Цена обхода Каспия

28 мая 2007 в 11:54, просмотров: 233

До 1 сентября правительства России, Казахстана и Туркмении должны подготовить и подписать соглашение о сотрудничестве трех государств в строительстве Прикаспийского газопровода, которое должно начаться со второго полугодия 2008 года. Чтобы развить Каспийский проект в полном объеме и обеспечить независимый выход нефти и газа Центрально-Азиатского региона в Европу (для нефти и СПГ – в Черное и Балтийское моря), потребуется суммарно $25–30 млрд. в течение пяти лет. И это должны быть прямые инвестиции в строительно-монтажные работы, бурение, закупку оборудования, проведение геологических работ. В странах ЦАР нет организационных и инженерных структур, способных реализовать эти инвестиции.
Они будут привлекать инвесторов, подрядные фирмы и специалистов из Европы, США и России.

Инициатором строительства нового газопровода вдоль Каспия еще в 2003 году выступил первый президент Туркмении Сапармурат Ниязов.
Трубопровод, стоимость строительства которого оценивалась тогда в $1 млрд, пропускная способность – 30 млрд. куб. м, предлагается провести вдоль каспийского побережья – 360 километров по туркменской территории и еще 150 километров по территории Казахстана, с тем чтобы состыковаться с существующим газопроводом Средняя Азия – Центр в пункте Александров Гай на казахстанско-российской границе.
В настоящее время туркменский, узбекский и казахстанский газ экспортируется по газопроводу Средняя Азия – Центр, построенному еще в 1967 году. В 2006 году по нему было пропущено 400 млн. куб. м, в то время как РФ уже в этом году намерена купить 60 млрд. куб. м, а к 2025 году в рамках 25-летнего соглашения с Туркмениста-ном довести ежегодный объем закупок до 80 млрд. куб.м.
Газово-нефтяную программу Туркменистана Ниязов рассматривал с позиции диверсификации, предлагая помимо Прикаспийской и Транскаспийскую трассу, а именно нефтепровод и газопровод через Каспийское море, Азербайджан, Грузию и Турцию. В качестве первоочередного шага на майском саммите туркменская сторона выбрала Прикаспийскую трассу, но готова участвовать и в конкурирующем проекте. Вопрос лишь в том, хватит ли добычи с новых месторождений, чтобы наполнить два магистральных газопровода с трубой большого диаметра.
Следует подчеркнуть, что цена вопроса «освоение месторождений и транспорт в Европу природного газа стран ЦАР» чрезвычайно высока. Каспийский нефтегазовый проект – важнейшая часть глобальной проблемы использования энергоресурсов Центральной Азии. Сейчас речь идет о природном газе.
Лидеры по запасам газа таковы: Россия занимает 1-е место в мире, 47 трлн. куб. м (24% от мировых); Иран – 2-е место, 26 трлн. куб. м (14%); центральноазиатские страны СНГ – 22 трлн. куб. м (12% от мировых). Эти страны вместе с Алжиром владеют более 70% мировых запасов природного газа.
Отметим, что характеристики месторождений нефти и газа центральноазиатских республик опираются на геологические данные еще советских времен и сейчас также являются государственной тайной. Эксперты утверждают, что запасов газа значительно больше: Туркмения, например, объявила недавно об открытии месторождений газа с запасами свыше 15 трлн. куб. м, впрочем, независимых подтверждений этому не имеется. Главное – условия добычи углеводородов здесь легче, чем в Тюмени, а тем более на новых шельфовых площадях северных морей России.
Центральноазиатские страны СНГ не имеют самостоятельного, минуя Россию, выхода на европейский и мировой рынки углеводородов: все газопроводы, нефтепроводы и железные дороги из этих стран проходят через Россию. Они не располагают выходами к океану и, соответственно, терминалами для транспорта нефти и СПГ.
Именно поэтому и конкурируют проекты по освоению месторождений нефти и газа республик ЦАР. Прикаспийский вариант транспорта газа в Россию Европу прост в исполнении, хотя и относительно более протяжен, а потому дороже Транскаспийского. Как сообщил президент РФ на недавнем саммите, «он выбран по просьбе туркменской стороны».
Природный газ ЦАР минимум на 10–15% дешевле у потребителей, чем газ Ближнего Востока и Северного моря, и на 30–35% – чем тюменский. Нефть Прикаспия сопоставима по цене с ближневосточной и на 25–30% дешевле российской (к тому же она лучшего качества, нежели тюменская и татарская). Вместе с тем страны ЦАР не в полной мере самостоятельны при контроле объемов поставок и цен на свое энергетическое сырье. Туркмения и Азербайджан ищут возможности энергетического взаимодействия с приграничными им Ираном и Турцией; но тогда Каспийский регион становится конкурентом тюменской и татарской нефти и газа. Для этого потребуются крупные капиталы и политическая воля.
Главный шанс России на активное участие в проекте лежит в нашем совместном прошлом: специалисты республик ЦАР и Казахстана в массе своей русскоязычны, многие учились в российских вузах. Уровень российской нефтяной и газовой промышленности и строительства, в принципе, соответствует мировому. Именно поэтому Туркмения и намерена (как это публично сказал на саммите президент Туркмении Бердымухаммедов) «привлекать российские компании к разработке месторождений».
Проблема, однако, в том, что за последние 15 лет в России не строились магистральные газопроводы большого диаметра, а тем более по дну моря. Были распущены подрядные структуры, специализированные на сооружении магистральных трубопроводов и обустройстве промыслов. Отечественных технологий сжижения газа у нас не было и раньше.
Особенностью ситуации является то, что участниками проекта выступают также страны-потребители – Грузия, Армения и Турция, через которые могут быть проложены трубопроводы. Значение Турции как энергетического коридора возросло бы еще больше в случае строительства газопровода между Туркменистаном и Азербайджаном по дну Каспийского моря  (Транскаспийский газопровод). Что касается Украины, то здесь есть планы строительства еще одного газопровода, по которому через Черное море транспортировался бы азербайджанский или туркменский газ. Россия уже в силу своей ориентированной на Запад транспортной инфраструктуры (газо- и нефтепроводы, порты на Балтийском и Черном морях) будет и дальше большую часть своего нефтяного и газового экспорта осуществлять в направлении Европы.
Другой, реальный конкурент нашей стране – Китай – планирует импортировать природный газ из Туркменистана, Казахстана, России и Ирана. Пока в Китае большой спрос только на российскую нефть, а не на природный газ. Европа же зависит от российского газа, а не от российской нефти. Таким образом, конкуренция между Европой и Азией за нефть или природный газ стран ЦАР незначительна.
Итог недавнего газового саммита Россия–Казахстан–Узбекистан–Туркменистан таков: на краткосрочную перспективу основным партнером по использованию природных ресурсов стран Центрально-Азиатского региона выступает Россия.
Преимущества решений саммита – выбран самый простой вариант строительства газопроводов и использования уже существующей инфраструктуры. Недостатки – Россия не получает современных технологий нефтегазовой промышленности и строительства, а Европа не имеет возможностей диверсификации поставок энергоносителей, что противоречит стратегии ЕС на демонополизацию.



Партнеры