Оскар Кучера: “С моим лицом сложно отдыхать в Сочи”

Популярный актер прошел путь от “мента” до “солдата”

7 июня 2007 в 00:00, просмотров: 710

Об этом интервью мы договаривались, наверное, с полгода. Оскар Кучера, набирающий обороты актер, все время извинялся и просил перенести дату встречи. Я даже обиделся немного. Неужели сложно выкроить часок для общения с корреспондентом не самой последней газеты?
А потом вдруг понял, что у него действительно нет этого лишнего часа. Мы как-то созванивались целый день, и Кучера переезжал с одной съемочной площадки на другую, а когда освободился и добрался до дома, была уже ночь. А в шесть утра за ним заезжала машина и везла в аэропорт, потому что днем нужно было сниматься в другом городе. “Когда же он отдыхает?” — думал я.

“Если мне понадобятся уроки стриптиза, я пойду к Тарзану”

— Оскар, с тобой сложно встретиться. Такое ощущение, что ты снимаешься с утра до вечера.
— Работы много, это правда. Другое дело, что чтение сценария иногда заканчивается на второй или третьей странице. Бывает, нужно дочитать историю до конца и потом подумать, что с ней делать. А бывают такие истории, как та, в которой я играю прямо сейчас. Я прочел сценарий фильма и, что называется, взорвался. Сразу перезвонил людям и сказал одно слово: “Хочу!”. Эту историю условно можно назвать “Чародеи-2”. Мой герой, журналист, попадает в одно секретное НИИ, где уже разработано и изобретено все то, о чем мечтает человечество. Машина времени, вечное перо, философский камень… Интрига истории в том, что мой герой “застрял” в этом НИИ и не может вернуться в нормальный мир. А вернуться жизненно необходимо в течение двух дней.
— Говорят, на съемках этого фильма у тебя случился конфликт с Тарзаном. Якобы чуть до драки не дошло.
— Стоп-стоп. Это что-то не то ты сейчас говоришь, я не знаю, кто это мог придумать. Сережа Глушко играет в фильме любовника моей жены. Я его после совместной работы реально зауважал, он такой молодец! Настоящий работяга, профессионал! Я даже не знал, что он артист. А он закончил ГИТИС, играет 5 спектаклей.
— Уроки стриптиза он тебе случайно не давал?
— Я тебе клянусь, что, если вдруг мне понадобятся уроки стриптиза, первым, к кому я обращусь, будет Сережа Глушко. Просто же так мне эти уроки не нужны. У каждого актера своя роль, так скажем.
— Какие еще новости?
— Должна выйти картина “Рут и Сэм”, где играю вместе с Калягиным и Джигарханяном. На подходе картины “20 сигарет” и “Код апокалипсиса”. Это только полнометражные проекты. Если о сериалах говорить, то продолжаются “Солдаты” и “Улицы разбитых фонарей”. И еще у нас снимается совместный сериал вместе с Олегом Тактаровым. А, забыл! Еще выйдет замечательная история про четырех современных ребят, которые спасают хороших людей, вытаскивают их из разных плохих ситуаций. Правда, за деньги. Это бизнес у них такой. Спасать хороших людей. Вот, например, одна история из сериала. Наши герои заставили человека отказаться от долга, который он требовал у другого человека. Есть такой момент в фильме. Герой говорит товарищу: “У меня есть люди, они тебе помогут, разрулят твои проблемы”. Тот отвечает: “Нет, бандиты мне не нужны. И с ментами не хочу работать”. А друг ему поясняет: “Это не менты и не бандиты. Это тимуровцы”.
— В твоей реальной жизни есть место подвигу?
— В прошлом году — 342 съемочных дня. С начала этого года у меня всего было 18 выходных.

“Променяю отпуск на миллион долларов”

— Отдых тем не менее нужен любому человеку.
— Раз в полгода пытаюсь давать себе передышку. Очередной отпуск у меня запланирован с 1 по 15 августа. Куда поеду, пока не знаю. На море хочу. Может быть, это будет Лазурный Берег.
— А чем тебя Сочи не устраивает?
— С моим лицом сложно отдыхать на нашем море. (Смеется.)
— Что может нарушить твои планы?
— Форс-мажор. Но точно не работа. Хотя если хороший режиссер мне скажет: “Оскар, ты нужен именно в эти сроки”, — я никуда не поеду. Но это должен быть, я повторю, очень хороший режиссер и очень интересное рабочее предложение. Дело даже не в гонораре за роль. А в самой роли.
— Ой ли?
— Нет, ну если мне предложат миллион долларов за две недели работы, я, наверное, останусь.
— А за полмиллиона?

(После паузы.)
— Тоже останусь. Не вопрос. (Смеется.)
— Хорошо. А как же общение с сыном? Работа не мешает вам общаться?
— Да нормально все! Мы часто видимся.
— Я в одном из интервью прочел, что ты очень любишь Москву. Теперь, наверное, погулять по ней уже не получается.
— Получается. Но только по Подмосковью. Просто я последнюю пару лет живу за городом. Вечером мы с Юлей периодически гуляем по округе. Ну а Москва… что Москва? Москва остается за кадром. Я не перестал любить этот город, нет. Просто в какой-то момент времени я стал натурально охреневать от того, что происходит вокруг. Представляешь, как тяжело, когда вокруг тебя что-то постоянно жужжит? Вот ты бежишь, а вокруг все жужжит! Я понимаю, сейчас все читатели подумают, что у меня поехала крыша. Но те, кто переехал за город, меня поймут. Вот я переехал, и жужжание прекратилось. Понимаешь, я стал уставать от городского шума, от ненужного общения, от объяснений с соседями, почему я сделал музыку чуть громче, от узкого пространства вокруг себя, от воздуха, которым в Москве дышать невозможно.
— Ты сказал “гуляем с Юлей”. Юля — это жена?
— Любимая женщина.
— Вы расписаны?
— Нет. А какое это имеет значение?

