Контракт алхимика

Дима Колдун: “Киркоров жил вдвое роскошнее меня”

1 июня 2007 в 13:14, просмотров: 516

“Евровидение” закончилось почти месяц назад, а скандалы до сих пор не утихают. Сначала оправдывался за свою “лаша тумбай” Андрей Данилко, занявший на конкурсе второе место в образе Верки Сердючки. Теперь страсти разгораются вокруг Дмитрия Колдуна, победителя последней “Фабрики звезд”.
Собственно, “разборки” начались еще до отъезда Колдуна в Финляндию — он подписал контракт с одним продюсером, а повез певца на конкурс другой — певец Филипп Киркоров. В итоге русский артист белорусского происхождения занял шестое место, что для Белоруссии было неслыханным успехом. Что дал этот конкурс музыканту, а также закулисные подробности того, “как все прошло”, Колдун рассказал эксклюзивно “МК-Воскресенью”.

 

Неблагодарные продюсеры

 

— Дима, когда ты поехал от Белоруссии, многие удивились: Колдун же все-таки выпускник российской “Фабрики звезд”! При чем здесь Белоруссия?

— Я родился в Белоруссии и там начинал свою артистическую карьеру. Уже в прошлом году пробовался в отборочных турах на “Евровидение”, но не прошел. Это было за десять дней до того, как попал на “Фабрику”.
Я бы, конечно, мог поехать и от России, но здесь участник выбирается специальным комитетом, а в Белоруссии — открытая система отбора. И в ней может выиграть буквально каждый. Например, в качестве претендентки была Диана Гурцкая.

— Откуда появилась песня для “Евровидения” “Work your magic”?

— Я позвонил Филиппу Киркорову и попросил дать мне совет, что делать? На что Филипп мне просто сказал, что у него есть песня специально для меня. Это было неслыханным подарком с его стороны!

— С чего это ты позвонил: вы были уже знакомы?

— Мы познакомились на “Фабрике”, где исполняли песню дуэтом. Он сказал, что поет только с победителями. Ну, вот тогда мне и повезло. (Улыбается.) С тех пор мы в дружеских отношениях.

— Когда выяснилось, что ты едешь на “Евровидение”, разразился скандал, мол, твой продюсер Дробыш тебя не отпускает, и под угрозой оказалась твоя поездка на конкурс. Что было на самом деле?

— Когда я участвовал в отборе в Белоруссии, продюсерский центр смотрел на это сквозь пальцы, никто не мешал, но и не помогал. А как выяснилось, что я поеду, — меня начали критиковать, мол, зачем я полез в отборочный тур?!
Но пути назад уже не было — потрачены силы, деньги. Начались разбирательства юридического плана. Пришлось подписывать кучу бумаг. Как мне, так и белорусским организаторам.

 

Разбогател после “Евровидения”

 

— “Евровидение” закончилось. Ты доволен результатом?

— Я изначально даже не рассчитывал на такое место. Тем более, сами понимаете — я поехал от Белоруссии, а в Европе относятся к ней не очень...
Результат мог быть и лучше, но те страны, которые ставили мне приличные оценки в полуфинале, — Дания, например, Норвегия, Швеция — в финале почему–то не поставили ничего. Признателен россиянам, которые мне отдали наивысший балл — 12.

— Что ты ожидал получить благодаря участию в “Евровидении” и что в итоге приобрел?

— Что ожидал, то и получил. “Евровидение” мне прибавило популярности. От нее и количество концертов, и стоимость выступлений увеличились. Точнее, если раньше концертов вообще не было, то сейчас они наконец-то появились.

— И с кем ты теперь будешь работать: с Дробышем или с Киркоровым?

— Я на следующей неделе приступаю к записи первого сольного альбома. И мне действительно помогает человек, которого вы все хорошо знаете. Но его имя я пока держу в секрете.
Если говорить о предпочтениях... Мне нравится, что делает Виктор Дробыш, но вы видите, какая непонятная ситуация сложилась. До “Евровидения” мало что продвигалось в моей карьере. И я сам не знаю, что со мной будет завтра.

