Хлестаков наконец-то запел

Необычную оперу показывают в крошечном сценическом пространстве Театра Наций: “Ревизор. После комедии”

4 июня 2007 в 14:12, просмотров: 585

Музыку молодого композитора Романа Львовича с явным удовольствием играют оркестранты и певцы из соседнего театра Станиславского и Немировича-Данченко. История, которую досочинила после Гоголя режиссер Ирина Лычагина, оказалась не по-комедийному грустной.

“Ревизор. После комедии” — своего рода постмодернистский сиквел, рассказывающий о том, что стало с Марьей Антоновной после бегства Хлестакова. А ничего хорошего с обманутой, опозоренной провинциальной барышней произойти не могло. Петербургский проходимец стал в ее помутившемся сознании прекрасным фантомом. И никакие аргументы родителей — потерявшего свою должность экс-городничего и его скомпрометированной супруги — не способны заставить несчастную девушку поверить в то, что сказочный принц — банальный прохвост.

Эту историю Лычагина придумала еще раньше, когда здесь же, в Театре Наций, поставила драматический моноспектакль с тем же названием. Затем появился композитор Роман Львович, превративший трогательный актерский монолог в настоящую оперу с небольшим оркестром, подержанным синтезатором, хором и четырьмя персонажами — Городничим, Анной Андреевной, Хлестаковым и Марьей Антоновной. Музыкальный язык оперы можно легко обозвать постмодернистским и на том успокоиться. Однако под данным термином прячется все что угодно: от стебной пародии до беспомощного плагиата. Музыка Львовича, к счастью, ни то ни другое. Конечно, это стилизация, полная аллюзий, цитат и псевдоцитат. В ней есть все: и отсылы к русской классической опере, и жанровые вставки, и вполне современные звучания. Эклектика, оправданная эпохой (все уже написано, черт побери!) и драматургическим материалом, основанным не только на тексте Гоголя, но и на аутентичном дневнике некой реальной барышни позапрошлого века.

Гоголевская фантасмагория, полная бредовых снов, накладывается на искреннее страдание живых людей — режиссеру вместе с актерами удалось достичь синтеза этих, казалось бы, несовместимых линий. Сергей Балашов (Хлестаков), Наталья Владимирская (Анна Андреевна), Денис Макаров (Городничий) — молодые певцы, исполняющие по месту своей основной работы в театре Станиславского и Немировича-Данченко так называемые “партии первого положения”, не боятся крупных планов, неизбежных на столь малом пространстве сцены. Харизматичная дебютантка Мария Лобанова (Марья Антоновна) эти крупные планы обыгрывает с органичностью хорошей драматической актрисы. Но главное, что спектакль эмоционально “цепляет”. И для современной оперы это прямо-таки удивительно.



Партнеры