-прежнему жарко: будущие мамочки выполняют и перевыполняют указ президента, то бишь куют железо, пока горячо.
     Какая связь? Спросите у Задорнова.
     У нашего юмористического аналитика, как всегда, особое, но тем не менее популярное мнение. Сегодня Михаил Николаевич не смог молчать о хоккее, об Эстонии и о демографическом кризисе.

“Я знаю, почему наши не выиграли”

     — Ну и как вам, Михаил Николаевич, результаты минувшего чемпионата мира?
     
— Я давно заметил, что спорт отражает общее настроение в стране, поэтому всегда слежу за выступлением наших сборных. Особенно хоккейной. Если вспомнить стиль советской команды — коллективный, творческий, — то тогда хоккей был неким искусством, а не просто игрой. Если к этому добавить всегдашнее умение Запада тренировать мышцы, то и получится самое удачное сочетание. К сожалению, в 90-е годы мы все попали под пиар Запада, нам казалось: все, что делает Запад, — все замечательно. Кое-что действительно замечательно, но далеко не все. И мы стали плохо играть в хоккей, потому что стали подражать им во всем. Даже в названии лиги: у них НХЛ, у нас МХЛ — мол, мы тоже щи не лаптем хлебаем. Я вообще против того, чтобы слепо передирать и подражать Западу. Наверное, не один я так думал. И наконец были услышаны эти призывы, вспомнили гениального тренера Тарасова, гениального тренера Чернышова. И я вам скажу, что наша сборная ожила.
     — Действительно, многие заметили, что команда Быкова исповедовала в хорошем смысле советский хоккей — любо-дорого посмотреть.
     
— Более того, некоторые из наших сборников выступают в Канаде, и там они играют по той системе. А тут — вернулись и сыграли по-нашему. Классно, с патриотизмом. Причем не с шовинистическим патриотизмом, а с самым что ни есть искренним. И даже заплакали, когда проиграли матч финнам. Это говорит о том, в первую очередь, что они играли не за деньги. Деньги-то они заработают. Я вообще считаю, что наши хоккеисты Канаду должны расценивать как инструмент для зарабатывания денег. А в России у них чувство Родины должно просыпаться. И я низко кланяюсь нашим хоккеистам за то, как они играли. Ведь когда был матч с теми же финнами, я выглянул в окно — вообще людей на улице не было. Наши зажгли, они стали зажигалками — этого никогда не будет в нашей политике. Нет, конечно, дай бог, чтобы у нас в политике появились свои Чернышов с Тарасовым. Или такой, как сегодняшний тренер Быков, который сумел зажечь ребят. Ну проиграли — с кем не бывает. Фигурист великолепный может поскользнуться и упасть. И ведь это была мистика: шайба не попадала в ворота финнов. А потом какая-то вялая, опять-таки мистическая, заползла змеюкой в наши. Это было на уровне непонятности некой. Хотя лично я понимаю, почему небо не дало нашей команде выиграть.
     — Просветите, пожалуйста, Михаил Николаевич.
     
— Потому что любой победитель быстро становится проигравшим. Советский Союз победил в войне и проиграл на много лет вперед. И чем сильнее была раздавлена Япония атомными бомбами, тем стремительнее она развилась после этого. Если бы наши выиграли, мы бы все сейчас купались в эйфории. А так — нам дан путь, как нужно развиваться. Прежде всего в хоккее, в спорте. И абсолютно правильно, считаю, все делается сейчас. И молодежь сегодня снова прилипает к хоккею, снова потянулись болельщики к стадионам, снова зажженные сердца. Так что мне очень понравилась работа… нет, не работа — творчество нашей хоккейной сборной. Замечательные ребята! А к чему все это приведет? Послушайте, у нас был балет, хоккей и ветераны. В последние годы у нас остались только ветераны. Ветераны, к сожалению, уходят — на смену должен прийти хоккей. А потом вернется и балет, и космос. И национальная идея России. Но давайте начнем с хоккея.

