Крутятся диски

Чемпионка Европы Дарья Пищальникова: “Легко ли быть золотым?”

29 мая 2007 в 20:00, просмотров: 392

…И тогда, просто бурля удовольствием и радостью, она уверенно сказала: “Ну, знаете, случай — дело случая, а удача — закономерна, если ты внутренне не разрешаешь себе победить — не победишь никогда. Выходит, я разрешила”. И это было серьезно. Выиграть чемпионат Европы на втором в жизни международном старте. И тут же признаться, что вообще-то еще до победы спела победный гимн — на секунду представила, что не для коллеги по сборной его играют, а в честь нее, неведомой миру Даши Пищальниковой. Что полет диска ее завораживает: “Если ты с ним справился и летит он не бабочкой, а плоско, это красота-то какая!” И тут же “заложить” руководство: не рассчитывали, мол, на ее победу — на дискоболках после известной дисквалификации олимпийской чемпионки если не крест, то крестик точно поставлен был на время. А дальше… Дальше Даша понесла крест победительницы. Как показало время, он оказался нелегким.
Да, а еще периодически она пытается убить футболиста. Ничего личного — только профессиональное.

— Ну и как вы, Даша?
— Да вот уже год думаю: случайно это было или нет? Моя победа в Гетеборге. На ум разное приходит — что везет сильнейшим, что победителей не судят. Не знаю ответа — только после триумфа взять себя в руки и начать тренировки, работу — очень трудно. Меня предупреждали об этом.
— Вы что, жалеете, что выиграли в Гетеборге?
— Нет, хорошо, что я выиграла ту “Европу”, но она так много мыслей дала для размышлений, для всего… Мне Эллина Зверева, олимпийская чемпионка, сказала: “Ты должна теперь гордость победителя подавить в себе до такой степени, что все — ее нет. И стать спортсменом-перворазрядником. И выйти снова пахать, тренироваться и достигать цели”. Я это услышала, но чтобы это понять, нужно было полгода, чтобы как-то в голове это улеглось. Может, кому-то это легко — пережить победу. Мне было очень тяжело.
— Да что тяжело-то?
— Ой, как время летит замечательно! А потом раз — и эти будни тренировочные. И это не получается, и то тяжело. А казалось после “Европы”, что все так здорово и должно вот так идти, идти по накатанной. Но такого не получилось. После победы было так много внимания — интервью, телевидение, поздравления. Не знаю… Может, я зазналась? Да! Может, я такая вот звезда? Зазналась… Может быть.
— Это вы сами так решили или кто сказал?
— Нет, мне говорили: “Ты? Да ты не можешь!” Мне говорили: “Даша, да если бы я выиграл “Европу” (или выиграла), я бы ходил грудь навыкат”. А я приехала в Подольск — и вроде как-то и никак, как раньше…
— Вообще-то повод-то действительно для гордости был — если вспомнить, что главные силы в женском диске сконцентрированы в Европе, то вроде и мир почти у ног…
— В принципе да. Это хорошо. Но “Европа” прошла, и давно. Это было в августе, а сейчас май.
— Откуда такая нервозность? До больших стартов еще есть время, а внутри страны конкуренции сейчас практически нет — Садова будет еще год в дисквалификации. Или чувствуете, что кто-то подбирается?
— Если по зиме судить, то нет. Девочки далеко от меня. И я понимаю, что мировой уровень — вот куда нужно стремиться. Можно ориентироваться на результаты зарубежных девочек. Франка Дитч (трехкратная чемпионка мира —И.С.) метнула уже на 68 метров. Тут уж хочешь не хочешь, а задумаешься: да-а, вот они, результаты, и с ними мне соперничать…

Через стену напролом!

