Впервые русскому актеру вручили приз в Каннах

Константин Лавроненко стал лучшим

28 мая 2007 в 20:00, просмотров: 1553

  Юбилейный Каннский кинофестиваль закончился сенсацией для русского кино — актер Константин Лавроненко получил приз. Такого в истории нашего кино еще не было. К сожалению, сам он награду еще не видел, потому что сразу после премьеры на фестивале фильма “Изгнание”, где он вместе со шведской актрисой, ученицей Ингмара Бергмана, Марией Бонневи, сыграли главные роли, улетел в Баку, на съемки сериала “Оружие”. Вчера вечером приз Лавроненко привез режиссер “Изгнания” Андрей Звягинцев, который и выходил за ним на сцену.
     
     Если кто-то ждал на закрытии Каннского кинофестиваля сюрприза, то его не получилось. А получился полный провал. Удивительное дело — при доброй половине отличных фильмов уважаемое жюри, возглавляемое социалистом Стивеном Фрирзом, за парой исключений, умудрилось наградить картины незаметные, неяркие, да и попросту невыдающиеся, но идеологически выдержанные. На церемонии закрытия блеснул лишь Ален Делон, вручавший приз за лучшую женскую роль. Он опроверг известное утверждение о животном происхождении мужчин и очень трогательно вспомнил Роми Шнайдер, которую сам же и бросил, попросив зал почтить память “величайшей актрисы” аплодисментами.
     
     Какую интригу можно было закрутить с представленными в конкурсе картинами Ким Ки Дука, Ульриха Зайдля, Карлоса Рейгадоса, братьев Коэн, Кристиана Мунгиу!.. Но интрига сдулась в самом начале, когда спецприз жюри достался двум прекрасным картинам. Анимационной ленте “Персеполис”, в основу которой положена автобиография режиссера, Маржан Сатрапи, пережившей иранскую революцию и своими глазами видевшей, как меняется ее страна, погибают родные и друзья в тюрьмах и на войне. И Карлосу Рейгадосу, на новую картину которого “Тихий свет”, где простой сюжет, построенный на любовном треугольнике, таит в себе неожиданную глубину, возлагали большие надежды. Сразу стало ясно, что фавориты прессы выбывают из дальнейшей гонки. Без наград остались и братья Коэн, и Хавьер Бардем. Заслуженный — по мнению “МК” — приз Бардема получил Константин Лавроненко за роль в “Изгнании”. Его выразительное молчание так потрясло жюри, что зал попросту расстроенно выдохнул, услышав имя победителя. На сцену за призом вышел растерянный режиссер Андрей Звягинцев, явно надеявшийся на что-то большее. Рискуем показаться непатриотичными, но на фестивале были роли сильнее, интереснее и глубже. И есть подозрение, что жюри, отдав приз Лавроненко и не наградив “Александру” (хотя все шансы были, о чем говорили отклики влиятельных кинокритиков — см. “МК” от 28.05), показало свое отношение к неприезду Александра Сокурова.
     На лучшее надеялся и Фатих Акин, получивший приз за лучший сценарий. Он шел по лестнице с видом победителя — фильм хорошо приняла публика. Но жюри приглянулся его самый, пожалуй, слабый и конъюнктурный из всей программы сценарий. Странным также выглядит решение жюри отдать юбилейный приз фестиваля за заслуги Гасу Ван Санту, не пожилому еще режиссеру, да и ничем не проявившему себя на 60-м киносмотре.
     Справедливым было вручение режиссерского приза Джулиану Шнабелю за фильм “Скафандр и бабочка”. Тот наконец сменил привычные вытянутые треники на мятый смокинг и вышел на сцену. Не снимая черных очков, он расцеловал всех членов жюри и долго, издеваясь над публикой, благодарил продюсеров, актеров, детей, жену и знакомых. И уж, конечно, грех критиковать Фрирза за “Золотую ветвь” румынской картине Кристиана Мунгиу “4 месяца, 3 недели и 2 дня”. Эта победа была заслуженна и не вызывает никаких сомнений. Действие картины происходит на закате правления Николае Чаушеску — в ней рассказывается про двух девушек, одна из которых делает подпольный аборт.
     Гран-при японской картине “Скорбный лес” и приз за лучшую женскую роль кореянке Джеон До Еон за роль в “Тайном солнечном свете” нельзя назвать бесспорными. Картины хороши, но в программе этого года, необычайно сильной и интересной, ничем не выделяются. С другой стороны, фестиваль, еще перед началом заявивший о своем желании искать новые имена и открывать новые горизонты, сдержал свое обещание, дав шанс молодым и неизвестным.
     На фестивале существует традиция — возможных победителей всегда приглашают остаться. И по персонам, присутствующим на красной дорожке, можно предугадать победителей. Поэтому звезд из конкурсных лент на закрытии юбилейного фестиваля практически не было.
     Ален Делон — без бабочки, зато с брошью из стразов, составляющих слово star, присутствовал на закрытии с дочерью Аннушкой, уже ставшей актрисой. Диана Крюгер поднялась по красной лестнице под руку с Карлом Лагерфельдом, одетая в темно-синее платье Chanel и увешанная, как елка, бриллиантами от Cartier. Крюгер, ведущая церемонию открытия, так же сбивалась и на закрытии — ей никак не давались длинные слова, она забывала текст и иногда просто замирала от ужаса. И, глядя на нее, никто никогда бы не подумал, что она когда-то была моделью Ива Сен-Лорана, так плохо она держалась на сцене. Лагерфельда же, блиставшего серебристыми перчатками, впервые посадили во второй ряд в зале театра Люмьер, хотя он из тех персон, которых традиционно сажают в первый ряд.
     Вообще, вечер был истинно французским — Кароль Буке, Эммануэль Санье, Натали Бай, Кьяра Мастроянни, Марина де Бурбон, Жамель Дюбуз. И сама церемония шла на французском, журналисты и приглашенные гости были лишены английского перевода. Остались без толмача и члены жюри, бестолково хлопающие глазами всю церемонию. Перевод был только для председателя Стивена Фрирза, что, впрочем, не прибавило его лицу уверенности. Имена победителей он объявлял по мятой бумажке. Интернациональное кино представляли тесно связанные с Францией англичанка Шарлота Рэмплинг, канадец Дени Аркан, чей фильм закрыл фестиваль, и русский Павел Лунгин в бархатном пиджаке, вручивший “Золотую камеру” за дебют. А также Мишель Йео и Джейн Фонда. Ей и ее отцу, Генри Фонде, в Каннах посвятили вечер с праздничным ужином в отеле Carlton. 69-летней Джейн Фонде вручили “Золотую ветвь” за исключительную карьеру. Кстати, впервые за всю историю фестиваля почетную награду получила иностранка, обычно она доставалась французам. “Я никогда не думал, что Канны будут чествовать актрису, за которой следило ФБР и у которой досье в 20 тысяч страниц”, — пошутил Жиль Жакоб, имея в виду политические выступления актрисы против войны во Вьетнаме и Ираке.
     Завершился вечер традиционным ужином на 950 персон. Обслуживали гостей аж две тысячи поваров и официантов. Для ужина построили гигантский помост, и все было выдержано в черных тонах — столы, стулья, костюмы официантов. И только огромные желтые, оранжевые и фиолетовые светильники подсвечивали гостям ужин, где были поданы: фуа-гра, сыр, морепродукты, шампанское, фонтан из шоколада. Столь заметное событие не пропустил даже Ален Делон, который всегда с презрением относится к подобным сборищам.

