АК нам обустроит столицу

Депутат Мосгордумы Александр Семенников: “Административный кодекс расставит ориентиры, что такое хорошо, а что такое плохо”

7 июня 2007 в 00:00, просмотров: 453

  В одном американском штате запрещено обманывать девушек обещанием жениться, в другом — ловить рыбу со спины верблюда. У нас до такого еще не дошли. Но проект Административного кодекса столицы с внушительным списком штрафов на все случаи жизни вызвал живое обсуждение. Кодекс принят уже в двух чтениях и скоро станет законом, который все москвичи обязаны будут соблюдать. Как изменится наша жизнь с его появлением? Об этом рассказал в интервью “МК” председатель комиссии по законодательству Мосгордумы, член фракции “Единая Россия” Александр СЕМЕННИКОВ.
     
     — Александр Григорьевич, почему вы решили заняться разработкой в городе такого кодекса?
     
— До избрания в Мосгордуму я был практикующим юристом. И у меня всегда были вопросы к московскому законодательству — оно громоздкое, несистемное и очень неудобное в применении. Как-то я спросил у одного судьи: “Вам доводится применять московские законы на практике?” “Стараюсь этого не делать. Они нередко в коллизии с федеральным законодательством содержат множество отсылочных норм к правилам, постановлениям, которых иногда и найти сложно”, — ответил он. Так что человеку со стороны — даже юристу, не говоря уже об обычных людях, — разобраться во всем этом непросто. Например, административное законодательство (которое предусматривает штрафы) в Москве образуют более 20 законов — на практике ими пользоваться неудобно.
     Мы решили: столичное законодательство требует систематизации, законы следует свести воедино. И тогда мы увидим, где е.сть противоречия, где еще не урегулированные проблемы, а где, напротив, существует излишнее правовое регулирование. Мы решили собрать в одной книжечке основные существующие в городе запреты, чтобы каждый мог ее купить, положить на стол и знать, что можно, а что нельзя. Чтобы был такой кодекс городского общежития. Я начал им заниматься с момента избрания в Мосгордуму в 2004 году. Будучи членом фракции “Единая Россия”, я предложил эту идею коллегам, они ее поддержали — и работа началась. 24 мая 2006 года кодекс принят в первом чтении, 14 марта 2007-го — во втором.
     — Тяжело шла работа над сим внушительным документом?
     
— Конечно, я понимал, какой большой объем работы нас ждет. Но ряда сложностей себе даже не представлял. Главная из них — кодекс затрагивает интересы разных департаментов столицы. Департамент природопользования осведомлен о правонарушениях в сфере охраны окружающей среды, Департамент земельных ресурсов — в сфере землепользования и т.д. Причем кроме самих сотрудников департамента о существующих запретах в подопечной им сфере мало кто знает. И часто человек узнает о том, что что-то нарушил, уже заработав штраф. Когда система сводного документа разрабатывалась, появилась какая-то конкуренция между департаментами, амбиции — иногда здоровые, иногда не очень… Каждый департамент хочет оставить за собой как можно большую сферу влияния.
     — Много поправок поступило к проекту городского АК?
     
— За весь срок работы над ним — более тысячи! Не считая обращений граждан. А вообще широкое обсуждение кодекса серьезно оживило интерес к московскому законодательству. Когда появился проект документа, было много критики в прессе, за что мы очень благодарны. Но надо учитывать — большинство правонарушений не вновь придуманы, они существовали и раньше. Многие смеялись: вот хотят запретить кататься на лошадях ночью. Или, подныривая, захватывать людей в воде. Или добывать песок и глину на кладбищах. Но это придумали не мы, разработчики кодекса! Эти правила существуют в городе давно, а многие о них даже не знали. Но по мере работы над кодексом многие нормы были подкорректированы или исчезли — мы учли критику.
     — Вы говорите об уже существующих запретах. Но ведь в вашем документе есть и новые правонарушения…
     
— Собранные вместе нормы позволили нам выявить проблемы в столичном законодательстве, посему появились новые нормы — их около 25%. Например, мы ввели ответственность для должностных лиц за отказ или нарушение срока ответа на запрос граждан. Обратился человек в префектуру, а та — молчок: чиновников будут штрафовать. Пусть штраф невелик (максимум — 3 тысячи рублей), но важен сам факт. Это пятно на репутации — человек был привлечен к административной ответственности. У этой нормы были противники. Говорили, мол, чиновники отвечают в дисциплинарном порядке перед вышестоящим начальством и еще и штрафовать их — неправильно.
     — Кстати, в кодексе много смехотворных по размеру штрафов. В чем причина?
     
