Прельщай, оружие!

Корреспондент “МК” проник на запрещенные законом коммерческие “учения”

31 мая 2007 в 00:00, просмотров: 1962

  Пострелять из современного боевого оружия — мечта почти каждого мужчины. Но официально такие стрельбы в России запрещены. Тем не менее корреспонденту “МК” без проблем удалось попасть на нелегальные стрельбы, устраиваемые турфирмой на территории… подмосковного НИИ. Сюда может прийти любой — хоть домохозяйка, хоть террорист, желающий потренироваться.
     Почему на это никак не реагируют органы? Сколько стоит запретная забава? Как попасть на секретный полигон?

     
     Автомат “Вихрь” — хорошая штука. Всего 36 см в длину, 2 кг веса и плоский, как книга. Очень удобно носить под пиджаком — не выпирает ни одна деталь. Именно такими вооружены высокие парни в строгих костюмах, которые мелькают за спиной президента, когда тому вздумается погулять по улице. На расстоянии 200 метров “Вихрь” пробивает любой бронежилет.
     Как оказалось, пострелять из оружия телохранителей президента и бойцов спецназа сегодня может каждый желающий. Были бы деньги. “МК” решил понять, насколько законны эти забавы.

У фирмачей есть все — от “максима” до “Гюрзы”

     Приглашение пострелять пришло в редакцию по электронной почте в куче прочего спама. “Сделайте классный подарок мужу, другу, шефу или коллегам”, — зазывала реклама. Оружие предлагалось на выбор: от “трехлинейки” Первой мировой войны до суперсовременных автоматов и пулеметов спецподразделений. Предложение заинтриговало.
     В офисе одной из турфирм мы заплатили не особо крупную сумму за тур. Взамен получили схему проезда. И вот в назначенный день мы на полигоне в компании таких же не наигравшихся в войнушку парней. Желающих пострелять набралось человек пятнадцать. Некоторые, судя по разговорам, здесь не новички. Для остальных проводится краткий инструктаж:
     — Главное правило — не направлять ствол на человека. Даже если оружие не заряжено. Почти каждый раз, сдавая автоматы и пистолеты на склад, мы обнаруживаем в стволе патрон, которого там ну никак не должно было быть.
     В школе военрук в этом месте вставлял фразу про то, что все воинские уставы писаны кровью. Здесь обходится без лишнего драматизма. Люди-то в основном солидные, понимают, что к чему. Некоторые, правда, с молоденькими подругами или женами.
     На столе разложен арсенал в ассортименте. Та самая “трехлинейка” — винтовка Мосина, фронтовой ППШ, “Калашников”, куда ж без него. Пистолеты — от маузера и парабеллума до “Макарова” и “Гюрзы” (девятимиллиметровой “пушки” нового поколения, которой вооружены спецназовцы).
     Вот еще любопытная штучка — пистолет разведчика НРС. С виду обычный армейский штык-нож. Но в рукоятку вмонтировано огнестрельное устройство, которое заряжается одним бесшумным патроном и стреляет на 20 метров. Чисто для того, чтобы “снять” при необходимости часового.
     На боевой позиции расставлено оружие посерьезней. Легендарный “максим” соседствует с ручным пулеметом Дегтярева, знакомым по фильмам про войну. Такой, знаете, с “блином” наверху. Тут же — “Печенег”, принятый на вооружение Российской армии три года назад. Сотрудники полигона называют его лучшим пехотным пулеметом всех времен и народов.
