Театр одного микрофона

“МК” вспоминает Николая Озерова вместе с его друзьями

2 июня 2007 в 00:00, просмотров: 349

  Сегодня исполняется 10 лет, как ушел великий Озеров — потрясающий человек, выдающийся спортсмен, талантливый актер и неповторимый комментатор.
     Комментарии Николая Николаевича — классика жанра. Его умение преподнести даже самый скучный, казалось бы, матч как событие выдающееся порой затмевало происходящее на футбольном поле. Озерова любили, а добиться любви зрителей — пожалуй, самая сложная задача для человека, не попадающего в кадр. Мы решили предоставить слово тем, кто знал его лично, работал с ним вместе или просто восхищался его талантом.
     Виктор ПОНЕДЕЛЬНИК, чемпион Европы-1960:
     — Я познакомился с Николаем Николаевичем, как только попал в сборную Советского Союза. Нас представили на первой же тренировке, и теплые дружеские отношения мы поддерживали до последних его дней. Он был театральным актером, он был и остается до сих пор, да простят меня его коллеги, комментатором номер один, высшим профессионалом своего дела. Все остальные — его последователи. Он часто бывал у меня дома и в Ростове, и в Москве. Именно он, и за это я ему бесконечно благодарен и встаю перед ним на колени, познакомил меня с Майей Михайловной Плисецкой. Момент, когда она назвала меня своим любимым футболистом, стал для меня — тогда еще совсем молодого игрока — приятным шоком.
      А какие у него ученики — Володя Маслаченко, Женя Майоров — все они выдающиеся личности. А как он любил “Спартак”! Но, заметьте, никогда не выпячивал свои симпатии в репортажах — верх профессионализма.
     Анна ДМИТРИЕВА, телекомментатор:
     — Николай Николаевич играл изобретательно, у него было феноменальное теннисное чутье. Техникой он обладал самобытной. Его удар справа считался бронебойным. Первая подача — пушечной. Зато второй он, как правило, еле-еле вводил мяч в игру. А когда проигрывал, то обычно надевал на голову старую задрипанную тюбетейку — и становилось ясно, что настроен он решительно и намерен исправить ход игры. Соперник видел тюбетейку и трепетал. У Озерова было довольно много таких актерских психологических приемов. Однажды был такой случай. Как-то Молотов стоял на набережной и голосовал. Мимо ехал Озеров, который посадил его к себе. И когда Молотов из этой машины выходил, спросил Николая Николаевича: “А вы мне автограф не оставите?”
     Конечно, он был необычным журналистом, он был актером. И знал целую кучу всяких приемчиков. К примеру, как охмурить кассира, когда надо получить дефицитные билеты, или как уговорить буфетчицу открыть буфет и продать ему то, что он хочет. А еще рассказывал, как провести друзей на стадион. Говорил: “Надо подойти к контролеру и сказать: “Здравствуйте, со мной 13 человек!” И тогда все внимание контролера уходило только на то, чтобы 14-го не пропустить.
     Женился Николай Николаевич поздно, у него родились двойняшки — Надя и Коля. Надо было видеть, как резко он изменился, когда у него появилась семья. Из героя-любовника он превратился в настоящего героя-отца. Звонил домой по 100 раз в день, даже из-за границы, откуда вообще никому звонить не разрешали. На какие только унижения не шел ради этих звонков.
     А уходил Николай Николаевич с телевидения драматично. Время изменилось — шла перестройка, его стали просто выживать. И, наверное, этот момент остался тяжелым осадком у всей его семьи.
     Александр ПОКАЧУЕВ, Елена ШПИЗ.




Партнеры