— По федеральному законодательству максимальный штраф для должностных лиц не должен превышать 5 тысяч рублей, для граждан — 2,5 тысячи, а для организаций — 100 тысяч.
     — Почему тогда за ряд правонарушений в области охраны природы предусмотрены более суровые штрафы?
     
— В федеральном законодательстве есть оговорка — за отдельные виды правонарушений, представляющих повышенную общественную опасность, к которым относятся экологические, можно вводить повышенные штрафы. И у нас есть штрафы до 300 тысяч рублей для организаций, нарушивших природоохранное законодательство Москвы. Что же касается административной ответственности должностных лиц… Сейчас депутат Платонов работает над инициативой об административной ответственности депутатов за невыполнение своих обязанностей — в федеральном законодательстве такой нормы нет.
     — И за какие же грехи хотят штрафовать депутатов?
     
— Их обязанности определены законом о статусе депутата.
     — В обязанности не входит выполнение предвыборных обещаний народу. За это не хотите ввести штрафы?
     
— Это невозможно. Да и неправильно. Ведь деятельность депутатов проходит в рамках коллегиального органа. Депутатов от фракции КПРФ у нас, к примеру, 4 человека. Они, конечно, могут пообещать избирателям установить в Москве власть Советов, вернуть землю крестьянам и пр., но, как ни старайся, а сделать этого не смогут — коллеги им этого просто не позволят. Это же не производство, где запланировал выкопать яму — и выкопал…
     — В кодексе есть глава о правонарушениях, посягающих на права граждан и здоровье граждан. Что нового в ней?
     
— Например, по московскому закону инвалидам должны быть доступны объекты социальной, транспортной и инженерной инфраструктуры. А пандусов в городе пока мало — мы введем за это ответственность для чиновников. Или мы впервые вводим ответственность для администраций школ за отказ в приеме ребенка на обучение или неправомерное исключение из учебного учреждения. Все дети в Москве имеют право на получение общего 11-летнего образования — такую норму мы ввели раньше федералов, а теперь о необходимости ее введения в стране заявил президент. В этой же главе много норм, касающихся граждан. Многие — новые. К примеру, о нарушении порядка организации и проведения массовых мероприятий в городе есть правила, как вести себя на стадионах, во время концертов…
     — В кодексе все эти правила перечисляются?
     
— Нет. Есть отсылки на них.
     — Ага! Не с этим ли вы боролись — хотели, чтобы документ был ясным, без отсылок?
     
— Упрек принимается. Но, к сожалению, все существующие в городе правила в одном документе перечислить невозможно — иначе это будет не книжечка, а многотомник.
     — В Америке так и есть — там огромные законы.
     
— Не совсем. Там в некоторых штатах есть какие-то маразматические нормы — например, о том, какой должна быть высота каблука. Когда-то одна дама сломала ногу и выиграла у местной мэрии иск, доказав, что тротуар был “неправильным” — и там пресекли подобные иски законом о каблуках. Но мы хотим издать кодекс с комментариями к каждой статье, где будут нормативные акты, на которые есть ссылки.
     — В кодексе много штрафов за нарушение общественного порядка. Среди них есть новые?
     
— Да. Например, за воспрепятствование действиям народного дружинника: допустим, если человек, которого дружинник захочет отвести в отделение, его пошлет. Широкий резонанс вызвала статья о приставании к гражданам в общественных местах — с целью попрошайничества, купли-продажи, гадания, мужской и женской проституции, религиозной агитации…
     — Ввели бы еще штраф за расклейку объявлений…
     
— И введем, но только за расклейку объявлений в непредназначенных местах. Еще мы хотим ввести ответственность за допуск детей на фильмы с ограничениями по возрасту. Скоро контролеров, пускающих малолетних в кино “до 16” и пр., будут штрафовать на 1,5—2 тысячи рублей. А вот штрафы за нарушение тишины в ночное время для Москвы уже не новость. Но наши избиратели требуют от нас запретить шуметь и днем. Ко мне недавно обращался мужчина: сосед, на ночные оргии которого он жаловался, теперь в отместку включает днем магнитофон на максимум и уходит.
     — Ваш кодекс может опередить принятие закона о животных — столько там штрафов на “собачью” тему.
     