     — Ну, подходите к свободным инструкторам, называйте свое оружие — и на позиции, — командует главный тут мужик в штатском.
     Программа стрельб у каждого из гостей составлена заранее. Но если вдруг на месте захотелось пострелять еще из какого-то оружия, можно внести коррективы — только доплати за патроны (от 200 до 500 рублей за выстрел). А как можно удержаться от очереди из “Максима”, который до этого видел лишь в кино?..
     Кстати, если бы знать заранее, с него лучше было бы и начинать. Потому что перейти с того “Печенега” на пулемет начала прошлого века — все равно что пересесть с иномарки на “Запорожец”: он буквально рвется из рук.
     — Не дави, не задирай ствол! — сквозь грохот пытается докричаться инструктор.
     Бедная Анка-пулеметчица… Чтобы сладить с такой машинкой, нужна была стальная хватка.
     То ли дело “Вихрь”, стреляющий, если так можно выразиться, “бархатисто” и бьющий наверняка. Со ста метров в ростовую мишень невозможно промахнуться даже начинающему. Из той же серии — пистолет-пулемет “Вереск”. Таких же габаритов, что и “Вихрь”, и тоже стоящий на вооружении спецназа и ФСО, он к тому же оснащен оптическим прицелом. Для “Вереска” и 200—300 метров не проблема. Правда, на таких расстояниях его использовать ни к чему. И “Вихрь”, и “Вереск” — оружие ближнего боя. Таким “работают” на ограниченном пространстве: в толпе, в помещении или из машины. Когда на прицеливание нет времени.
     А для стрельбы на точность и дальность есть кое-что и получше. Например, снайперская винтовка Драгунова (СВД), которая на вооружении в армии с 1960-х. С годами появляются только новые модификации. В руках специалиста она бьет на 600 метров, а впервые взявший ее в руки “чайник” не промахнется с двухсот. Правда, с непривычки можно подбить себе оптическим прицелом глаз — отдача хороша. С одним из нас так и получилось.
     Намного приятней в этом смысле ВСС — бесшумная снайперская винтовка по прозвищу “Винторез”, одна из свежих разработок оружейников. На расстоянии 200 м пробивает стальной лист толщиной 6 мм. И при этом — никакой отдачи. А звук выстрела такой, будто лопнул пузырь бубльгума.
     — Жалко, сегодня трассирующими не дают пострелять, зимой разрешали, — сожалеет один из стрелков.
     Народ, похоже, входит в азарт. Вот кто-то начинает поливать из “АК-74”, как говорится, от бедра. Ростовые мишени падают, поднимаются и тут же снова падают, но в обратном порядке. Впрыск адреналина получает не только сам стрелок, но и окружающие. Справок-то от психиатра с нас не требовали. А что, если в голове парня, возомнившего себя героем боевика, что-то слегка переклинит?.. Инструктор за спиной может и не успеть.
     Впрочем, все заканчивается благополучно, и спустя два часа стрелки начинают разъезжаться по домам. Одни — зарядившись уверенностью в себе. Другие — реализовав детские мечты. Третьи — укрепившись в хипповском принципе “Make love not war”.