 

Заповедные сундуки

 

— Давай поговорим о собственно “Евровидении”. Чем тебе запомнилась славянская вечеринка в Хельсинки, собравшая весь бомонд?

— Помню, что впервые за все время нахождения на конкурсе именно там я увидел своего продюсера Виктора Дробыша. И там же состоялся наш первый разговор за последние три месяца. Поговорили о том, как дальше жить.

— И как тебе дальше жить?

— Честно говоря, разговор меня несколько обнадежил. Виктор Яковлевич обещал записать наш альбом в Америке. То есть начать работать глобально. Но в тот момент я думал только о конкурсе и мне было не до обсуждения других вопросов. Я поел там очень вкусных пельменей и пошел спать.
Мы же там не развлекались! Каждое утро я вставал, репетировал, вечером — осмотр фониатора. У нас был свой фониатор, от белорусской команды. Он вылечил даже Юрия Аксюту, комментировавшего конкурс для россиян, когда тот простудил горло.

— А как же известная славянская традиция — горилка, водочка...

— Да не любитель я спиртного. За все “Евровидение” не выпил ни капли.

— Что, даже собственной пиар-продукции не попробовал? Говорят, ваши подарки были одними из лучших.

— Да я бы сказал — самыми лучшими! — восклицает Дима. — Мы раздавали подарочные бутылки — поллитра настойки и поллитра водки. Почему настойка? Она сделана на белорусских травах, национальный напиток. С моей физиономией, которая была вмонтирована в бутылку. А еще был “мэджик бокс” — волшебный сундук Колдуна: со всякими вкусными белорусскими конфетами.
Конечно, я тоже попробовал все это перед “Евровидением”. Но я не алкаш, чтоб напиваться. Поэтому решил взять бутылочки на память. Привез домой.

 

С геями все уладил

 

— Иностранные журналисты тебя сравнивали с давним другом Киркорова греческим певцом Сакисом Рувасом, мол, это тебе должно было помочь на конкурсе...

— Наверное, помогло. Греция мне семь баллов поставила. Кстати, журналисты задавали вопрос, который меня убил: “Как Белоруссия относится к геям? Если вы вдруг выиграете, как руководство страны отнесется к тому, что ей придется принимать на следующий год геев, которых с каждым годом становится все больше?”
Приехав домой, я переадресовал вопрос чиновникам. На что они ответили: “Пусть геи приезжают! Разместим всех!” (Смеется.)

— Тебе довелось пообщаться с победительницей конкурса сербкой Марией Шерифович?

— Единственный случай, когда я с ней столкнулся, произошел за сценой. Девушка шла за кулисы и по дороге ела гамбургер. Причем она не просто ела, а давилась, проглатывала с такой скоростью, как будто ее только что выпустили из Освенцима.
А в принципе всем было не до нее. Все внимание иностранной прессы было приковано к Верке Сердючке.

— Ты знаком с Андреем Данилко?

— Мы познакомились после “Фабрики звезд”. Общаемся, на славянской вечеринке вот тоже парой словечек перекинулись. Он сказал, что у меня замечательная песня, пожелал удачи. Ну и я ему, соответственно, тоже.

 

Бутылками по конкурентам

 

— Расскажи о бытовой части “Евровидения”. Кто выбирал тебе гостиницу?

— Филипп Киркоров, конечно. Они с командой объехали чуть ли не с десяток отелей. В итоге мы поселились в пяти звездах. У меня был люксовый номер, три комнаты. Спальня с кроватью два на два метра, гостиная с кожаным диваном. Даже два санузла, в смысле, два душа. Правда, рассиживаться мне там особо некогда было.
Кстати, у Филиппа был номер вообще на шесть комнат!

— Ты как-то специально готовился к конкурсу? Ходил по салонам красоты, пропадал в “качалке”?

