Три главных детских “провала”

“В России вкладывают деньги в лечение. А нужно — в профилактику”

31 мая 2007 в 20:00, просмотров: 274

  В 2007 году Москва собирается присоединиться к движению “городов, доброжелательных к ребенку”. То есть бросить все силы на решение самых острых проблем наших детей: маленьких отказников, годами живущих в больницах, сирот при живых родителях, малолетних бомжей-беспризорников... О том, как обстоит дело с правами ребенка в России в сравнении с другими странами, корреспонденту “МК” рассказал представитель Детского фонда ООН (ЮНИСЕФ) в России и Беларуси Карел де Рой.
     
     — Господин де Рой, каковы основные проблемы у российских детей? Они сильно отличаются от общемировых?
     
— В России есть три основные парадигмы, нуждающиеся в изменении. Во-первых, лечение здесь всегда предпочитается профилактике. Это касается многих вещей. Например, год за годом крупные суммы вкладываются в диагностику и лечение ВИЧ-инфекции, в то время как профилактика намного дешевле. То же касается лечения анемии, последствий йододефицита и так далее. Нехватка йода, к примеру, очень опасна для детского организма, приводит к необратимым физиологическим нарушениям и умственной отсталости, и профилактика здесь также более эффективна, нежели лечение последствий.
     Во-вторых, проблема социального сиротства и практика лишения родительских прав. Это тоже относится к вопросу “лечение вместо профилактики”. Нигде в мире ситуацию не доводят до критической, когда детей изымают из семьи, помещают в детский дом и потом ищут усыновителей! Только в России и странах бывшего советского блока. В период с 1990 по 2005 год количество случаев лишения родительских прав тут выросло (!) с 49,1 тысячи до 133 тысяч. Наш опыт показывает, что, если начать работать с родителями на ранней стадии, семью можно сохранить.
     И третье — это проблема детей с ограниченными возможностями. В России очень хорошо поставлено образование для одаренных детей. А вот дети с особыми нуждами — инвалиды, мигранты, дети с ВИЧ — часто выпадают из образовательного процесса, в то время как во всем мире, наоборот, адаптируют процесс под нужды детей…
     — Одна из серьезных проблем современной России — беспризорники. А как обстоит с ними дело в Беларуси?
     
— В Беларуси их меньше, чем в России. Пока. Там не настолько развалилась система соцзащиты, унаследованная от советских времен. Но есть серьезная проблема, с которой столкнулись одинаково и Россия, и Беларусь. Это доля детей, которые оказываются в конфликте с законом. На сегодняшний день в мире Россия занимает первое место по числу детей, которые находятся в местах заключения. Второе место — Беларусь (третье занимает Украина, четвертое — США. — А.К.). И не потому, что дети тут более “преступные”. Просто в других странах существует набор альтернативных мер наказания.
     В Германии, например, гуляя по улице, вы можете увидеть молодого человека, который везет в инвалидной коляске пожилую женщину. Это вполне может оказаться молодой человек, который совершил какое-то правонарушение, и как наказание ему определили работу в социальной службе. Ведь будет намного больше пользы, если он будет трудиться на благо общества, а не находиться в тюрьме. А в России, как и в Беларуси, ювенальной юстиции нет.
     — Господин де Рой, а права ваших собственных детей защищены?
     
— Должен сказать, что недостаточно. (Смеется.) Право, которого они лишены, — это право видеть меня регулярно. Я нарушаю его постоянно.



Партнеры