Военный туризм “пахнет порохом”

     Так называемый военный туризм стал развиваться лет 10 назад на фоне развала армии. Появилось много богатых людей, способных платить за экстремальные впечатления хорошие деньги. А спрос, как известно, рождает предложение. В данном случае в “рыночную экономику” включились военачальники, готовые рискнуть и дать — разумеется, за хорошее вознаграждение — попользоваться боевой техникой.
     С левой коммерциализацией армии и приближенных к ней оборонных госструктур пытаются бороться. Но, судя по всему, безуспешно. Ведь если верить рекламам турфирм, сегодня можно даже полетать на боевых истребителях и покататься на настоящих танках.
     Правда, иногда “игры с огнем” все-таки выходят боком. В апреле этого года уголовное дело против организаторов военно-туристического действа на полигоне артиллерийского училища было возбуждено в Екатеринбурге. Там за 35 тысяч рублей клиентам предлагали пострелять из армейских пистолетов, автоматов и гранатометов. Организаторы экстремального отдыха — начальник полигона, завхоз оружейного склада и коммерсанты из фирмы-посредника — были повязаны прямо во время “боя”. В котором оперативники участвовали под видом клиентов. Следствие пока продолжается.

Иностранцу можно все, россиянину — ничего

     Полигон, на котором в выходной день мы постреляли, принадлежит климовскому ЦНИИТочМаш. Этот институт занимается разработкой стрелкового оружия и патронов к нему. На стрельбище испытывают новые образцы оружия и боеприпасов, а также демонстрируют продукцию иностранным заказчикам. Прежде чем заключать контракт, потенциальным покупателям дают пострелять из нашего и (для сравнения) иностранного оружия. Это как раз та область, где отечественные производители сравнений не боятся.
     Вся торговля с заграницей идет через Рособоронэкспорт. А что, если кто-то из россиян захочет прикупить партию “Вересков” или “Вихрей”?
     — Да вы что! Никакого оборота боевого оружия внутри страны нет и не может быть, — возмутился наш эксперт, в прошлом высокопоставленный сотрудник Российского агентства по обычным вооружениям. — Читайте закон об оружии.
     Федеральный “Закон об оружии” все стрелковое оружие подразделяет на три основные группы: гражданское (для самообороны, охоты и спорта), служебное (условно говоря, оружие ЧОПовцев, с емкостью магазина до 10 патронов и не стреляющее очередями) и боевое.
     Так вот. Боевое используется только в Вооруженных силах и приравненных к ним федеральных силовых ведомствах. Никакой торговли боевым стрелковым оружием не может быть в принципе. А значит, хозяева полигона ни под каким соусом не могут устраивать ни испытательные, ни демонстрационные, ни тем более развлекательно-туристические стрельбы для россиян. Тем более для первых попавшихся, с улицы.

НИИчего не знаем…

     Мы позвонили в НИИ. Трубку подняла, видимо, секретарша в приемной.
     — Девушка, с кем можно поговорить насчет того, чтобы пострелять на вашем полигоне?
     — Вы кто?
     — Обычные люди.
     — Физлица? Тогда ни с кем можете не говорить, это исключено.
     — Ну, вообще-то у нас ЧОП, есть лицензия.
     — Ну, попробуйте позвонить по телефону 580-…-….
     По второму телефону ответил мужчина.
     — У нас ЧОП, — излагаем свою легенду. — Мы хотели бы провести на вашем полигоне тренировку для сотрудников — пострелять из современного оружия спецназа.
     — Оружие и патроны наши?
     — Да.
     И после паузы:
     — Напишите письмо на имя директора института Иванова, изложите свои пожелания. Если нам будет команда, организуем.

Стрелять или не стрелять?

     Стоит ли государству разрешить своим гражданам упражнения с боевым оружием — вопрос достаточно философский. Может, постреляв из АКМ и выплеснув свою воинственность на стрельбище, кто-то не пойдет с ножом в подворотню?..
     А, к примеру, в стабильной и благонадежной Швейцарии у человека, отслужившего в армии, и вовсе на всю жизнь остается его армейский автомат. В связи с чем бандитизма в стране нет как такового. Соседи стараются жить тихо-мирно и не ссориться.
     Как бы то ни было, плох действующий закон или хорош, но сегодня стрельбы из автоматов и пулеметов запрещены. Тем более в таких условиях, когда организаторы больше озабочены не техникой безопасности, а конспирацией. Есть и еще один грустный момент. Связанный с всепобеждающей у наших людей тягой к доению золотого тельца. Если за 200 рублей можно стрельнуть из автомата спецназовца, то тысяч за двадцать могут, наверное, одолжить автоматик на денек? И вот такая гипотетическая возможность особенно напрягает.
     Сергей ФЕКЛЮНИН, Николай РЕПЧЕНКО.
     
     P.S. Когда этот материал был уже готов к публикации, по электронной почте мы получили еще одно заманчивое приглашение. На этот раз предлагали полетать на боевых истребителях “МиГ-31”, “МиГ-29” и самолете “Л-39”, на котором в военных училищах учат летать курсантов. Программа “тура” предусматривает подъем в стратосферу (22—23 км над землей) на сверхвысотном истребителе-перехватчике “МиГ-31” с разгоном на максимальную скорость 2500 км/час либо высший пилотаж на “МиГе-29” или “Л-39”. Стратосферный полет длится 55 минут и стоит $18 500. 45 минут на “МиГе-29” обойдутся в $10 900, а час на “Л-39” — всего в $3450.
     Кроме того, можно испытать чувство невесомости во время полета на специально оборудованном “Ил-76”. За полтора часа полета организаторы обещают 10 разных режимов невесомости общей продолжительностью 250 секунд. Стоимость такого приключения для группы до 15 человек — $23 500. А если ты экстремал-одиночка — плати 2000 баксов и жди попутчиков.
     Что ж, в следующий раз обязательно полетим на самолетах. Странно только, что такие приглашения не получают сотрудники правоохранительных органов. Или получают, но не спешат ими воспользоваться?..



Партнеры