Кошмар по-английски

О чем заводчики не пишут в родословной

31 мая 2007 в 00:00, просмотров: 1531

  Крохотный, любовно выбранный щенок в доме — это радость. Но когда у него, с виду здорового и веселого, внезапно обнаруживается тяжелая болезнь — для всей семьи начинается кошмар.
     Где искать виноватых? Про мир заводчиков, занимающихся племенным разведением породистых собак, порой ходят тревожные слухи — бизнес превращается в страшный конвейер... Сами же заводчики винят “природу” или хозяев. История рыжей бульдожки с трогательной кличкой Чудо Душечка — типичный пример непростой ситуации.

     
     — У моей мамы жила четырехлетняя английская бульдожка, которая была ей как ребенок. Она захромала, и её отвели на рентген. Собаки этой породы чувствительны, как барышни Серебряного века. Обследование затянулось, собачка разнервничалась, стала задыхаться и умерла. Сердечко не выдержало стресса, — рассказывает москвичка Юлия Солнцева. — Что творилось с мамой — не передать. Поэтому мы с мужем в тот же день решили купить ей щенка.
     Юля остановилась на одном из старейших клубов в стране. Заводчица Марина К. известна также как автор книги об английских бульдогах в России. Собаки Марины — сплошь чемпионы России... Юля не собиралась покупать выставочный экземпляр и родословной особо не интересовалась. Она просто мечтала о чудесном плюшевом увальне, который сделает жизнь ее мамы не такой одинокой.
     Утром они с мужем позвонили в клуб: “Есть щенки?” Щенки были. Целый помет — семь двухмесячных малышей от увенчанной званиями суки по кличке Цинтия Лайн Мун. Она и сейчас красуется на сайте питомника. Когда Юля увидела щенят, в складочках, словно одетых в бархатные шубки на вырост, чуть не расплакалась от умиления. Она прижала к груди теплое сопящее существо и поняла, что без этой рыжей крохи по кличке Чудо Душечка не уйдет.
     — Щенок весело прыгал, но немного кашлял. “Это от сквозняка!” — успокоила заводчица. Я обратила внимание, что его мама почему-то стояла в попонке, одни лапы торчали, но Марина объяснила: “У суки течет молоко”. Мы заплатили 1200 долларов и забрали Чудо Душечку. Дома щеночка звали Умой. А через месяц ночью звонит моя мама: “Собака задыхается, кашляет кровью”.
     Приехал ветеринар. Осмотрел щенка: “Давно взяли? Мой вам совет: не хотите “геморроя” — отдайте обратно. Собака неизлечимо больна. Чем ее пичкали? Смотрите: она даже не боится уколов!” За 3 дня Уме сделали порядка 90 уколов.
     Юля Солнцева проштудировала ветеринарную литературу. О собачьем кашле теперь она знала абсолютно все. Но летом у Умы появились желваки под кожей. Грешили на укусы насекомых, на аллергию. “Укусы” не проходили, собачке становилось все хуже. К осени она слегла. Отказывалась от еды, почти не пила. Шерсть выпадала клоками, на коже образовались гнойные пузыри.
     — Мы позвонили заводчице, — рассказывает Юля. — Она послала нас: “Не мои проблемы!” Куда мы только не обращались: от гомеопата до специалистов из знаменитых клиник. Назначались разные диеты, прописывались новые препараты — ничего не помогало. Подозревали стафилококковую инфекцию, атопический дерматит, аллергию. Известный ветеринар-дерматолог Екатерина Кузнецова обследовала Уму и поставила диагноз: листовидная пузырчатка.
     — От Умы остались одни глаза, — Юля еле сдерживает слезы. — Ей назначили шоковую терапию преднизолоном. Преднизолон — токсичный препарат, от ударных доз летит вся эндокринная система, страдают почки, надпочечники — все. С собакой нельзя было нормально гулять, потому что прямые солнечные лучи при приеме этого препарата противопоказаны.
     Начался ад. Два месяца Юлин муж Олег после работы возил собаку на капельницу. Возвращался домой под утро. Пытались перевести Уму на поддерживающую терапию, но стоило снизить количество таблеток с девяти до четырех, как все начиналось сначала. От лечения Ума писалась непрерывно. Не успевала дойти до улицы — Юлина мама мыла подъезд по пять раз в день. Силы пожилой женщины были на исходе, она тяжело заболела.
     Ситуация сложилась безвыходная. Забрать Уму к себе Юля с Олегом не могли. Они живут в съемной квартире с грудным ребенком...
     В полном отчаянии, чувствуя себя предателями, Юля с мужем написали на форум любителей английских бульдогов в надежде на то, что найдется добрая душа, которая приютит бедную Уму: “Любые медикаменты, любые врачи — все что угодно, только спасите собаку!”
     На крик о помощи откликнулась молодая семья из подмосковного Боровска. Сердце Тани Шаибовой, мамы трехлетнего ребенка и хозяйки английской бульдожки Нюши, дрогнуло. Ее не оттолкнула даже непонятная кожная болезнь щенка. Просто стало нестерпимо жалко и бедняжку Уму, и ее многострадальных хозяев. Она понимала, что на их месте другие люди выбрали бы простой вариант — усыпление.
     Ума приехала в Боровск нарядная, как невеста, в шикарном стеганом жакете, модных тапочках и с приданым, которое едва поместилось в машине: пеленки, посуда, корм, игрушки, детские присыпки, витамины и тонна лекарств.
