Таганрог ударило шоком

Все силы брошены на поиск убийцы несчастных девочек

25 мая 2007 в 19:30, просмотров: 2622

  Это преступление потрясло тихий Таганрог. Еще 20 мая пропали две девчушки. На их поиски бросили все силы местной милиции. С каждым днем надежд становилось все меньше… И вот — страшный итог. В пятницу в Таганроге хоронили убитых изувером девочек: 3-летнюю Наташу Соболевскую и 8-летнюю Альбину Худякову.
     Спецкор “МК” передает из Таганрога.

     
     Во дворе дома, где жили девочки, стоят венки: от класса, в котором училась Альбина, отдельно — от школы, от соседей, от родственников. “Ангелочкам от папы и мамы”, — читаю ленту на одном из венков. Тут же в ведрах — живые цветы. Люди начали приносить их, как только в городе узнали об ужасной смерти малышек.
     — Куклу принесли из психоневрологического интерната, где я раньше работала, — показывает мама Оксана Соболевская. — На могилу поставлю. Они же девочки…
     И срывается в рев.
     Рядом две пожилые женщины в черном. Бабушки. Мама Оксаны и мама мужа Саши. И Оксана, и Саша — оба из многодетных семей, у каждого из них — по три старших сестры. Ближе к вечеру все собираются вместе, и двор превращается в настоящее женское царство. Щуплый Саша ходит среди женщин в черном совсем потерянный.
     С Оксаной они познакомились лет пять назад. У нее уже была дочка. Поженились. Для Альбины Саша стал родным отцом, она и называла его папой. Потом появилась Наташа.
     …В воскресенье 20 мая Саша с Оксаной приехали с рынка около двух часов дня. Собирались обедать. Но оказалось, что дома нет хлеба. Мать отправила Альбину в магазин. Младшая увязалась следом.
     — Они друг без друга жить не могли, — говорит крестная обеих девочек Виктория Несветайлова, старинная подруга Оксаны.
     Оксана приносит альбом с фотографиями. Листает:
     — Вот Альбиночка пошла в первый класс, вот она с директором школы. Платьице, бант… Не хуже, чем у других девочек… И конфеты покупали, и фрукты с рынка. Вот Наташа, видите, танцует. Это мы ей три годика справляли-и-и, — и снова ревет и сквозь слезы тянет слова.
     …Когда девочки вовремя не вернулись, родители решили, что они “зацепились” на детской площадке с качелями и горками. Есть такая чуть дальше за магазином. Потом пошли искать сами. Только часов в шесть-семь вечера обратились в милицию.
     Очередная соседка подошла и поставила в ведро охапку пионов. Рассказывает:
     — Бывает, иду с работы, захожу во двор, а они — навстречу: “Тетя Наташа, мы ваши цветочки полили!” И малая тоже что-то там лопочет.
     — Видите, как за моих деток говорят, — у Оксаны таганрогский выговор. И неожиданно продолжает: — Нам сказали, что деньги при них нашли. Те две десятки, которые папа дал им на хлеб и на минералку. До магазина они не дошли, их буквально около дома забрали.
     “Господи, ну какая разница, дошли они до магазина или не дошли”, — подумал я тогда.
     А потом понял. Они же смотрят и слушают все, что говорят про их девочек в новостях, видят, что пишут в газетах. В одной из передач сказали, что девочек увезли с детской площадки, а потом рядом с ними нашли две булки хлеба. А это не так! А значит, когда говорят, что мать непутевая, детей отпустила, искать пошла слишком поздно, тоже врут. И поэтому — эти ее постоянные повторы: что жили, дескать, не хуже других, конфеты детям покупали. Она оправдывается, хотя я и не думал ее обвинять. Оправдывается перед всем миром: не виноватая я!
     И я ей верю. С виду обычная семья. Небогатая, даже бедная. Но таких в Таганроге 95%. Если детей и оставляла, то рядом всегда была бабушка.
     — Надо запретить порнографию показывать, — вступает Леонила Георгиевна, мама Саши. — А то мозги уже совсем у людей съехали. Детям на улицу нельзя выходить.
     А вторая бабушка вспоминает:
     — Вчера вечером во двор голубок залетел. Потом второй. Потом они вместе вылетели через ворота. А у нас тут голубей не было никогда, только воробьи да вороны.

* * *

     Дом, где жили девочки, стоит на улице Греческой. В 50 метрах от одной из главных достопримечательностей Таганрога — старой каменной лестницы, ведущей к морю, Солнечному пляжу. На той же Греческой — дом, в котором умер император Александр I. Но бог с ним, императором. А еще от дома Соболевских 190 шагов до городской прокуратуры.
     Городской прокурор Шпенёв комментировать громкое дело отказывается:
     — У нас дело забрала облпрокуратура, к ним и обращайтесь.
     Но видно, что из-за этого кошмарного случая прокурору не по себе. Потом у него вырывается:
     — Это абсолютная случайность. До мая у нас было совершенно спокойно.