“Алкоголизм — это проявление свободомыслия”

     — С хоккеем разобрались, давайте разберемся с Эстонией.
     
— По поводу Эстонии. Не надо на это реагировать. Мне как человеку, жившему в Прибалтике, очень тяжело не реагировать, но я себя сдерживаю. Потому что Эстония, Латвия, Польша — сейчас все начнут делать исподтишка гадости России, и моськи будут лаять на слона. Это первый признак, что Россия набирает силу, что ее начинает бояться Совет Европы и своих шавок науськивает против.
     — И что нам — молчать в тряпочку?
     
— Нам не нужны инвестиции, нам не нужны кредиты, у нас все есть в стране. И советская власть в свое время это доказала. Не надо смотреть на Запад — плевать, что они там говорят. Запад ненавидит нас тысячи лет. Ненавидит за то, что мы никогда не подчинялись их формуле — улыбки по Карнеги у нас не проходят, лицемерие это не проходит. Я вообще считаю, что Россия — гораздо более свободомыслящая страна, чем западные страны. И поэтому русские люди пьют. Потому что они не хотят быть рабами западного пиара. Объясню, что имею в виду. Когда человек напивается, он вообще работать не может. А значит, он и не может быть рабом. Алкоголизм — это проявление свободомыслия. Миром руководят торговцы. А наши люди не хотят жить под торгашами, они уходят в пьянство. Это своеобразная отдушина. Я видел многих алкоголиков, мыслящих гораздо интереснее, чем наши олигархи...
     — Так к чему вы призываете? К алкогольным маршам? Ведь Минздрав уже устал предупреждать.
     
— Нет, я на стороне алкоголиков, но не на стороне алкоголизма. Я призываю к тому, чтобы этот протест стал осмысленным. А тот же хоккей опять-таки показывает нам, что это возможно. Такое количество талантливых людей у нас — я думаю, мы можем гордиться нашей молодежью. Мы очень талантливая страна, но наш уход должен быть не в алкоголизм — нам надо научиться структурировать наши таланты по западным формулам. Знаете, я был недавно в “Мулен руж” в Париже. Ну потрясающая программа!..
     — Там очень много русских танцовщиц.
     
— Вот вы и все угадали — там 90% русских. И не румынок, которые косят под Восточную Европу, и не из Венгрии, а именно наших — из петербургского мюзик-холла. Ну это вообще! До половины второго никто не расходится, все кричат “браво!”, “бис!”. Вот формула нашего развития: западная форма и наше содержание, наша начиночка, наша задушевность. И тогда нам будут аплодировать так же, как “Мулен ружу”… Но вернемся к Эстонии. Не надо обращать на них внимания. Наша задача — развиваться: играть в хоккей, летать в космос, поднимать производство. Не обращать внимания на Евросоюз. Они будут шавкать, сейчас начнется снос памятников: Польша не может уступить Эстонии, они должны будут выдумать более серьезную гадость, им надо выслужиться перед Европой. Мы должны быть готовы. Когда я гуляю по Юрмале и на меня лают собаки, я не становлюсь на четвереньки и не лаю им в ответ. Не надо этого делать. Давайте терпеть и копить энергию для своей жизни.

“Чиновников нужно обязать иметь отношения с женщинами только в презервативах”

     — Михаил Николаевич, осталось только выяснить, что вы думаете о демографии.
     
— Да, к сожалению, мы попадаем под какие-то гипнозы — пошел разговор, что надо население в стране увеличивать. Я понимаю, идея на первый взгляд благородная. Но мне кажется, это страшная ошибка — то, как сегодня хотят ее воплотить.
     — Рекламные щиты видели, где женщина изображена с тремя детьми мал мала меньше, и надпись: “Твои рекорды нужны России”?
     
