Еще скрипит потертое седло

А ты записался в мушкетеры?

5 июня 2007 в 20:00, просмотров: 625

  Неслыханное дело: Лувр захватили гвардейцы кардинала! Давно они так не наглели. Понятное дело, что мушкетерам поручили освободить дворец от непрошеных гостей. Замок расположен очень неудобно: в лесу, в самой чаще. Вот небольшой отряд мушкетеров приближается к Лувру. Залегаем в кустах. Ждем. Оп — из окна дворца осторожно выглядывает гвардеец. Не заметив меня, он выпрыгивает на землю и тут же получает пулю... то есть шарик с краской под лопатку. Так одного за другим мы и выкурили из Лувра всех гвардейцев. Историческая справедливость была восстановлена. Мушкетеры победили! А корреспонденты “МК” выступали на прошедших недавно в Подмосковье Больших пейнтбольных маневрах именно за мушкетеров.
     Маневры — дело серьезное. Со всей России собираются сюда люди побегать по лесам, пострелять друг в друга. Длится все это мероприятие с раннего утра и до самого вечера. К концу дня — все уставшие, но жутко довольные.
     Народ переодевается в камуфляж, надевает специальные маски. Вообще к форме — особое отношение. Главное — чтобы было удобно бегать, прыгать, лежать на земле. Но самый необходимый предмет — шлем. Шарик вылетает из маркера с невероятной скоростью, и если лицо не защитить, то жди беды. И зуб можно потерять, и глаз. Мне, кстати, именно в глаз попал шарик. Хорошо, что на мне в этот момент шлем был.
     Народ суетится. Скоро первая миссия начинается, а еще маркеры не все получили.
     — Мушкетеры! До первой миссии осталось совсем немного времени, подтягивайтесь ко входу в зону, — это “генерал” наш кричит. Волнуется тоже.
     — Вы нам оружие выдайте, и мы сразу подтянемся, — кричит кто-то из очереди за маркерами.
     — Приезжать раньше надо было, — злится “генерал”.
     Наконец все получено. Маркеры заряжены воздухом и шарами. Можно идти в первую миссию.

* * *

     — Когда в тебя попадает шарик — это довольно больно, — рассказывал мне перед маневрами коллега. — Потом синяки остаются.
     Я почему-то не верил. Молодой был, зеленый. Салага, в общем.
     Сижу за деревом. Прячусь. Потом думаю: какого черта я тут прячусь, в атаку надо. Красные всего в нескольких десятках метров. Я встаю в полный рост, высовываюсь из-за дерева, и тут... Шлеп! И дикая боль в ноге. Шлеп! Как будто ударили чем-то под лопатку. Шлеп! И в бок вонзается очередной шарик. Очередью, зараза, стреляют! Поднимаю маркер вверх, мол, ранен, встаю, и не палите по мне. Но азарт красных — страшная вещь. Пока я дошел до другого дерева, в меня еще раз пять попали. С поля боя вышел практически инвалидом.

* * *

     Пока в лесах кипят бои, в лагере мушкетеров своя жизнь. Народ делится друг с другом ощущениями.
     — Там, у Лувра, такие бои идут! Сейчас опять туда пойду, а то наших там зажимают! — говорит один боец.
     — Подожди, вместе пойдем, — говорит второй.
     Для особо уставших и проголодавшихся действует полевая кухня. Есть можно сколько угодно. Оно и понятно: бойцов надо хорошо кормить, чтобы они воевали на совесть.
     — Мушкетеры! — это опять “генерал”. — Кто сейчас свободен, срочно подходите к воротам в зону! Необходимо как можно больше людей, сейчас ваши силы необходимы!
     Генералам видней. К ним приходит вся информация об обстановке на поле боя. Где наших особо зажимают, а где, наоборот, наши в счете ведут.
     Вообще, весь день делится на миссии. Разные задания. Например, надо взять некое место и удерживать его как минимум полчаса. Или найти специальный артефакт. И это только на словах могут быть “подвески королевы”, а на самом деле это огромный армейский ящик.

* * *

     И снова я на поле боя. Миссия на первый взгляд проста: сопроводить танк до определенного места. Кстати, танки — вполне натуральные. То есть на гусеницах и с огромным дулом. Сам по себе, конечно, деревянный, но от этого не менее крутой.
     И вот мы дружной командой семеним за этим агрегатом на гусеницах. Где-то тут есть красные, у которых задание — не пропустить нас.
     Как мы его не заметили — большой вопрос. Но один из бойцов кардинала залег в кустах, выждал, пока мы все мимо него пройдем, а потом расстрелял всех. Стратег!
     Танк остался без сопровождения. Миссия провалена.
     Никто ни на кого обид не держит. То есть нет такого, мол, этот меня расстрелял, а я его потом на выходе подожду. Это все-таки игра. Хотя есть и не совсем честные игроки. Если в них попали, они не торопятся уйти с поля. Потихонечку сотрут краску и снова как новенькие. Таких на поле не любят. Играть, в конце концов, надо честно.
     К середине дня народ уже устал. В бой особо никто не рвется. Остаются только генералы, которым необходимо выиграть бой. Они то и дело обращаются к народу, мол, давайте, мобилизуйтесь!
     — Один за всех и все за одного! — вспоминают они мушкетерский девиз. Действует уже, честно говоря, слабо. Мушкетеры устали от беготни, от жары. Им бы пивка холодного. Кстати, “у многих с собой было”, так что на жаре они уже “готовые” и ни о каком бое и речи идти не может.
     Но есть и настоящие патриоты. Этих хлебом не корми — дай повоевать. За счет них мы, собственно говоря, и выиграли!
     — Ну не могли мушкетеры проиграть гвардейцам! Изначально не могли! Это было бы неправильно, — говорят бойцы в конце дня.

* * *

     Поучаствовать в маневрах — это здорово! Эмоции перехлестывают. Потом еще долго рассказываешь знакомым, мол, вот, помнится, лежу я в засаде, а этот на меня выскакивает, и я его бах-бах!.. Хотя многие к пейнтболу относятся с пренебрежением. Один мой коллега презрительно скривился и заявил, что стрелять в людей, пусть даже и шариками с краской, — аморально. Может быть, он и прав. Но простое детское желание “поиграть в войнушку” иногда преобладает над здравым смыслом, и ты берешь маркер, засыпаешь туда шарики — и бегом на поле боя!



Партнеры