Кузбасс простился с погибшими горняками

В Новокузнецке два дня хоронили погибших на шахте “Юбилейная” горняков

27 мая 2007 в 16:42, просмотров: 226

Когда город прощался с оставшимися четырьмя шахтерами, пришла скорбная новость. В больнице от полученных во время взрыва ранений скончался еще один горняк. В списке погибших теперь значится 39 шахтеров. За жизнь еще нескольких до сих пор борются врачи.

Семьям, потерявшим своих близких в страшной трагедии, губернатор Кемеровской области Аман Тулеев обещал выплатить до 2 миллионов рублей. После трагедии на шахте “Ульяновская” 19 марта губернатор сделал такое же заявление. Тогда администрация обещала решить их социальные вопросы, а также помочь жильем и деньгами.  В общей сложности семьи должны были получить по 2 млн. рублей компенсации.

“МК” дозвонился вдове погибшего на “Ульяновской” горняка Ирине Королевой и узнал, оказывалась ли им помощь.

— Вам действительно помогли материально или про вас забыли?

— По коллективному трудовому договору за 2006 год нам выплатили по 1 миллиону рублей. На 2007 год договор пролонгирован не был. Плюс к этой сумме прибавили еще деньги за неотгулянный отпуск моего мужа и невыплаченную зарплату. В итоге вся сумма не перекрыла двух миллионов, получилось даже меньше. Но это были обязательные выплаты, гарантированные законом. Ничего лишнего нам не дали.

— После гибели вашего супруга к вам кто-то приходил, предлагал помощь, выражал соболезнования?

— Никто не приходил, даже из начальства шахты. Через 9 дней после смерти наших кормильцев нас просто вызывали по 14 семей в день и зачитывали, сколько нам полагается. А нас самих даже не спрашивали. Просто зачитали резюме, даже не советуясь. А мы стояли убитые горем, не понимая, что происходит вокруг. О деньгах тогда никто не думал. Хотя сначала “Южкузбассуголь” опрашивал всех пострадавших, какие есть нужды. Кому жилье, кому капитальный ремонт нужен. Но в результате оказалось, что все свои проблемы мы должны решить на выплаченные деньги. У меня вот, к примеру, юридически нет квартиры. Когда муж был еще жив, мы взяли жилье в кредит. Причем на вторичном рынке. Поэтому квартира нуждается в срочном ремонте. А еще у многих семей есть потребительские кредиты, денег ведь постоянно не хватало. Да, этих двух миллионов, может, и хватит на погашение кредита и на частичный ремонт. Но ведь моего мужа и отца моей дочери больше нет…

Когда “МК” попытался выяснить общие сведения по выплатам и социальной помощи семьям погибших на “Ульяновской”, в профсоюзе шахтеров Новокузнецка вопрос почему-то не услышали и положили трубку. Сейчас многие начальники говорят, что приостановить работу шахт невозможно: отрасль понесет огромные материальные убытки. Человеческий “убыток”, видимо, в расчет не берется…


Партнеры