“Сотрудники ГИБДД знают, что Кучера не наглеет”

— Мы с тобой записывали большое интервью, больше трех лет назад, когда ты только начал сниматься в “Улицах разбитых фонарей”. Что-то изменилось в жизни за это время? В глобальном плане?
— Я развелся. Нашел любовь. Снялся в огромном количестве картин.
— А есть о чем пожалеть?
— Знаешь, я всегда говорю, что никогда ни о чем не жалею. Но это неправда. Иногда жалею о своем поведении. К сожалению, я нетерпимый человек. Мой приятель Андрюша Мерзликин давал как-то интервью и сказал запомнившуюся мне вещь: “В нашей профессии самое важное — это смирение”. Это вообще очень важно для любого человека, а уж в нашей профессии особенно. Уметь ждать, уметь понимать других людей, мириться с ситуацией. И так далее. В этом смысле я жалею, что излишне горяч. Хотя у всех по-разному. Вот сейчас снимались с Валерием Сергеевичем Золотухиным. Я при нем на кого-то накричал. По делу причем. Потом думаю: “Что это я? Тут рядом со мной мастер!”. Извинился перед ним, что повысил голос. А он мне отвечает: “Оскарчик, я тебя умоляю. У каждого свой характер”.
— Что тебя раздражает по жизни?
— Отсутствие профессионализма. Его отсутствие в любом проявлении. Будь то сотрудник ГИБДД, будь то режиссер на площадке.
— Ты про сотрудника ГИБДД просто так сказал или…
— Да был тут один нехороший человек, права у меня отнял! Я действительно нарушил правила движения, не отрицаю. Но отнимать права было не обязательно. Вопрос можно было решить на месте. Но этот сотрудник ГИБДД, как сейчас помню, Сергей Сергеевич Иванов, оказался настоящим хамом. В прямом смысле слова. Поверь, я никогда не наглею. Любой сотрудник ГИБДД, который будет читать это интервью и который меня когда-либо останавливал, скажет, что Кучера никогда не наглеет…
— Вот ты говоришь про профессионализм, а есть такие роли, за которые тебе, мягко говоря, стыдно?

(После паузы.)
— Есть…. В любой профессии опыт приходит со временем. Чем больше работаешь, тем лучше получается. Поэтому я считаю, что в сериале “На углу у Патриарших” я ничего хорошего и интересного не сделал. Хотя мог. Просто не умел.
— Но ведь именно после этого сериала тебя позвали в “Улицы разбитых фонарей”.
— Не думаю. Это все параллельно происходило. Но надо четко понимать, что всем своим дальнейшим актерским работам я обязан исключительно “Ментам”. Мало кто знает, что я пошел в телеведущие или на радио не от хорошей жизни. В то время у меня вообще ролей не было. А надо было как-то кормить семью, извини за банальность. Это еще хорошо, что я попал на радио и в ящик. А мог и не попасть, между прочим. Но моя профессия — актер. Я именно на актера учился, а не на диджея.

“Бессмысленно стоять на ринге и получать удары”

— У тебя есть свой сайт в Интернете…
— Ага. И я бы очень хотел найти человека, который его сделал. Повторю свою мысль: если что-то делать, то делать профессионально. А тот сайт, который якобы мой… Достаточно на нем провести пять минут, чтобы понять, что он “застыл” лет пять назад. Я бы хотел иметь свой собственный сайт, только руки не доходят.
— Просто на сайте есть данные о твоих фанатках. В основном это девушки лет шестнадцати.
— Ну может быть, я не знаю. Вот буквально вчера ко мне за автографом подходила женщина лет 50, мать двоих детей. И это тоже моя поклонница. После сериала “Улицы разбитых фонарей” у меня много поклонников самого разного возраста. После сериала “Солдаты” вообще часто подходят такие конкретные 45-летние мужики.
— В “Солдаты”, кстати, тебя как “забрили”?
— Можно сказать, случайно. Меня водитель привез на Ленинградский вокзал. Мы приехали на час раньше, до поезда было время. Дело в том, что мой водитель постоянно покупал диски с “Солдатами” и смотрел в машине. А я все спрашивал: “Чего ты всякую ерунду смотришь?”. И вот я жду поезда и параллельно смотрю какой-то фильм по телевизору. Вдруг мне становится дико интересно и смешно. Оказывается, это и были “Солдаты”. В итоге водитель дал мне с собой несколько дисков. Поверишь, я после этого месяца три смотрел одних только “Солдат”. Одну серию за другой. И просто влюбился в этот проект. Вдруг прошлой весной мне звонят: “Оскар, мы хотим вас пригласить сниматься в сериал “Солдаты”. Как вы на это смотрите?”. Господи, ну как я смотрю?! “Ну давайте попробуем…” С тех пор я снимаюсь в этом проекте и получаю от него дикий кайф. Особенно хорошо, что снимают его в 15 минутах езды от моего дома. Всегда бы так!
— Твой герой из “Солдат”, лейтенант Куренков, по сюжету добровольно едет служить в “горячую точку”. А ты сам способен на рискованные поступки?
— Смотря что ты имеешь в виду.
— Вот сейчас показывают “Короля ринга”, где дерется твой партнер по “Ментам” Евгений Дятлов…
— По-моему, у него очень хорошо получается. Надеюсь, он победит.
— А сам почему не вышел на ринг?
— Можешь себе представить на ринге меня и Запашного? Или меня и Пьера Нарцисса? Мне кажется, это бессмысленно.



    Партнеры