— Где вы тренировались зимой?
— В Адлере. Дома бываю мало.
— А там вообще есть условия для тренировок?
— Дома? А где он, дом? В Майкопе я живу, выступаю, соответственно, за Адыгею, теперь еще и за Мордовию, в Саранске обещают квартирный вопрос решить. А раньше в одном Майкопе и тренировалась, на сборы-то я только последние пять лет езжу. Вообще — не знаю, где созданы условия для метателей. У Ольги Кузенковой (олимпийская чемпионка в метании молота. — И.С.) вон круги украли на стадионе. Мы круг либо мелом чертим, либо метаем в стену. Кирпичную.
— Я не метатель, поэтому не очень понимаю…
— Ну, на основное поле на стадионе нам ведь не разрешают метать, как и везде. А там, где вираж стадиона заканчивается, метров на 5—6 стена возвышается. Стена от круга находится на расстоянии 51 метра, иногда диск может и перелетать. Но в основном в стену летит.
— Стена-то держится?
— Да обваливается потихоньку, в ней уже есть пробитый диском глазок. За стеной проходят тренировки футболистов, иногда диск к ним попадает. Но футболисты ничего не говорят. Потому что, тьфу-тьфу, как-то обходится. Ни разу ничего не случилось.
— Ну, в общем-то, достаточно будет одного раза…
— Это конечно. А что делать? Зал, где штангой занимаемся, у нас там еще есть. Все, в общем, привычное. Старенькое такое. Мало места, но ничего, нормально.
— А в Адлере?
— Очень хорошие условия. Даже не к чему придраться, если бы и хотелось, только тренируйся вволю. А задачи у нас какие? Борьба с самим собой. Преодоление, демонстрация того, на что ты способен.
— Какое начало сезона вас устроит?
— Это трудно сказать. Ты можешь метнуть в мае на столько-то, но метнешь ли ты столько в августе? Надо дойти, дотянуть до главного старта.
— Дитч вон не считает для себя зазорным на 68 метров в мае метать…
— Да, она молодец. Сейчас американочки еще на 67—66 метнули, двое уже вылезли откуда-то.
— Молодые?
— Нет, на десять лет меня старше, а мне через полтора месяца 22 года будет.
— У вас личный рекорд был 65,55 метра. На что настраиваетесь в этом году вместе с тренерами-родителями?
— В прошлом году у меня был план 62 метра. Так что родители были в Гетеборге очень рады. А что в этом году, я даже и не знаю. Желание побить личный рекорд, конечно, есть… Но основным будет все же 2008 год — туда все направлено. Так что конкретные метры мы на этот сезон не планируем.
— Как думаете, родители простят, если вы не сможете оказаться в Осаке в призах?
— Что значит: простят — не простят? Мы же вместе работаем, так что 50 процентов ответственности они должны взять на себя. Но халявного отношения к сезону у меня нет. Я не знаю, что произойдет завтра: этот сезон может быть последним — мы же ни от чего не застрахованы, так что отпахать нужно по полной программе.
— Где начнете пахать? На Мемориале братьев Знаменских (9 июня в Жуковском. — И.С.) будете выступать?
— В российской, утренней части выступлю. В международной не выступлю, потому что в ее программе нет нашего вида. Затем планирую несколько зарубежных стартов, Кубок Европы в Мюнхене, этап Гран-при, но… Даже без конкуренток, если я метну на 50 метров, кто меня куда возьмет? (На соревнованиях в Сочи Даша только что показала результат 62,71 м. — И.С.) Знаете ведь: если хочешь рассмешить бога, расскажи ему о своих планах. Но хотелось бы поехать на чемпионат Европы среди молодежи в Венгрию в середине июля. Потом на какие-то коммерческие старты и — туда, на чемпионат мира в Осаку.

