Береги месть смолоду

Чтобы убить насильника жены, супруг ждал семь лет

28 мая 2007 в 00:00, просмотров: 601

  Пенсионер, одержимый отчаянием, устраивает охоту на подлецов, изнасиловавших его внучку…
     Скромный работяга, потеряв всю семью при катастрофе самолета, приходит домой к авиадиспетчеру, по чьей вине случилась трагедия, и убивает его…
     Убитый горем отец, потерявший сына сразу же после рождения, нанимает киллера для врача, совершившего роковую ошибку…

     
     Примеров самосуда — как киношных, так и настоящих — в современной России немного. Официальной статистики не ведется, а по прикидкам следователей, таких случаев — не более одного в год на один регион. Но прогнозы психиатров тревожны. “Для России самосуды — очень опасная тенденция: ведь к закону в нашей стране всегда относились без особого почтения. Но если в советское время люди все-таки верили в прокуратуру и суд, сами боялись наказания да и не имели практической возможности чинить расправу, то теперь все резко изменилось”, — пугают эксперты.
     На днях в подмосковном храме Фемиды суд классический решал, что делать с вершителями суда Линча. На кровную месть решился житель подмосковного поселка, чья жена стала жертвой пенсионера-извращенца. Мужчина дождался, когда преступник выйдет из тюрьмы и вместе с друзьями без всяких сожалений расстрелял насильника. Подробности этого дела выяснил корреспондент “МК”.
     В поселке Михнево, что в Ступинском районе, все знают друг друга — не по именам, так в лицо. И о дурных привычках соседей расскажут за пять минут, ничего не скрывая.
     Известно, что баба Шура, как надерется, бьет свою дочь, а к дяде Мите в день зарплаты лучше не подходить — спьяну может и за топор взяться. Здесь улицы не полны неожиданностей — жизнь течет плавно и размеренно.
     Но нет правил без исключений.
     30-летняя Ольга и сегодня шарахается от случайного прохожего. Она до сих пор не может забыть тот августовский вечер 2000 года.
     Супруги Ольга и Олег — обычная семья, каких в России миллионы. Хрупкая симпатичная Оля — кадровичка в торговой организации, ее муж — заправщик огнетушителей в пожарной охране. Кроме того, Олег подрабатывал ремонтом машин — старался, чтобы семья ни в чем не нуждалась.
     Все рухнуло в один момент.
     В тот день супруги принимали гостей. После веселой дружеской посиделки подруга Ольги засобиралась домой. Та вызвалась ее проводить. Ольге не было страшно — остановка недалеко, да и что такого может случиться в родном поселке?
      — Я уже возвращалась домой, как вдруг сзади на меня кто-то напрыгнул, — с содроганием вспоминает Ольга. — Это был мужчина. Я пыталась вырваться, но бесполезно. Он был намного сильнее меня…
     Подонок изнасиловал женщину и, довольный собой, скрылся в темноте. А она в слезах побрела домой. Рыдая, Ольга рассказала обо всем мужу. Олег тут же бросился на улицу — искать насильника. Он долго носился по закоулкам, но бесполезно — преступник уже затаился в своей норе…

* * *

     Ольга решила не обращаться в милицию. Просто хотелось все забыть. Муж ее понял, настаивать не стал. К чести Олега, он ни разу не упрекнул супругу — а ведь часто бывает, что мужья бросают своих жен, ставших жертвами насилия.
     — А в сентябре знакомая рассказала, что милиционеры задержали некоего Валерия Майорова. Пастухом он работал, что ли? — говорит Ольга. — Этот тип попался на ограблении — избил девушку и забрал сумочку. Я как чувствовала, что Майоров и есть насильник. Так оно и оказалось. Ходили слухи, что многие женщины в нашем селе пострадали от него. Сам-то он одинокий, без жены…
     Ольга решилась рассказать обо всем милиционерам. В околотке провели опознание, и женщина сразу же указала на Валерия. В итоге было возбуждено уголовное дело, и вскоре суд приговорил 60-летнего Майорова к 6 годам лишения свободы.
     Жизнь вроде бы вернулась в привычное русло. Ольга и Олег старались не вспоминать о страшном случае. У супругов родилась дочка, появились новые радости и новые заботы. Так пролетело пять лет.
     Но как-то в марте прошлого года Ольга возвращалась с коллегами с работы, и те случайно обмолвились: “Слышала? Этот-то вышел. Полгода ему скостили”. У женщины все внутри сжалось. Снова всплыл в памяти тот августовский вечер.
     С тех пор муж каждый раз провожал ее на работу и встречал по вечерам. Дочку они и так никогда не оставляли одну, а теперь и вовсе берегли кроху как зеницу ока — мало ли что…