      Канны.

ПОБЕДИТЕЛИ КАНН-2007

 

     “Золотая пальмовая ветвь”
     “4 месяца, 3 недели и 2 дня”, режиссер Кристиан Мунгиу, Румыния
     
     Гран-при
     “Скорбный лес”, режиссер Наоми Кавасе, Япония
     
     Юбилейный приз
     Гас Ван Сант, “Параноидальный парк”, США
     
     Приз за сценарий
     Фатих Акин, “Край неба”, Германия
     
     Приз за лучшую режиссуру
     Джулиан Шнабель, “Скафандр и бабочка”, Франция
     
     Приз за лучшую мужскую роль
     Константин Лавроненко, “Изгнание”, Россия
     
     Приз за лучшую женскую роль
     Джеон До Еон, “Тайный солнечный свет”, Южная Корея
     
     Приз жюри
     “Персеполис”, Маржан Сатрапи, Венсан Парано, Франция
     “Тихий свет”, Карлос Рейгадас, Мексика.
     
     ИЗ ДОСЬЕ "МК"
     Константин Лавроненко родился 20 апреля 1961 года в Ростове-на-Дону. После учебы в Ростовском училище искусств на театральном отделении отслужил в армии. Потом окончил Школу-студию МХАТ и поступил в театр “Сатирикон”. Это была вторая волна молодежи, пришедшая в театр и успевшая поработать на одной сцене с великим Аркадием Райкиным. Первые спектакли — “Что наша жизнь”, “Лица”, когда он с энтузиазмом, как и все, работал в массовке.
     Лавроненко, как говорят его бывшие коллеги, умел взять внимание зрителя с первых минут появления на сцене. Но, несмотря на эти качества, главных ролей в “Сатириконе” у него не было. Заметная работа состоялась в “Ромео и Джульетте”, где он сыграл возрастную роль Капулетти. А последней стала роль в “Трехгрошовой опере”. Интересно, что Константин Райкин пригласил его в “Трехгрошовую”, когда Лавроненко уже не числился в штате “Сатирикона” и был “вольным стрелком”. Тем не менее на роль бандита в свите Мэкки Ножа согласился. Потом все больше играл в антрепризах, занимался ресторанным бизнесом. Его жена — Лидия Петракова — до сих пор продолжает служить в “Сатириконе”.
     Кинокарьера началась с фильма Андрея Звягинцева “Возвращение”, получившего в 2003 году на Венецианском кинофестивале сразу два “Золотых льва” (за лучший фильм и лучший дебют). После этого Лавроненко снялся в картинах: “Нанкинский пейзаж” (2005) Валерия Рубинчика, “Нас не догонишь” (2007) Ильи Шиловского, “Изгнание” (2007) Андрея Звягинцева и “Ликвидация” Сергея Урсуляка, которая еще не закончена.
     На церемонию закрытия Каннского фестиваля Константин не остался, сразу после премьеры “Изгнания” уехал на съемочную площадку телесериала “Оружие” Александра Касаткина.



Партнеры