Куда приводит детство?

В России стали в три раза чаще лишать родительских прав.

1 июня 2007 в 10:58, просмотров: 243

На сегодняшний день проблема беспризорников является для России наиболее серьезной. Об экстренной помощи “детям улиц” и правах российских детей вообще мы беседуем с представителем Детского фонда ООН (ЮНИСЕФ) в России и Беларуси Карелом де Роем.

- Сколько мобильных бригад и машин экстренной помощи надо на Москву, чтобы хоть как-то решить проблему?

- Пока трудно сказать, но две машины фонду “Самюсосьяль” мы уже предоставили. Эта организация давно работает с уличными детьми во многих странах по всему миру.

- То есть, социальное сиротство и дети, живущие на улице, – это не российское изобретение?

- Из-за насилия в семье дети оказываются на улице по всему миру. А вот социальное сиротство больше типично для России. Только в России и странах бывшего советского блока практикуется лишение родительских прав, и дети оказываются в детских домах.

- “Бывший советский блок” – то есть, так происходит и в Румынии, и в Чехии?

- Да, но там эти проблемы начинают решать. В Румынии, например, положение было очень тяжелым. Именно поэтому в силу своей специфичности Россия должна находить свое решение проблемы. Я считаю, что Россия должна видеть свое будущее как страна, где нет социальных сирот. Это мечта. Но нужно к ней стремиться. Если нет мамы и папы – в этом случае усыновить нормально. Но не надо иметь никаких интернатных учреждений в государстве! Ну, может, только приюты для каких-то конкретных целей. Персонал в детских домах должен пройти программу переквалификации и работать на сохранение семьи. Хороший опыт уже накоплен – в Томске, Самаре. И не надо России искать чужой опыт: тут есть очень умные люди, которые могут найти свое решение.

Кстати. В период с 1990 года по 2005 общее количество детей в России сократилось на 7,81 млн.

А число случаев лишения родительских прав выросло (!) с 49,1 тысячи до 133 тысяч.

- А вам интересно работать в России? Ведь до этого вы возглавляли ЮНИСЕФ в Ираке, стране, скажем так, более экзотической.

- Интересно, хотя и очень сложно. Каждый день я узнаю что-то новое. Но к счастью, со мной работает очень хорошая команда.

- Почему вам сложно работать в России?

- Самая большая трудность состоит в том,  что я не говорю на русском языке (очень весело смеется – А.К.). Я никогда не работал в стране, в которой я не могу напрямую общаться и выражать свои мысли! Даже в Ираке, где государственный язык - арабский, я мог общаться с людьми в правительстве на английском.

- Каковы основные проблемы у российских детей? Они сильно отличаются от общемировых?

- Наш опыт работы в России показал, что есть три основные парадигмы, которые нужно менять. Во-первых, лечение в России предпочитается профилактике. Например, год за годом крупные суммы вкладываются в диагностику и лечение ВИЧ-инфекции, хотя профилактика гораздо дешевле и эффективнее. То же касается лечения анемии и последствий йододефицита. Нехватка йода очень опасна для детского организма,  она приводит к необратимым физиологическим нарушениям и умственной отсталости. ЮНИСЕФ давно занимается этой проблемой в России, и мы знаем, что профилактика йододефицита – употребление йодированной соли – эффективнее, чем лечение последствий.

Во-вторых, проблема социального сиротства и практика лишения родительских прав. Это тоже относится к вопросу “лечение вместо профилактики”. Нигде в мире ситуацию не доводят до критической ситуации, когда детей изымают из семьи, помещают в детский дом и потом ищут усыновителей. Гораздо эффективнее работать с родителями и сохранять семью.

И третье, это проблема детей с ограниченными возможностями. В России очень хорошо поставлено образование для одаренных детей. А вот дети с особыми нуждами – мигранты, инвалиды, дети с ВИЧ - часто выпадают из образовательного процесса. В то время как во всем мире ориентируются не на то, что эти дети “не могут”, а на то, что им “нужно”. То есть, детей с ограниченными возможностями не исключают из общеобразовательного процесса, а, наоборот, адаптируют процесс под нужды детей…

- А как обстоят дела с уличными детьми в Беларуси, где вы также возглавляете офис?

- В Беларуси их меньше, чем в России. Пока. Там меньше развалилась система соцзащиты, унаследованная от советских дней. Там рыночная экономика развивается не так агрессивно, как в России.

Но есть серьезная проблема, с которой столкнулись одинаково и Россия, и Беларусь. Это доля детей - как в процентном отношении, так и по численности – которые оказываются в конфликте с законом. На сегодняшний день в мире Россия занимает первое место по числу детей, которые находятся в местах заключения. Второе место – Беларусь (третье занимает Украина, четвертое – США – А.К.). И не потому, что дети тут более преступные. Просто в других странах существует набор альтернативных мер наказания.

В Германии, например, гуляя по улице, вы можете увидеть молодого человека, который везет в инвалидной коляске пожилую женщину. Это вполне может оказаться молодой человек, который совершил какое-то правонарушение, и как наказание ему определили работу в социальной службе. Ведь будет намного больше пользы, если он будет трудиться на благо общества, чем будет находиться в тюрьме. А в России, как и в Беларуси, ювенальной юстиции нет.

- Результаты каких проектов ЮНИСЕФ в России радуют вас больше всего?

- Мы очень много работаем на Северном Кавказе. В Чечне с нашей помощью сделаны протезы рук и ног детям, пострадавших от мин. Также мы помогаем детям в Беслане и уже можем говорить, что многие из них вернулись к нормальной жизни.

А недавно мы получили электронное письмо от Татьяны – это девушка, которая сидела рядом с президентом Путиным на “юношеской восьмерке”. Пишет, что хочет делать что-то полезное для ЮНИСЕФ.

- Господин де Рой, а права ваших детей защищены?

- (смеется – А.К.) Должен сказать, что недостаточно. Право, которого они лишены – это право видеть меня регулярно. Я нарушаю его постоянно.

Дети России и их проблемы в цифрах

Ежегодно в России рождается более 1, 4 млн детей.

Всего 34% находятся на грудном вскармливании хотя бы 6 месяцев.

600.000 детей официально признаны инвалидами. Из них 200.000 не получают образования, треть – обучается отдельно от сверстников.

180.000 живут в детдомах и интернатах.

40% юношей и 30% девушек регулярно употребляют алкоголь, около 10% подростков пробовали наркотики.

32.8 подростка из 100.000 кончают жизнь самоубийством.



    Партнеры