* * *

     Следственной группой руководит следователь по особо важным делам Ростовской облпрокуратуры Минас Акопян. Группе выделили комнату, в ней два стола. На одном из столов две упаковки таблеток от головной боли. Четыре следователя сидят тут день и ночь.
     — Это даже не преступление в обычном смысле слова, — говорит Акопян, — когда человек преступает закон. Это не человек. Содеянное им — зверство. И этот зверь будет задержан, однозначно. С места преступления изъяты все возможные и невозможные предметы для исследования на молекулярном уровне. Вплоть до веточки, которой он мог коснуться и оставить свой пот и жир. Исследование ведется в одной из лучших в стране лабораторий — 16-м центре Минобороны под командованием полковника Волкова. Когда негодяй будет пойман, эти экспертизы дадут нам однозначные улики, даже его признание не потребуется.
     В 2005 году группой под руководством Акопяна в Ростове был пойман и изобличен маньяк Жуков по прозвищу Велосипедист.
     — Был найден буквально выпотрошенный труп девочки, — вспоминает Минас Минасович. — Мы устроили десятки экспертиз. Поймали гада на десятые сутки. До убийства у Велосипедиста было три эпизода развратных действий. Тем девочкам он угрожал ножом, и они не сопротивлялись. А когда четвертая оказала сопротивление, в садисте окончательно проснулся зверь.
     По новому таганрогскому делу сейчас идет целый комплекс очень сложных экспертиз. Пока нельзя даже сказать, были ли девочки изнасилованы. Видимых признаков, говорят следователи, нет. Нет пока, как удалось узнать “МК”, и фигуранта по делу. Но Акопян уверен, что убийцу Альбины и Наташи рано или поздно найдут. Это дело чести правоохранительных органов области.

* * *

     …В тот день девочки пошли в магазин по Итальянскому переулку. Он безлюдней, чем Тургеневский, в котором находится прокуратура и по которому все ходят на пляж. А в Итальянском в основном учреждения, которые в выходной не работали, и заборы. Видимо, тут их, в двух шагах от дома, и перехватили.
     Тела нашли на другом конце города. Район ПМК — панельные девятиэтажки, за ними пустырь, потом лесополоса и трасса на Ростов. Милиция ходит по домам, чьи окна выходят на лесополосу, и опрашивает жителей.
     Бабушка, торгующая семечками на углу, говорит, что, по слухам, убийца заходил в магазин и купил там самое дорогое мороженое. Самое дорогое мороженое в этом магазине по 12 рублей.
     Через пустырь иду к лесополосе. Где-то здесь произошла жуткая и бессмысленная расправа. Говорят, парень и девушка сидели неподалеку в машине и слышали детские крики. Парень даже видел мужчину с детьми. Но сообщил он об этом только на третий день, когда услышал, что в городе ищут пропавших девочек.
     …На полянке у лесополосы отдыхает компания — три молодые мамаши с детьми. Тема их разговора — та же.
     — Как такое возможно? — удивляется одна из женщин. — Слышал, но не подошел. Я бы и то пошла посмотреть или хотя бы окликнула.
     Старшая из девочек, лет тринадцати, вставляет:
     — Нам в школе сказали, что вчера еще две девочки пропали из 10-й школы — Берета и Юля.
     Рассказы о том, что трехлетнюю девочку два дня назад украли с детской площадки на улице Толбухина, я слышал сразу в двух разных концах города.
     Таганрог напуган. Здесь еще помнят маньяка Муханкина по прозвищу Ленин, который лет 15 назад охотился на женщин в черных колготках. Город так мал, а жертв было так много, что у каждого через 2—3 знакомых есть кто-то, кто пострадал от маньяка.
     — Да, помню, у меня одноклассницу Иру Ревякину он тогда задушил колготками на улице Свердлова, — говорит Виктория Несветайлова.
     Но то было давно. Правда, году в 2001-м следователь ростовской прокуратуры Яндиев, “бравший” Чикатило и Муханкина, в интервью одной из центральных газет предсказывал, что очередной маньяк в этих местах объявится году в 2005-м. Неужели прогноз хоть с опозданием, но сбылся?
     — Все разговоры о том, что Ростовская область — родина маньяков, — ерунда, — считает Минас Акопян. — Просто мы имели смелость говорить, что имеем дело с сериями. Ведь можно было бы раскидать убийства по разным делам, и было бы тихо. Но мы можем бороться с сериями.
     В случае с убийством Наташи и Альбины о серии пока не говорят. Но на поиски убийцы брошены все лучшие силы.
     — Мы не будем спать, пока эта мразь ходит по земле, — обещает Акопян.



Партнеры