Вставай, Махатма!

Время в зеркале итогов

7 июня 2007 в 18:05, просмотров: 671

Накануне саммита “восьмерки” в германском Хайлигендамме я поняла, что жду публичных выступлений президента Путина примерно с тем же любопытством, с каким прежде ждала приколов от Ельцина, выезжающего на международные встречи: интересно, что он на этот раз выкинет?

Ельцин потешал с первого дня своего президентства. То проспит все на свете, то ущипнет за попу сотрудницу протокола. И без конца что-то путал. Хотя до Буша ему было далеко. Буш чудил по-взрослому. Уверял, что у Штатов с Японией столетние мирные отношения, напрочь забыв про ядерную бомбу, сброшенную на Хиросиму. После такого веселья официозные речи президента Путина на встречах с зарубежными коллегами казались скучными и постными. Никаких тебе неожиданностей, все по протоколу, в строгих рамках.

Однако в последние месяцы Путин сделал резкий рывок и начал догонять своего предшественника. Знаменитая мюнхенская речь, которая потрясла западную публику откровенным высказыванием обид, о глубине которых эта самая публика даже не догадывалась, стала первым звонком. Путин показал, что тоже может быть непредсказуемым. И если раньше иностранные журналисты не обращали на него особого внимания, оказывая предпочтение своим национальным лидерам, то теперь он превратился фактически в главного ньюсмейкера.

Разумеется, у Путина совершенно иное амплуа, иной стиль, чем у Ельцина. Эксцентричные выходки Бориса Николаевича зачастую были случайными, били вразлет. Совсем не то Владимир Владимирович. Его конек — целеустремленное нарезание правды-матки, которую лидеры западных стран лицемерно пытаются затушевать красивыми словами о демократии и общечеловеческих ценностях.

Помните, как на прошлой неделе он врезал фрау Меркель, сказав, что сама она не желает есть польское мясо, а хочет скормить его Путину?

Меткое и справедливое замечание. Боюсь, правда, что на саммите все угощение теперь будет приготовлено сплошь из польского мяса. Но фрау Меркель скажет Путину об этом в последний день, когда будет поздно отказываться. Чтоб не попасть впросак, президенту надо бы взять с собой главного санитарного врача Онищенко и, прежде чем приступать к мясному, давать ему кусочек: “Ну-ка, попробуй, не польское?”

Отравление польским мясом — единственное, что может слегка выбить президента из колеи. Но если этого не случится, саммит в Хайлигендамме войдет в историю как блистательный апофеоз сеанса разоблачений лживого Запада. Последнее интервью, которое Путин дал в минувший понедельник иностранным журналистам, показало, что он в отличной форме.

“Являюсь ли я демократом чистой воды? — сказал им президент. — Конечно, я абсолютный и чистый демократ. Но вы знаете, в чем беда? Даже не беда, а трагедия настоящая. В том, что я один, других таких в мире просто нет. Посмотрите, что творится в Северной Америке. Ужас один. Пытки, бездомные, Гуантанамо, содержание под стражей без суда и следствия. Посмотрите, что происходит в Европе. Жестокое обращение с демонстрантами, применение резиновых пуль, слезоточивого газа то в одной столице, то в другой, убийства демонстрантов на улицах. Я про постсоветское пространство вообще уже не говорю. Была одна надежда на ребят с Украины, но и те себя полностью дискредитировали, там дело идет просто к сплошной тирании. Полное нарушение конституции, всех законов и так далее. После смерти Махатмы Ганди поговорить не с кем”.

Истинная правда, которую мог высказать только наш президент. В плане демократии себя дискредитировало и постсоветское пространство, и бывший соцлагерь, и индустриально развитая “семерка”.

Последний шанс — чеченский президент Рамзан Кадыров. Вот защитит сейчас докторскую и подтянется до нужного уровня. Тогда они смогут поговорить с Путиным, как махатма с махатмой. Но если и с ним не выйдет, тогда все, хоть уходи.

Как ни смешно, но дискредитировавшие себя западные лидеры еще пытаются сопротивляться нашему президенту. Буш, например, заявил накануне саммита, что при Путине в России остановились демократические реформы. Совсем стало мало свободы слова, оппозиционные партии выдавлены из политического пространства, а гражданам не позволяют маршировать.

Надеюсь, в ходе встреч в Хайлигендамме Владимир Владимирович найдет время и объяснит, сколь лицемерно и цинично это замечание. Надеюсь, он скажет Бушу: “А где же вы раньше были? Свободу слова и оппозицию мы сократили с самого начала. И с тех пор стабильно держим рынок демократии. Не увеличиваем и не сокращаем. А вы молчали-молчали шесть лет да вдруг проснулись. С чего бы это? Я скажу с чего. С того, что мы резко и решительно выступили против вашей американской ПРО в Восточной Европе. В этом все дело. Отнюдь не наша демократия вас волнует. Вам свой ядерный щит надо выставить и взять под контроль наше воздушное пространство до Урала, за это вы и бьетесь, жалкие обманщики”.

Ну, Буш, я знаю, что ответит. Он в среду уже говорил. Не бойся, Владимир, нашей ПРО, а лучше присылай к нам своих генералов, будем вместе строить, чтоб все было прозрачно в наших отношениях.

Прислать им наших генералов — ага, чтоб они потом над ними угорали пять лет. Наших генералов, которые себя-то не помнят. В придачу их еще и завербуют. Ну нет, Путину такие шуточки известны, его на мякине не проведешь.

Не будет никаких генералов, а будет асимметричный ответ. И мы его обязательно услышим. Может быть, даже уже сегодня.

Вполне возможно, что после этого ответа Путин не только догонит, но и перегонит Ельцина по непредсказуемости и умению привлечь к себе внимание мировой общественности.

Весь парадокс в том, что он не делает для этого ничего экстравагантного. Просто называет вещи своими именами — и все.

Если остальные члены “восьмерки” отринут лицемерие и тоже научатся называть вещи своими именами, их саммиты превратятся в любимое шоу миллионов людей на планете. И не исключено, что даже Махатма Ганди тогда восстанет из праха — чтоб на них посмотреть.



    Партнеры