Прыжок “умелые руки”

Россияне пашут как кони, объедаются пирожными, вправляют плечи и заставляют мир открыть рот

5 июня 2007 в 00:00, просмотров: 293

Сегодня сборная России по прыжкам в воду — это нечто. Дмитрий Саутин готовится к пятым Олимпийским играм. Ирина Лашко прославляла Союз, потом Австралию, теперь снова прыгает за российские просторы. Юлия Пахалина вообще заговорила по-арабски, со всеми вытекающими отсюда последствиями. Глеб Гальперин прыгает просто как супергерой. А есть еще, например, Доброскоки — аж целых два, юный Кунаков… Когда главный тренер сборной Алексей Евангулов рассказывает о наших прыгунах, скорость его речи превышает все мыслимые нормы. Потому что они и правда оттуда, с небес…

— А вы, Алексей, когда ехали на чемпионат мира и планировали одно “золото”, чье именно имели в виду? (
Выиграл Глеб Гальперин. — И.С.)
— Никогда не скажу. Даже не надейтесь. В душе я вообще мечтал о трех. Но, зная жизнь, зная статистику, я все-таки в облаках никогда не витаю.
— Тогда что за проблема сегодня, за год до Игр в Пекине, вам представляется наиболее мучительной?
— Здоровье ребят. Все остальные решаем гораздо легче, чем это. Для того чтобы поправить здоровье Глебу Гальперину, нашему лидеру мужской вышки, мы отправили его на лечение в Израиль. Очень дорогое лечение в дорогой клинике. У Александра Доброскока сейчас тоже проблема со спиной. У него потрясающие физические данные! Когда он выиграл чемпионат мира в 2003 году, все специалисты в один голос говорили, что такой прыгун многие годы будет недосягаем. Этого не случилось, потому что после того чемпионата мира он перенес сразу три операции на плечах. У него все время “вылетали” плечи. Для обычной жизни это, может быть, и нормальное явление — раз, вставил и пошел, а для прыгуна в воду это кошмар — малейший вывих на тренировке, и все. Врачам пришлось укрепить суставные сумки, но тем самым они уменьшили гибкость, и это сразу сказалось на качестве прыжков. Саша страдает, потому что душа его всегда рвется выигрывать. Сейчас всеми силами возьмемся, подлечим, надеюсь, все будет нормально…
— Спины, кисти — на травмы обречены практически все прыгуны?
— Знаете, мы не жалуемся. Вот в Сиднее у нас не было ни врача, ни массажиста, и это было… Сейчас у нас и массажист замечательный, и врач — Нина Васильевна Савкина, сама ортопед по профессии. Она прекрасно умеет вправлять и те же плечи, и, например, вывихнутый копчик.
Ставит на место одним пальцем! В принципе недостаток сегодня мы испытываем только в одном — в восстановительных программах. Вот видим: чтобы обыграть китайцев, надо повысить нагрузки. Повысили — бац! — сразу “полетели” кисти, плечи, утомляемость увеличилась. Загружаться мы умеем хорошо, восстанавливаться — нет.
— Вы действительно приехали из Китая в глубоком потрясении?
— Не то чтобы потрясло что-то — я там не пребывал, например, в шоке от неизбежности проигрыша. Все, что они делают, мы можем делать, и более того — делали и раньше. Ничего волшебного. Я увидел колоссальный труд — вот и все. Чистое время общего объема их работы — восемь часов в день. Есть и свои правила — силовую подготовку мы, например, снижаем в соревновательный период, китайцы — не снижают. Но в нашей команде Пахалина и Ильина, олимпийские чемпионки Сиднея, “серебряные” в Греции, сами по себе пришли к китайскому варианту — утром вставали на силовую подготовку, потом объедались пирожными, хотя считается, что вес надо удерживать… Обе худенькие, прозрачные, в профиль вообще их не видно, а на моих глазах так объедались, что я их даже спрашивал: “Девочки, а вы молочко хоть покупаете обезжиренное?” “Что вы, Алексей Георгиевич, наоборот, пожирней надо!” Потому что они все эти калории сжигали во время тренировок такого же объема, как у китайцев.
— Ну, их-то пирожные поддерживают, а китайцев после 8 часов выволакивают из воды или сами уходят?
— В том-то и дело, что мы видели, как они совершенно спокойно справляются с нагрузками. Питались в той же столовой, что и мы. Ничего особенного не ели.
— Так они, наверное, в комнате под подушкой — корешки, порошки…
— Конечно, восстанавливаются. Да у нас тоже сейчас есть всякие пищевые добавки, надо следить только за тем, чтобы запрещенные препараты где-нибудь не промелькнули. И питаться грамотно необходимо — наверное, нам нужен и диетолог. Потому что многое приходится предусматривать. Когда на сбор в Китай поехали, я взял с собой 15 кило шоколада, сыр. Перед сборами много читал про китайскую кухню, понял, что они не едят кисломолочные продукты. То есть сыра у них нет — ну, 20 кг туда и притаранили.
— С легендарным Дмитрием Саутиным выступает в паре Юра Кунаков, который на 16 лет младше. Со скамейкой у нас все в порядке?