     — Щенок выглядел ужасно, — тяжело вздыхает Таня. — Почти без шерсти, весь в желтых корочках, с сильными отеками, хрупкий, с провисшей спиной. Ума почти не ходила, на улицу ее приходилось выносить. Она была в щенячьем возрасте, но казалась старушкой.
     Но уже через неделю собачка пошла на поправку. Хорошие условия и свежий воздух творили чудеса. Наконец Таня стала осторожно снижать дозу преднизолона. Сегодня Ума уже на 2 таблетках. Она с удовольствием гуляет, носится по траве. У нее начала отрастать шерсть, которая пахнет собачьим теплом. Но о полном выздоровлении говорить не приходится.
     — Собачка очень больна, — говорит ветеринарный врач Елена Богачева, которая не раз осматривала Уму, — у нее целый букет заболеваний, в том числе проблемы с позвоночником. Возможно, это генетическое нарушение. Сейчас Ума в стадии ремиссии. Она сидит на гормонах, поэтому страдают внутренние органы.
     Мир заводчиков, занимающихся племенным разведением породистых собак, закрыт от посторонних глаз. Лишь иногда просачиваются страшные слухи о том, что сукам колют гормоны, способствующие многоплодной беременности, что используется инбридинг — спаривание близких родственников. Все это не может не сказываться на наследственности. Вяжут кобелей, больных демодекозом, спаривают сук с первой течки. Собаки не вылезают из беременностей, а, к примеру, английские бульдоги не рожают самостоятельно — им делают кесарево сечение.
     Некоторых ставят на конвейер, заставляя плодиться по десять раз подряд. Что может передать такая машина по производству дорогих щенков своему потомству? Не удивительно, что в роду сплошных чемпионов голубых кровей порой появляется экземпляр, несущий генетический брак. Сука, у которой родился щенок с уродствами, должна исключаться из племенного разведения, но заводчики используют разные ухищрения, лишь бы избежать убытков. Известны случаи, когда... перебивались клейма, как номера на краденом автомобиле.
     Заводчики стараются экономить на всем: кормах, витаминах, анализах. Расходы действительно большие. К примеру, за операцию кесарева сечения ветеринары берут 150—200 баксов. «Правильное» разведение не является особо выгодным бизнесом. Щенок английского бульдога продается за 1000—1200 долларов, но в России за ними не стоит очередь. Поэтому живым товаром больше интересуются клиенты-иностранцы. На Западе за обычного маленького англичанина просят минимум 2 тысячи евро, а цена на титулованных щенков доходит до 5—6 тысяч.
     — Однажды мне позвонила заводчица английских бульдогов и на условиях строгой анонимности рассказала: “Сука, которую вязали, очень больна. Она лысая, почти без шерсти, под попоной не видно”. Меня как молнией ударило! Потом я узнала, что от почечной недостаточности умер однопометник Умы, — рассказывает Юлия.
     …Двухкомнатная квартира в пятиэтажке на окраине Москвы. Здесь находится клуб английских бульдогов. Три суки, один кобель. Еще четверка в загородном питомнике. На пеленках посапывают месячные щенята, толстенькие, лапки врастопырку, шелковые животики — чудо, как хороши!
     Марина К. не чувствует себя виноватой. А ведь несколько лет назад на нее даже подавали в суд. История бульдожки Настеньки (по документам Изумруд Гения Шамана) попала в газету. Через месяц после покупки у щенка перекосило нижнюю челюсть, а нижний клык вообще не вырос. Рентген показал отсутствие костной носовой перегородки, дисплазию верхней челюсти. Но суд оставил иск без удовлетворения: хозяйка Настеньки почему-то перестала являться на заседания. Заводчица заявляет, что та якобы просто хотела нажиться на клубе: “В ветеринарной академии не подтвердили, что дефекты наследственные. А челюсть, скорее всего, была повреждена в драке. У хозяйки на квартире обитала целая псарня.”
     Она показывает мне Цинтию. Красивая, ухоженная собака совсем не похожа на мать уродов. У нее было 3 помета, всего 26 щенков. Они разъехались по миру: кто в России, кто в Китае, кто в США. Почему же Юле так не повезло с Умой?
     — Она купила двухмесячного щенка, красивого, абсолютно здорового, — Марина рассказывает свою версию событий. — И с его матерью ничего страшного не было. После родов суки линяют. Видите мать? — Она подзывает к себе собаку с отвисшими от кормления сосками. — Если ее сейчас выдрать, вычесать, будет лысоватой. Когда Юля пожаловалась: “Марина, у собаки проблемы с шерстью, врачи считают, что у нее пузырчатка. Мама больна, не могли бы вы на пару недель пристроить Уму?”, я обзвонила знакомых — никто брать не хочет. Сказала, что к себе смогу взять собаку только весной, когда переедем на дачу. Да и страшно было. Никто не знает про эту болезнь. Я боялась, что, если возьму к себе, у меня заболеют все собаки. Когда я увидела на форуме в Интернете фотографию Умы, пришла в ужас. Мне кажется, что преднизолоном ей все сбили, но почему-то виноваты мы!
     В породу влюбляются. Часто — навсегда. Но Юля Солнцева, наверное, не скоро решится завести “бульку”. Она ведь не вычеркнула Уму из своей жизни. Для нее она по-прежнему и чудо, и душечка. А Таня Шаибова уже подарила бульдожке полгода веселой собачьей жизни.



Партнеры