— Вот это ужасно, женщина ведь не телка. Такие плакаты можно в свинарнике повесить, в коровнике. Все-таки, если говорить о чиновниках наших, 70% из них большие негодяи. Им только укажи, и они тут же превратят разумную идею в уродство. Моя точка зрения — что надо увеличивать не количество людей, а качество. Если мы улучшим качество жизни, то количество людей увеличится само собой, захочется увеличивать число себе подобных. А таких, которые сейчас расплодились по стране, вообще меньше должно быть.
     — Это вы кого имеете в виду?
     
— В первую очередь — мелких торгашей, крупных торгашей. А чиновников вообще нужно обязать иметь отношения с женщинами только с противозачаточными. Они как-то должны вымереть, а с ними и их раболепство. Вот алкоголиков надо лечить, таких людей, добрых, должно быть больше. А чиновники должны вырождаться, надо им какую-то каверзу придумать, чтобы их стало меньше.
     — Но сами же знаете, что в России бюрократизм непобедим.
     
— Победим. Я только предлагаю вот что сделать. Я когда был на магнитогорском комбинате и увидел, что рабочие получают по 300 долларов, а олигархи имеют ружья по два миллиона для охоты в тайге, я, естественно, задал вопрос одному из финансистов Центробанка. Спросил: а можно сделать так, чтобы 80% прибыли шло на нужды предприятия: на зарплаты, на развитие, и только 10 или 20 оставалось хозяевам. Он мне сказал: элементарно, такой закон давно надо было издать. Тогда я спросил: а украдут? Конечно, украдут, говорит, но уже в пределах евростандарта, не каждый решится много украсть. Посмотрите, какой простой способ. Почему такой закон не издать? Чтобы хоть немножко торгашам стало менее вольготно. Ведь до чего дошло. На Рублевском шоссе женщина на деньги своего мужа покупает картины импрессионистов и дорисовывает их. Ей не нравятся попы Ренуара, она считает, что они слишком целлюлитные для ее рублевского мировоззрения. То есть на ее стенах вроде бы Ренуар висит, а целлюлитом напоминает ее собственную задницу. А в Италии я был, там мужик пришел в галерею и стал требовать, чтобы ему продали картину Караваджо: где на темном фоне отрубленная голова. Такой скандал устроил из-за того, что ему не продают. Стали выяснять, зачем он хочет купить картину, оказалось, он вышел из зоны, он очень любит пахана этой зоны, лицо пахана похоже на эту голову, и он хочет отослать ему на зону полотно Караваджо… Вы знаете, я сейчас ушел со сцены, но ко мне столько приходит интересных историй, я, конечно, буду об этом писать книжки. Но вообще я хочу выработать национальную идею России с помощью людей, которые мне присылают разные хорошие предложения. Например, один прислал мне на мейл: “Для того чтобы начать вырабатывать национальную идею России, надо убрать мусор во всей стране”. Пишет: вы же, мол, говорили, что надо привести в порядок балконы, и тогда придет порядок мышления. Так и в стране.
     — Но это его мнение. А ваша национальная идея на данный момент?
     
— Ну, это такая преднациональная идея. Сперва надо убрать мусор. Сделать так, чтобы леса не горели. Потому что если сгорят леса, незачем будет вообще говорить о развитии нашей страны. И автоматы в метро надо переделать так, чтобы они не били людей, а раскрывались перед ними. Тогда у нас будет страна открывающихся дверей, а не бьющих тебя по нижней части.
     — Вы, наверное, в метро давно не спускались — сейчас на многих станциях именно такие турникеты.
     
— Так я ведь давно уже об этом говорю.
     — То есть — ваша заслуга?
     
— Ну, будем считать, что прислушались к моему совету наконец. Я же несколько лет назад по телевидению говорил, что в этом есть унижение человека. Вообще, когда пишут “Выхода нет” в метро — уже мне не нравится. “Выход с другой стороны” пишите, и тогда будет ясно, что выход есть. Просто он немножко с другой стороны. Ну ничего, нащупаем.





Партнеры