— С этой точки зрения — никак не готовился. Участие в таком конкурсе — это стресс, который стоит десяти посещений спортивного зала. Пожалуй, только отказался от участия в проекте “Король ринга” — боксерских боев. Просто я бы мог себе там сломать что-нибудь или повредить лицо. Как бы я тогда пел на “Евровидении” с фингалом?

— А психологически ты был подготовлен?

— Главное — иногда давать себе эмоциональную разрядку. Я в день финального выступления занимался такой саморазрядкой. Где-то за полчаса до начала у меня было уже какое-то нервное состояние, мне хотелось что-нибудь эдакое вытворить. И возможность предоставилась.
Гримерки у сцены были разделены перегородками, которые не доставали до потолка. У меня было несколько пластмассовых бутылочек с промоликером, и я стал их кидать по разными направлениям, в гримерки. Наугад. Кому попало — тому попало. Все равно никто не поймет, откуда они летят!
Правда, я этикетки снимал предварительно, чтобы не вычислили, чье это. А что? Людям — радость, мне — утешение. (Смеется.)

 

Платили, как за Билана

 

— На Колдуна, как и на Сердючку, делали немало ставок в букмекерских конторах. Не знаешь, сколько поставили на тебя?

— Насколько я слышал, изначально тройка лидеров выглядела так: на первом месте — DJ Bobo из Швейцарии, участник из Швеции — The Ark — на втором, а на третьем был я. Мой коэффициент составлял 9 к 1. Как мне сказали, ставки были примерно такими, как у Билана в прошлом году.

— Что тебе сказал Филипп Киркоров, когда все закончилось?

— Сказал, что я молодец. Он был очень рад тому, как я выступил. Но я это уже плохо помню, так как очень волновался, ждал результата.

— Слышала, что на родину в Минск ты возвращался один, без Филиппа. Куда дел продюсера?

— Он сам не поехал. Из скромности. Сказал, чтобы я один купался в лучах славы.

 

Невыездная Вика

 

— Чем заняты мысли Дмитрия Колдуна теперь, когда все перипетии с “Евровидением” уже позади?

— Думаю, как бы мне диплом написать — в этом году оканчиваю институт.

— На какую тему диплом?

— Про высокомолекулярные соединения, полимеры, короче говоря. Пропадаю целыми днями в библиотеке. А в остальном жизнь — обычная рутина, как и у всех.

— На личную жизнь времени хватает?

— Хватает. И на встречи с друзьями, с девушкой.

— Ты по-прежнему встречаешься с Викой? А как же возросшая популярность, красивые поклонницы вокруг?

— Популярность никак не повлияла ни на меня, ни на мои взаимоотношения с девушкой. Мы так же общаемся. Она мне звонила во время “Евровидения”, подбадривала, говорила: “Дима, вперед!”. Я специально не стал брать никого из близких, чтобы меня не отвлекали.
А поклонницы меня не достают — я сменил номер телефона, к тому же они еще не выяснили, где я живу.

 

“Ем сырое мясо”

 

— Где сейчас твое основное “место дислокации”?

— Я живу там, где работаю. А рабочее место у меня сейчас — Москва. Снимаю квартиру. Не в центре, правда, но район хороший. Единственная проблема — машина. Хочу купить, но пока на права не сдал.

— Ты еще и в автошколе учишься?

— Да вот. Зубрю правила. Скоро будут экзамены.

— Кроме учебы и музыки в твоей жизни присутствуют еще какие-то увлечения?

— Я люблю поспать, телевизор не смотрю вообще, иногда сижу в Интернете, общаюсь.
Еще покушать люблю. Готовить умею, но не готовлю — времени нет на это. Поэтому питаюсь в основном в ресторанах. Особенно люблю сырое мясо.

— У тебя не за горами день рождения. Как отмечать будешь?

— Такие проблемы вокруг — когда тут отмечать? По-русски, с размахом, я никогда и не отмечал. Только по-белорусски. (Смеется.) То есть никак. Дома посидишь за компьютером, вот день рождения и прошел...

 



Партнеры