Оплаканный ужас

— Брат Богдан (один из сильнейших дискоболов России. — И.С.) ревнует вас к успеху?
— Я тут одного друга спросила: ты чего это странный какой-то, не обиделся на меня за что-нибудь? А он говорит: “Я обиделся, что ты чемпионка Европы, а я нет”. Это была, надеюсь, шутка. Богдан был очень рад за меня. Хотя если рассуждать о психологии… мужчине трудно смириться с чужими победами. Я думаю, брата моя победа завела. Вообще мужской диск — нечто иное. Там и снаряд все же два килограмма, а не один, как у нас. Другой “хлест”… Мужчины быстро результаты не делают, их диск — возрастной. Богдаше всего 24, а его личный рекорд — 64,19, меньше моего. Но это ничего не значит. Все, что ни делается, все к лучшему. Если поместить спортсмена в парниковые условия, не знаю, что получится. Скорее всего ничего. Поэтому каждое событие должно вести тебя.
— Да у вас, чувствуется, уже целая философия вызрела…
— А что — я, что ли, в тепличных условиях живу? Если брать отдельные моменты, стрессы… даже если взять “Европу”, то перед финалом там такие слезы лила! Я думала — и зачем я вообще сюда приехала? Просто — зачем? Волнение такое накрыло, что даже разминаться не могла. Родители подошли, ничего понять не могут: в чем дело? А у меня слезы ручьем текут.
— А в чем дело-то было?
— В квалификации я метнула 59 м и впала в это жуткое состояние — когда одиннадцатой из двенадцати в финал пробиваешься… Ужас. А ведь такая была самоуверенная до чемпионата — это тоже ошибка. Приехала на свой первый взрослый старт и решила: “О, как же легко здесь выполнить квалификацию!” А мне сразу — оп! По мозгам — оп! Придавили. Потом, когда стресс сняла: “Вот это классно! Я в финале на чемпионате Европы!” Посмотрела результаты первой тройки и подумала — чем я хуже? Внутри вдруг отпустило, и я решила делать все просто по максимуму.
— По принципу “хуже уже не будет”, сейчас как метну от балды!
— Нет, не от балды. Важно, что я не рвалась метнуть на определенный результат. Это все было отключено — метры эти, “Европа”, Франка Дитч… Основа была в мозгах — только техника. Быть здесь и сейчас. В каждом движении, в каждом моменте этого броска. Сделала, проработала и… вот. У нас ведь как говорят: ты сделай в кругу все, что от тебя зависит, а диск сам полетит. Диск, молот, копье, ядро. А судьи замерят.

Всего-то 50 бросков. В день...

— Что они будут мерить в будущем?
— Мировой рекорд — 76.80. Неофициальный — 78 метров. Последней, если мне не изменяет память, за 70 метров метнула Наташа Садова. Здорово, кстати, что она хочет попробовать до Игр в Лондоне выступать. Прикольно, если с дочкой Викой выступит. Вика хорошо уже в свои 14 лет метает — 47 метров. Я в этом возрасте 46 осилила. Вика способная. Молодец.
— А что вам, Даша, хочется попробовать?
— Диплом получила вот тренерский. Хочется учиться еще, но времени нет. Хотя… все это отговорки. Время можно найти для самообразования, чтения. Не 24 часа ведь в сутки тренируюсь.
— Всего лишь половину…
— Нет, три часа утром и три вечером, 50—55 бросков в день. Собачка диски ловит и приносит мне. Шутка.
— В Гетеборге вы признались, что диск любите, рассказывайте.
— У меня их несколько. Они бывают пластиковые, деревянные. У меня и те и другие. Железный обод — есть шершавые для дождя, есть гладкие. А на соревнованиях нам новые диски предоставляют. В квалификации можно использовать свои, но не побитые, в хорошем состоянии.
— А чего могут бояться организаторы соревнований?
— Честно говоря, не знаю. Наверное, хотят, чтобы все были в равных условиях, — диски на стартах все “нулевые”, гладенькие.
— Вы сказали, что все уже направлено туда — в 2008 год. Не рано?
— Мечта, наверное, понятна. И мысли все время крутятся — пройдет лето, октябрь, ноябрь, и все будет другое. Может, я зря, конечно, представляю Олимпийские игры как нечто невероятное. Тем более, не знаю, как тренировки пойдут. Наверное, и они будут особенные. Знаю только, что надо расслабиться — это просто много чемпионатов мира, собранных в одном месте. Да и, в конце концов, это будут первые, но не последние же мои Игры?



Партнеры