В черной шляпе, но не Боярский

Терри Пратчетт: “Я почти надеюсь, что какая-нибудь дама проберется ко мне в спальню”

7 июня 2007 в 00:00, просмотров: 376

  Вторая после Роулинг звезда литературы фэнтези засверкала в Москве. Английского писателя Терри Пратчетта, который на родине бьет все рекорды по продажам, сначала встретили в Питере: фанаты чуть не разгромили книжный магазин, где он выступал. “МК” встретил писателя в первое же московское утро в отеле.
     
     ИЗ ДОСЬЕ "МК"
     Терри Пратчетт, автор более 50 книг. Родился в 48-м в Бакингемпшире (Великобритания). Начинал как журналист, после успешного романа “Люди ковра” и громкой серии книг “Плоский мир” полностью отдал себя литературе. Его называют “живой водой” для умирающего жанра сатирического фэнтези. Доктор литературы, обладатель премии British Fantasy Awards. Самые известные из его романов, изданных в России: “Последний герой”, “Хватай за горло”, “Вещие сестрички”, “Интересные времена”, “Мелкие боги”, “Эрик, а также ночная стража, ведьмы и Коэн-варвар”, “Пятый элефант” и многие другие.
     
     — Мистер Пратчетт, мы вас ждали еще в прошлом году.
     
— У меня была причина: у меня умирал отец. А в таких обстоятельствах обычно вы никуда не едете. Я был с ним в больнице, когда он умер. Оказаться в это время в Москве — не слишком удачная идея.
     — В России фэнтези еще не стало самым популярным жанром. Так что же такое фэнтези, мистер Пратчетт?
     
— Фэнтези — это не волшебники, герои, драконы и заколдованные мечи. Это обстановка, декорации. Жанр фэнтези — про другое. Я процитирую английского поэта, прозаика Гилберта Кейта Честертона: “Роль фантазии в том, чтобы взять привычное, то, чего мы уже не замечаем, и перевернуть, чтобы мы увидели это под новым углом, свежим взглядом. Может быть, впервые в жизни”. Он же сказал однажды, что уличный фонарь гораздо фантастичнее, чем звезда. Вдуматься — что такое звезды? Большие такие штуковины, шары пылающего газа. Во Вселенной их полно. Довольно скучная, в общем, вещь. А вот уличный фонарь… Сколько должно было произойти, чтобы появился фонарь! Компания обезьян, которой не очень уже нравилось жить на деревьях, сначала прекратила воевать друг с другом. Потом она должна была научиться добывать металл и делать стекло. Узнать технологию и науку. Научиться прекратить вычесывать друг у друга блох. Собрать свои знания воедино… И вот таким образом в результате полумиллиона лет получился уличный фонарь. Звезд — несчитанные миллиарды. А уличных фонарей… не так уж много!
     — Какие впечатления о Москве?
     
— Москва похожа на Нью-Йорк. Не сам Бродвей, а чуть в стороне от Бродвея. В Нью-Йорке много таких мест, которые заполнены людьми, оживленные, не совсем уж чистые. Такой нижний Манхэттен.
     — Как будете время проводить?
     
— Я пока не знаю. Но я, кажется, собираюсь посетить Кремль. Многие мои идеи по поводу Москвы взяты из фильмов про Джеймса Бонда. Так что я почти надеюсь, что какая-нибудь очень привлекательная дама проберется ко мне в спальню под покровом ночи! Так что дверь, наверное, лучше запереть, или как? Я сейчас приехал из Санкт-Петербурга на поезде, но поезд был специальный, особенный. Нигде в мире на железных дорогах такого уровня комфорта не встречала. Душ можно в поезде принять! Так что, если поеду в путешествие по России, мне, пожалуйста, такой поезд пригоните, чтобы было не хуже.
     — Откуда у вас такой имидж? Черная шляпа, все черное…
     
— Мне нравится носить черное! Например, черное лучше, чем розовое. Я не ставил себе задачу: пойду-ка создам себе имидж. Просто носил то, что мне всегда нравилось носить, — большие черные шляпы. Шляпа для меня — как котелок Чарли Чаплина.
     — Визит в Москву отразится в новой книге?
     
— Да! Но не так, как вы предполагаете.



    Партнеры