* * *

     По словам Ольги, муж сначала не собирался мстить престарелому извращенцу. В тот день, 13 марта, он просто хотел посидеть с друзьями-земляками. Так оно и было сначала: еще днем Олег встретился с 35-летним Константином, а вечером к ним присоединился 25-летний Виталий. Во время разговора за жизнь Олег поделился с друзьями наболевшим: мол, найти бы Майорова, поговорить...
     Друзья быстро узнали адрес насильника — выяснилось, что старик жил в деревне Мясное Ступинского района. Разгоряченные жаждой мести мужики рванули в Мясное. По дороге Олег захватил из дома ружье. Просто, говорит, напугать хотел гада.
     А Виталий на всякий случай позвал своих троих друзей: мало ли что, вдруг поддержка понадобится. И они тут же примчались на подмогу.
     Приехав в деревню, мстители вызвали из дома Майорова. Старика выволокли со двора в чем был — в спортивном трико и свитере. Пленник пытался вырваться, но его затолкали в машину и повезли в сторону садоводческого товарищества “Березки”. У поворота на деревню Ольгино Ступинского района процессия из двух иномарок остановилась. Здесь и состоялся “суд Линча”.
     Когда Майоров, покачиваясь, вышел из машины, он был весь в крови — по дороге к месту казни Виталий крепко отмутузил бывшего зэка.
     Олег потом рассказывал следователям:
     — Подойдя к Майорову, я начал с ним разговаривать, напомнив, что это он изнасиловал мою жену…
     На этом “чтение приговора” закончилось — разъяренный мститель вместе с друзьями набросились на Майорова. Били его что есть мочи, с остервенением. Захлебываясь собственной кровью, избитый до полусмерти Валерий молил о пощаде, потом просто хрипел… Не помня себя, Олег схватил ружье и нажал на спусковой крючок. 26-летний Дмитрий перехватил у него ружье и тоже выстрелил. Раненого, но еще живого пенсионера со словами: “Что же он мучается?” — добил выстрелом в голову Виталий. После свершившегося самосуда труп погрузили в багажник “Вольво” Константина, доехали до окраины Михнева и скинули тело в овраг. Ольга была отомщена…

* * *

     Труп расстрелянного насильника нашла через три дня местная жительница, гулявшая с собакой.
     Судмедэкспертиза показала, что убийцы стреляли в Майорова довольно избирательно — у него были прострелены сердце и мошонка.
     Участники кровавой расправы были задержаны уже спустя несколько дней. Они сразу во всем признались.
     Судебная экспертиза показала, что “сложившаяся задолго до инкриминируемого деяния ситуация была психотравмирующей для Олега, привела к развитию состояния эмоционального напряжения. Однако он осознавал характер и значение своих действий и осуществлял их произвольный волевой контроль”. Стало быть, никаким аффектом тут и не пахнет — мужчина четко шел на убийство.
     На скамье Мособлсуда оказались Олег, Виталий, Дмитрий и помогавший вывозить тело Константин. А на днях свершивших самосуд Олега и Дмитрия приговорили к 10 годам лишения свободы в колонии строгого режима, Виталия — к 11, а Константина — к трем годам лишения свободы условно. Приговор все выслушали молча, без особых эмоций.
     — Вершить правосудие должны те органы, которым это предписано законом — милиция, прокуратура, суд, — прокомментировал этот процесс гособвинитель Московской областной прокуратуры Сергей Каверин. — За совершенное в отношении Ольги преступление Майоров понес заслуженное наказание, и никто не вправе был произвольно лишать его жизни. В данном случае произошло убийство, за которое виновные должны отвечать, и, несмотря на попытки подсудимых представить свои действия как акт возмездия, присяжные заседатели признали их виновными по всем пунктам.

* * *

     Ольга стояла во дворе областного суда. Нервно курила, стряхивая пепел дрожащими пальцами. В глазах — растерянность.
      — Дочка у меня все спрашивает: “А где папа?” После того как Олега забрали, свекор обвинил во всем меня. Он говорит, что я виновата, что подначивала мужа. Но ведь это неправда! Свекор продал нашу с мужем квартиру. А ведь говорил, что деньги пойдут на адвоката. Мы с дочкой сейчас ютимся у моей сестры. Но у нее тоже своя семья. И если мы встречаемся на улице, отец мужа на нас даже не смотрит. Но ведь внучка — дочь его сына!
     На последнем слове Олег был краток: “Я свою вину признаю, раскаиваюсь. Думаю, суд вынесет правильное решение…”
     Что ж, свой суд Олег уже свершил. Да и у Ольги своя правда:
     — Он сделал это, и уж я осуждать его за это не могу. Он был прав.
     
      КОММЕНТАРИЙ СПЕЦИАЛИСТОВ
     АДВОКАТ, ЭКС-СУДЬЯ АНДРЕЙ МУРАТОВ:

      — Каждый преступник вправе рассчитывать на снисхождение при вынесении ему приговора. И учитывая, что суд дал Олегу десять лет лишения свободы, ему уже сделали это снисхождение. Здесь еще есть такая проблема, что абсолютно нет профилактики по предотвращению преступлений из мести. Но проблема здесь в том, что после отбытия наказания многие осужденные возвращаются по месту жительства, где и было совершено преступление. И тут встает проблема сосуществования бывших осужденных с потерпевшими и их родственниками. Государство этой проблемой практически не занимается. К примеру, если муж убил жену и у них остался ребенок. И, допустим, отец вышел, когда ребенок уже вырос, — как им дальше жить? Если не решать эти мелкие на первый взгляд проблемы, может создаться почва для следующих преступлений.
      ДОКТОР МЕДИЦИНСКИХ НАУК, ПСИХИАТР-КРИМИНАЛИСТ МИХАИЛ ВИНОГРАДОВ:
     — Думаю, в данном случае умысел на убийство насильника вынашивался давно. В подсознании у мужа зрела мысль отомстить за поруганную женщину. Отсюда гнев, обида. Кстати, на Кавказе человек, который убил, знает: за это будут уничтожать его род. Это может звучать парадоксально, но я как психиатр-криминалист твердо стою на позициях — применительно к изнасилованиям и убийствам — око за око, зуб за зуб. Изнасилование нужно наказывать максимально строго. А фактор отмщения должен учитываться в суде при вынесении приговора.




Партнеры