Маньяки выбирают нелюбимых

Как уберечь детей от ЧП

31 мая 2007 в 20:00, просмотров: 569

Многие родители считают, что уберечь ребенка от встречи с преступником можно только одним способом — запугать. Конечно, можно научить его опасаться чужих людей, заходящих в подъезд. А как быть с мошенниками, гадалками, сектантами? На самом деле запугиванием оградить ребенка от беды невозможно, считают специалисты. О том, как правильно действовать, рассказывает старший психолог УВД по СЗАО г. Москвы майор милиции Анжела КОНСТАНТИНОВА.

— Чтобы защитить ребенка от беды, не надо его запугивать и рассказывать в подробностях о маньяках и извращенцах. Наоборот, у него надо сформировать доброжелательное отношение к миру.
— Как-то непривычно это слышать!
— Скажу вам по опыту — в различные криминальные ситуации (к мошенникам, гадалкам и так далее) чаще попадают люди, именно не доверяющие миру и при этом ждущие “милости от природы”. Есть такая вещь, как виктимность — совокупность черт личности, которые способствуют превращению человека в жертву. Помимо прочих к таким чертам можно отнести тревожность, мнительность, обидчивость, склонность к страхам, в том числе к страху одиночества. Такие черты придают преступнику сил. Он понимает, что с жертвой легко справиться или что жертва цепляется за преступника как за первого встречного человека, уделившего ей хоть сколько-нибудь внимания.
— Если подробнее — что формирует виктимность?
— Самое серьезное время — до 1 года, когда у ребенка может выработаться страх по отношению к окружающим. Допустим, малыш не был желанным: то есть его не хотели и, следовательно, не любят самые близкие люди. Чего тогда можно требовать от посторонних? Или ребенок был желанным, любимым, но под влиянием обстоятельств маме пришлось выйти на работу и пропадать там с утра до ночи. Ребенок в таком возрасте не понимает, что все это делается ему на благо. Он понимает только одно: мама бросила — значит, не любит. У малыша начинает формироваться недоверчивое отношение к миру, виктимные черты поведения. Если же ребенок до года окружен любовью — вероятность их проявления невелика.
— И все-таки не очень понятно: почему доброжелательный ребенок не пойдет в гости к “доброжелательному” незнакомому дяденьке?
— Нельзя исключить единичные случаи. Но обычно преступник обрабатывает только ту жертву, которая легко обработается!
Еще один момент: ребенок, которого любят, понимает, где истинная любовь, а где фальшь. Говорят же, что животных и детей обмануть нельзя. На некоторых взрослых дети смотрят и плачут, а к некоторым сразу идут на руки.
Есть еще понятие визуальной диагностики. Те, кого с детства окружала благоприятная обстановка, легко определяют качества человека по его, например, фотографии. А те, которых не любили в детстве, приписывают положительные качества людям, которые этого не стоят.

* * *

— Дети от года до трех — где главные “зоны риска” в их воспитании?
— В это время ребенок начинает знакомиться с предметами. И при отсутствии любви и внимания может “рассудить”: если рядом никого нет, может, я стану счастливым, окружив себя вещами? Из этого ощущения позже может вырасти клептомания.
В этот же период малыш знакомится с собственным телом, и, если он брошен взрослыми, может на своем теле зациклиться и будет счастлив только от созерцания его или от манипуляций с ним. Таким образом, появляются различные сексуальные расстройства.
В возрасте 4—7 лет на первое место выходит потребность в сюжетно-ролевых играх. Одна из грубейших ошибок, которую могут допустить родители, — перегрузка малыша. Если его заваливают занятиями, у него нет ни одной свободной минутки для игры, то потом у него могут проявиться проблемы игровых зависимостей или зависимостей от компьютера, инфантилизм — человек взрослый, но по поведению остается ребенком, и все поступки его — детские, незрелые. Поэтому в этом возрасте любое обучение должно начинаться со слов: “Давай поиграем!”
— А младшеклассники? Им-то “взрослой жизни” в том или ином виде уже не избежать...
— В возрасте 7—11 лет родители должны предоставить ребенку как можно больше возможностей развития на занятиях — пусть и поет, и танцует, и вышивает, и плавает... Необходимо, чтобы он нашел себя, нашел ту нишу, где будет наиболее успешным. Как только он ее найдет, все остальное ребенку будет тоже лучше удаваться. Поэтому не надо заставлять малыша делать то, что у него категорически не получается. Нельзя допускать, чтобы он чувствовал себя аутсайдером.
В 12—15 лет самоутверждение становится доминирующей потребностью. Если ребенок к этому возрасту утвердился в какой-либо области, если он уважаем сверстниками, то этот возраст проходит абсолютно безболезненно. А человек, не нашедший себя в социально приемлемых рамках, будет скорее всего утверждаться в асоциальной среде. Поэтому подростки и совершают преступления с особой жестокостью без корыстного умысла, просто с целью самоутверждения...

