Парламент поставил следственный эксперимент

Зачем у прокуратуры отняли главные функции?

28 мая 2007 в 00:00, просмотров: 390

  На минувшей неделе стало окончательно ясно: прокуратура лишается следственных функций, несмотря на многочисленные доводы, которые ее представители пытались донести до законодателей. Но чуда не случилось: в минувшую пятницу Совет Федерации одобрил закон о создании в России Следственного комитета. Теперь возникает главный вопрос: что это значит и как он будет работать?
     
     Руководитель комитета будет считаться заместителем генпрокурора, но его кандидатуру будет предлагать для утверждения Совету Федерации не генпрокурор, а президент. В числе кандидатов на должность главного следователя страны кого только не называли — даже нынешнего министра юстиции Устинова. Одно время упорно (и небезосновательно) ходили слухи, что ведомство возглавит нынешний глава Госнаркоконтроля Виктор Черкесов; потом на эту роль предлагали первого заместителя генпрокурора Буксмана. Сейчас называют еще Александра Бастрыкина — действующего зама Чайки, пришедшего в аппарат Генпрокуратуры семь месяцев назад после работы в МВД. Там он себя показал жестким аппаратчиком, умеющим наладить работу. Он, кстати, однокурсник Владимира Путина по юрфаку ЛГУ.
     У руководителя будет три заместителя — из ФСБ, МВД и прокуратуры. Они и будут курировать основные направления работы. А состав и подчинение комитета будет формироваться в соответствии с предыдущими направлениями работы следователей. То есть фактически каждый из трех замов будет курировать “свои” направления. А значит, и стиль работы не сильно изменится. Так же как и подчиненность уголовных дел. В общем-то, это логично. У следователей есть свой круг оперативных и других служб в “своих” ведомствах, которым они больше доверяют. Это, с одной стороны, не допустит утечку информации по уголовным делам, а с другой — уменьшит возможность трений между силовыми структурами.
     Ясно, что со временем структура Следственного комитета может поменяться. Если комитет вообще окажется жизнеспособным и не будет ликвидирован из-за лобби, созданного его противниками. А главным противником на сегодняшний день остается Генпрокуратура. Ведь никого не может обмануть элегантное с точки зрения политеса определение новой структуры “при Генпрокуратуре”.
     По сути, Генпрокуратуре остался только надзор за следователями из смежных ведомств и поддержание гособвинения. А еще именно Чайка по закону призван обеспечить финансирование Следственного комитета из бюджета Генпрокуратуры. При этом о дополнительном финансировании на новое ведомство пока никто не говорил. Даже на кадровый состав комитета Генпрокуратура практически не сможет повлиять. Только порекомендовать. И в итоге уже через год перестанет быть главным силовым ведомством.
     О чем еще предупреждает прокуратура? Судебная система захлебнется в потоке жалоб граждан на действия правоохранительных органов. Несомненно, на первых порах так и произойдет. Но “заказухи” в уголовных делах и сейчас хватает.
     В прокуратуре считают, что произошло не разделение функций, а передача надзора от прокуратуры к начальнику Следственного комитета. То есть фактически создается самостоятельная и независимая от прокуратуры структура, еще одна мини-прокуратура. Как заявил заместитель генпрокурора Сабир Кехлеров, “ни в одной стране мира нет той структуры Следственного комитета, которая будет создаваться у нас”.



Партнеры