МОРЖОВ, КАК СПАСЕНИЕ ОТЕЧЕСТВА

Иванов А. Блуда и МУДО. М.: Азбука-классика, 2007. - 576 с.

7 июня 2007 в 20:17, просмотров: 391

Алексей Иванов, буквально ворвавшийся не без помощи питерского издательства «Азбука» на книжный рынок чуть больше года назад, не перестает удивлять нас разнообразием образов и сюжетов. После исторического романа-трактата - настоящей словарной находки для Даля - «Золото бунта» и художественного путеводителя по его любимой речке Чусовой, Иванов вернулся в мир современности. То ли от истории устал, то ли встречи с читателями его на это подтолкнули, то ли просто решил осмотреться... Но факт есть факт - один из наиболее редко улыбающихся современных российских писателей осчастливил нас своим посещением в мир реальности.

Сразу стоит заметить, словари и прочая заранее подготовленная справочная литература, столь необходимая для продирания через авторскую мысль в других романах Иванова, в данном случае не понадобится. Оставьте на старте! Создается впечатление, что автор решил увеличить круг своих читателей и расстарался из последних сил, упрощая собственный язык - даже где-то наступая на горло любимой серенаде Уралу - и повернулся к Иванушке, пардон, читателю, передом. В хорошем смысле этого слова.

Не хватает разве что оркестра, играющего туш, и хлебосольной селянки с рушником наизготовку. Засада! Подумалось мне. И я почти не ошибся.

Нелегкая читательская стезя завела нас с помощью Алексея Иванова в провинциальный городок Ковязин, вобравший все основные черты провинциального российского райцентра: зарвавшиеся чиновники, алкоголики, не вынырнувшие из омута 90-х бандиты, девушки легкого поведения с тяжелой судьбой и взглядом, вороватые гаишники, забитые учителя и, конечно, вездесущие гастарбайтеры - бич и спасение нашей страны. Полное великолепие современной ревизорщины.

И вот во всем этом сомнительном великолепии появляется наш главный герой - классический 28-летний пофигист с говорящей фамилией Моржов, который числится методистом в муниципальном учреждении дополнительного образования (МУДО). Там он больше заботится о собственном сексуальном благополучии и мужской самооценке, чем работает.

Вот в этом предложении, пожалуй, и содержится весь смысл и содержание нового романа Алексея Иванова.

Первое с чем вам придется столкнуться - обилие аббревиатуры. Только читатель расслабился и доверился Иванову, как бац! Попадает на минное поле невыговариваемых и многочисленных букв, сложенных в глубокомысленные сокращения удивительных названий. В общем-то этого следовало ожидать. Если вы внимательно прочитали название.

Кроме МУДО вас ждет  ДП (ПНН), ОБЖ, ОПГ... Конечно, все это расшифровывается по ходу романа, но также быстро забывается, и начинается путаница. Не возвращаться же, в самом деле, на десяток-другой страниц обратно!

Ну и вторая составляющая романа - фонтан эротических и трагифарсовых сцен, сменяющих друг друга как в каледоскопе. Достаточно прочитать практически самое начало: "Шаг - и под юбкой лепятся напряженные округлости опорной ноги. Другой шаг - и прежний объем меркнет, а выявляется зеркальный ему. И вот такой перелив объемов гипнотически подчинен природным ритмам человека - ритму сердцебиения, ритму толчков соития".

Но порно страсти отходят на второй план - все МУДО стоит на ушах. Если педагоги не наберут необходимое количество сертификатов, то государство не даст деньги на кружки, и большая их часть закроется, заодно лишив кружководов куска хлеба.

Для спасения безнадежного дела у Моржова со товарищи есть всего три летних каникулярных месяца, которые он проводит в пионерлагере вместе с тремя красивыми «кобылами», которых Моржов собирается «запрячь». Там он разворачивается на всю катушку, вступая в схватки за прекрасную часть человечества с ее мужественной частью, не забывая при этом всеми доступными способами выцыганить у всех знакомых женщин сертификаты на якобы посещающих кружки детей. В общем, этакий трудовой порыв на фоне локальных боев на сексуальном фронте.

Надо отдать должное автору - написано все происходящее бойко, с прекрасным знанием материала - а по нему и не скажешь?! - с постоянно возникающим желанием расхохотаться над то и дело возникающими комичными ситуациями.

И вот тут наступает кульминационный момент. Иванов доказывает, что он не просто собиратель баек, а настоящий писатель, продолжающий традиции русской словесности. Он встает над всей этой нелепой ситуацией и показывает через нее происходящие в обществе глубинные процессы. Но вывел все не на жуликов-правителей, а придуманного им героя-любовника в трусах с крокодильчиками, обозвав его «фамильоном» - новым типом ячейки общества.  И главный вывод абсурдно-поразителен: дело не в политических настроениях и кровавых режимах, а в «долбежке друг друга за небольшие деньги с небольшим удовольствием». Это и есть «блуда» - современная мерзость процветающая в российском обществе.

Моржов - одновременно и Ревизор, и Чичиков, и Пан, и Казанова и Мессия. Только уж очень убогий. Но, видимо, другого, по мнению Иванова, мы не заслужили.



Партнеры