* * *

— Как правильно организовать время ребенка в этом возрасте, чтобы исключить опасные ситуации?
— Кружков и секций, повторю, должно быть несколько — при этом их надо подобрать так, чтобы часть занятий была подвижной, на свежем воздухе. Это поможет избежать бесполезных шатаний по улице.
Когда график утвердится, ребенок в течение дня начнет перемещаться из одного кружка в другой. Сначала его кто-то, конечно, должен сопровождать, чтобы исключить различные опасности. Причем об этих опасностях его можно предупредить — если он относится к миру дружелюбно (то есть это в нем воспитано с самого раннего возраста), ребенок примет это к сведению без страхов, спокойно. Сознательно! Как информацию о горячем утюге или электрической розетке.
В это же время у ребенка начинают формироваться дружеские компании по интересам. Поэтому лет с 12 сопровождение детей уже не имеет смысла, если они предупреждены и везде ходят в окружении друзей...
Сегодня на слуху самые страшные истории, связанные с маньяками. Но, по статистике, от 75 до 90% преступлений над детьми совершаются знакомыми людьми. Поэтому необходимо иметь со своим ребенком контакт, чтобы он мог рассказать вам о чем-то подозрительном. Если ребенок будет считать свершившееся с ним зазорным и бояться наказания родителей, он скорее всего ничего не расскажет — и вы не сможете предупредить худшее развитие событий.
— Как объяснить ребенку, что такое сексуальное преступление? Что никто не имеет права трогать его, показывать ему свое тело, говорить сальности?
— Ребенок это поймет, когда родители расскажут ему все о рождении детей. Уже в 3 года малыш начинает спрашивать у мамы и папы, откуда берутся младенцы. И в этом возрасте необходимо рассказать правду. О том, как люди встречаются, любят друг друга, как потом они женятся, а от этой любви соединятся клетки, появляется зародыш и так далее...
Ребенку постарше нужно объяснить, в каком возрасте что должно происходить. Дайте ему почитать энциклопедии на эту тему. Если же родители будут отмалчиваться или отшучиваться в ответ на вопросы “про это”, то дети все равно получат информацию “во дворе” — и можно себе представить, с какими подробностями.
— Типичный случай: мужчина пристает к девочке-подростку, предлагает “сняться в кино”, поехать с ним и так далее... Как правильно себя вести в такой ситуации, если вокруг никого?
— Если маньяку или любому другому преступнику, особенно склонному к насильственным преступлениям, говорить “нет”, то это его только раззадорит. Необходимо сказать, что ты согласна на все, но только не сейчас. Назначить встречу, на которую надо прийти с милицией или взрослыми. А если попытаться бежать — то сначала объяснять свои действия. Например, так: “Я сейчас отойду в сторону, чтобы под светом фонаря меня лучше было видно...”

ИЗ ЛИЧНОГО ОПЫТА
Елена, 19 лет:

— Когда мне было 13, мы с подругой возвращались с занятий в художественной школе. В малолюдном переулке к нам пристали четверо агрессивных парней — загораживали дорогу, говорили сальности, хватали за руки... В конце концов мы предложили им “зайти в гости” и привели их... прямиком к нашему отделению милиции. Никаких заявлений, конечно, не писали — парни испугались одного вида милиционеров на крыльце.
Нина, 18 лет:

— Родители, сколько помню, предупреждали меня о разных опасностях — объясняли, как правильно себя вести в той или иной ситуации. И это мне очень пригодилось. Например, входя в подъезд, я всегда внимательно смотрела, не идет ли за мной кто-нибудь. И если замечала что-то подозрительное, то останавливалась во дворе — копалась в сумке, завязывала шнурки... Классе в восьмом я днем шла с автобусной остановки и поняла, что за мной следит какой-то странный мужик. Останавливаюсь — и он стоит. Явно хочет войти в подъезд следом за мной. Папа и мама — на работе... Что делать? Тогда я завопила что есть силы в сторону балконов: “Саша, Саша! Выходи скорей с ребятами! Я уже тут!” Мужик вздрогнул и... убежал.
Ира, 17 лет:

— В школе у нас были два очень странных преподавателя. Один на уроках ботаники в красках описывал... венерические болезни и показывал фотоальбомы с их последствиями: “Вот, ребятки, так проваливается нос от сифилиса”. Для меня это было жутким шоком. Второй, физкультурник, любил хватать девочек, якобы показывая, как правильно делать упражнения. Родителям мне было обо всем этом неудобно рассказывать — они очень консервативные, на щекотливые темы со мной никогда не говорили. Но другие девчонки не побоялись заложить этих учителей дома. Обоих очень быстро уволили. А вот если бы я оказалась с ними в ситуации “один на один”, не знаю, что бы я делала...
Александр, 38 лет:

— Я очень просто объясняю сыну, который в этом году пойдет в школу, чего надо опасаться: “Тебя никто из взрослых не имеет права трогать. Если ты замечаешь, что человек ведет себя необычно или делает что-то, от чего тебе неловко, или предлагает что-то странное, немедленно прекращай с ним говорить и уходи. Даже если это учитель. Сразу расскажи мне или маме. Почему люди могут вести себя странно? Например, из-за болезни. Из-за того, что они себя плохо чувствуют. Главное — тут же нам рассказать, а мы разберемся”.



Партнеры