— Да, животным посвящена глава, сформулированная по принципу “от рождения до смерти”. Там и про необходимость регистрации братьев меньших, и про бережное к ним отношение — на этой теме мы собаку съели. Сегодня штрафы, к примеру, за выгул с собакой без поводка и намордника смехотворные — 15 рублей. Мало того: ни одного протокола в связи с такими правонарушениями не составлено. Мы штрафы повысим. За загрязнение собаками мест общего пользования хозяин будет платить до 1000 рублей. Введем и штрафы за выгул животных на территории детсадов и школ.
     — Еще вы хотели ввести штрафы за пение “под фанеру”. Почему от этой идеи отказались?
     
— Мне представляется, что в нашем кодексе это невозможно. Ответственность за обман потребителей — сфера регулирования федерального законодательства. Мы хотели и по курению кое-какие штрафы ввести, но это тоже не наша компетенция. Мы можем установить штрафы только за нарушение московских законов и правил. Зато мы вправе ввести штрафы за нарушение требований к размещению объектов игорного бизнеса, введенных городским законом. Причем максимальные — для юрлиц до 1000 МРОТ. Появятся и штрафы за нарушение правил эксплуатации аттракционной техники.
     — А вот штрафы за правонарушения на транспорте — тут будет что-то новое?
     
— Хорошо бы для начала выучить старое. Кто-нибудь знает, что контролер не вправе насильно высаживать пассажира, если у того нет билета? А если “заяц” откажется платить штраф, контролер должен составить протокол и передать его мировому судье. Что до нового, то мы планируем введение штрафов для водителей за невыдачу пассажирам билета — 300—1000 МРОТ; за нарушение утвержденного маршрута или графика движения общественного транспорта. Сейчас маршруты разыгрываются на конкурсе, и если предприятие его выиграло, автобусы должны ходить вовремя!
     — О каких административных правонарушениях, посягающих на интересы власти, идет речь в кодексе?
     
— Одна из распространенных легенд: депутаты — всемогущие люди, которые всех строят. Но нас тоже футболят! И мы хотим ввести штрафы для чиновников, не отвечающих на запросы депутатов.
     — А что имеется в виду под “незаконным использованием словесных символов Москвы”?
     
— Многие фирмы дезориентируют граждан, используя в названиях слова “московский”, “Москва” и их производные. Создается ощущение: эта структура правительственная и ей можно доверять. А там могут быть мошенники. Еще мы введем статью за незаконное использование знаков мэра и председателя Думы. Хотя и сложно представить, что кто-то наденет цепь, как у Лужкова, и пойдет гулять в ней по улице.
     — А теперь самое главное. Вы уверены, что все эти нормы будут выполнять?
     
— Ну, во-первых, у нас такая страна. На Западе принят закон — и проблема решена. У нас же принят закон — и начались проблемы. Это не проблема нашего кодекса, а проблема нашего менталитета. Во-вторых, я все же глубоко убежден, что большинство наших граждан — законопослушные люди. И когда видят таблички “курить запрещено — штраф 500 рублей” (что, кстати, незаконно — штрафа за курение в общественных местах еще никто не установил) — это дисциплинирует. Механизм действия закона — государственное принуждение, тем он и отличается от морали. Так что городское законодательство, которое мы обсуждаем, очень важно — люди узнают о том, что нельзя. И в обществе возникнет консенсус по поводу соблюдения принятых норм. А в-третьих, многое будет зависеть от нашей активности. Я знаю директора школы, который сам обходит окрестные ларьки и говорит продавцам: “Будете продавать сигареты детям — я вам ух!” Мы лишь расставляем ориентиры, что такое хорошо, а что такое плохо. Даже если какие-то нормы покажутся несуразными — я в этом трагедии не вижу. Это придает московскому законодательству некий колорит — пусть это будут наши милые странности. В одном из кантонов Швейцарии вот запрещено спускать в унитазе воду после 11 вечера — и ничего.
     



Партнеры