— По сравнению с китайцами, конечно, хуже, и на разных снарядах по-разному. Но я, скажу честно, отвергаю теорию перевернутой пирамиды. Чтобы воспитать одного олимпийского чемпиона, нужно воспитать 10 заслуженных мастеров спорта, 20 международников, 100 мастеров спорта, тысячу перворазрядников, а внизу пирамиды — юношеские разрядники. Я на практике могу много примеров привести, что это абсолютно неверно. Во всяком случае, в нашем виде спорта. В 50—60–е годы, например, в Италии занимались прыжками два с половиной человека, и из них были две знаменитости, которые приносили медали своей стране в течение целого 15-летия вдвоем больше, чем огромный Советский Союз.
— И чем объясняете, что ваш вид спорта так не уважает пирамиду?
— Безумной технической сложностью. Китайцев миллиард, они могут выбирать себе спортсменов пачками. Так вот — в Китае занимается прыжками в воду ничуть не больше спортсменов, чем в России. Если у них на уровне первого разряда 600 человек, то и у нас столько. Есть один недостаток — долголетия, как у нас, нет. У них конвейер — Игры выиграл, все, до свидания, “следующий, пошел!”.
— Нет, мы любим героев.
— У них тоже есть герои. Была у них такая спортсменка — выиграла Олимпиаду на трамплине, на вышке, в синхронных прыжках. На моих глазах спасла олимпийскую золотую медаль в Атланте. Вот представьте, Вера Ильина первая в полуфинальных соревнованиях, а китаянка идет вторая, потому что завалила один прыжок — он у нее не идет, и все. По правилам прыжок в течение часа можно заменить. И она начинает пробовать прыжок, который, это видно, не делала, наверное, целый год. Она исполнила его тридцать семь раз — я считал — в течение часа! Бегала как заведенная. И когда остается последняя минута, тренер вписывает в программу этот прыжок, на следующий день она выигрывает. Вот это геройский поступок.
— Ну, я думаю, нам есть чем ответить.
— Да про одного Саутина можно рассказывать бесконечно. Помните, как он выиграл для России золотую медаль в синхронных прыжках с вышки, “серебро” в синхроне с трамплина, бронзовую индивидуальную вышку, “бронзу” индивидуальную с трамплина? И все это с гниющей ногой. Дима получил травму надкостницы буквально за месяц до Игр. Выходя из бассейна, он по чему-то чиркнул ногой, и была малюсенькая ранка. Но, наверное, попала инфекция. Ничего сделать мы так и не смогли — нога гниет, не заживает. Видимо, у него был стафилококк. А что такое надкостница? Во всех группировках он берется за больное место рукой. Тогда не было “второй кожи”, которая сейчас появилась, — ее можно использовать в воде. А обычный лейкопластырь в воде отлетает, и Дима терпел дикую боль, мы боялись, что он вообще может лишиться ноги. Сразу после Олимпиады, конечно, была сделана операция, ему пересадили кожу с ягодицы, и врач Нина Васильевна спасла ногу. Кстати, именно после этого она к нам работать и пришла.
— Сборная у вас сейчас просто фантастическая: Саутин — герой на все времена, говорят, Юля Пахалина ко всем своим достоинствам еще и силу Корана притянула…
— Нас все время пугали: как же так, Саутину будет аж 34 года в Пекине, как он будет выступать? Начинали его ветераном называть — терпеть не могу это слово. Но у Димы вообще какой-то новый виток в спорте пошел, наверное, его обида взяла за поражение в Афинах. Ему двух сантиметров не хватило там до олимпийской медали. В последнем прыжке, где они с Доброскоком шли на первом месте, золотая медаль почти жгла мне карман, и вдруг Дима пальцами правой ноги задевает трамплин. И все — медаль уплыла. А ведь две Олимпиады он не уходил домой без “золота”. Может, это и сыграло свою роль. Дима обозлился на все на свете — на соперников, болячки свои — и начал все как будто сначала: очень много тренироваться, соблюдать режим и так далее. И быт наладился — замечательная девушка рядом с ним.
А Юля недавно вышла замуж. Свадьбу сыграли в Индии. Вышла она замуж за американца индийского происхождения, мусульманина, в итоге приняла ислам. По-арабски читает Коран, естественно, молится, дисциплина поднята на невероятный уровень. Прыгунья замечательная — растет все время и как человек удивляет бесконечно.
— А Глеб Гальперин на последнем чемпионате мира китайцев так “сделал”, что все рты пооткрывали… Вы-то, наверное, не удивились.
— Глеб Гальперин — ярчайшая личность, уникальный спортсмен, много работает. Он гораздо моложе, чем все, о ком мы говорили, зрелым мужчиной его никак не назовешь, но то, что он делает в воде, не просто зрелость, а что-то феноменальное. Это потрясающая красота. А насчет удивления — ошибаетесь. Я редко вижу у него на тренировке сногсшибательные прыжки — ну, раз в месяц, может. Потом еще через месяц-другой. Зато в течение одного финала за какие-то сорок минут Глеб собирает все, что когда-то блестяще сделал, и выдает на 10 баллов. И то, что он сделал на чемпионате мира, достойно открытых ртов. А вы спрашиваете про оптимизм перед Играми. Конечно, верю в победы. С такими “брендами” разве можно не верить?



Партнеры