Конкурс Чайковского едва не начался с дуэли

Сегодня интерес до конкурса огромен как никогда — только свыше 600-т аккредитованных журналистов

13 июня 2007 в 15:13, просмотров: 264

     По Большой Никитской уже выставлено оцепление; идем на звуки симфонического оркестра, размещенного у подножья консерватории (еще несколько камерных разбросаны по фойе). У памятника Петру Ильичу рвутся на ветру флаги более чем 25 стран, — американский — в центре, как дань уважения Вэну Клайберну — первому лауреату конкурса в 1958 году… Сегодня интерес до конкурса огромен как никогда — только свыше 600-т аккредитованных журналистов. Битва предстоит жаркая. Конкурс Чайковского — это и Олимпийские игры и ЧМ по футболу в одном лице в мире музыки. И, спустя год ожидания (XIII-й конкурс был перенесен с 2006-го), главному музыкальному действу дан старт.  Прошла жеребьевка среди пианистов.

     Но прежде — коротенькая пресс-конференция, ее открывает лично отвечающий за конкурс министр культуры Соколов, который лишь повторил свой основной тезис — вернуть КЧ пошатнувшийся авторитет:

     — Конкурс имени Чайковского сразу же создал себе репутацию, когда весь мир заговорил о нем после победы в первый же год Вана Клиберна. Но как любой живой организм конкурс болел, у него бывали периоды, когда мы волновались за его судьбу, когда возникали необъяснимые результаты... И поэтому сейчас мы старались учесть все нюансы!

     Чтобы не сесть в лужу, конкурс не стали проводить в прошлом году: во-первых, были непонятки с состоянием консерваторского здания, а, во-вторых, боялись вспешке наломать дров по оргчасти, — как раз чем грешил прежний конкурс. Сейчас все оргвопросы, вроде, сняты, за исключением одного: так и неясно, будет ли в итоге интернет-трансляция туров. Две компании уже отказались наладить канал, сегодня установить антенну на крыше попытается третья… Впрочем, Соколов бросил на организацию все вероятные и невероятные силы. Если раньше (лет двадцать назад) конкурс еще укладывался в госбюджет (были относительно дешевы гостиницы, переезд, питание и проч.), то сегодня проведение КЧ без мощной поддержки со стороны было бы невозможно. В том числе и поэтому была придумана — как новация — должность президента конкурса; но, к сожалению, Мстислав Леопольдович занимал ее совсем недолго…

     Ростропович: «…Я очень люблю этот конкурс, хотя он мне доставил не только радости, но и огорчения. Он был причиной моей высылки из страны… Я согласился возглавить этот, тринадцатый конкурс потому, что мы должны уметь прощать…» А министр Соколов так сказал по этому поводу:

     — Имя Ростроповича и его авторитет позволили очень многое осуществить, привлечь большую, чем прежде, финансовую поддержку. И сейчас мы посвящаем этот конкурс ему…

А затем к публике обратился председатель жюри пианистов Николай Петров. Говорю — «к публике», но, скорее, его обращение было адресовано к самим же членам жюри:

     — Я с большим оптимизмом смотрю на участников, которые появляются на нашем конкурсе. И хочу выразить надежду, что здесь восторжествуют порядочность и объективность. Только эти два понятия помогут вернуть конкурсу его реноме, его позицию, его значение в мире. Понятно, что члены жюри должны полностью отрешиться от каких-либо личных интересов. Мы все должны понимать, что перед нами абсолютно невинные живые люди, музыканты молодые, которые приехали сюда, чтобы показать, как они умеют играть на рояле.

     Если председатель на открытии совершенно искренне и в полный голос призывает к объективности, — значит, на карту поставлено все. Впрочем, с Петровым не согласился ветеран КЧ, знаменитый педагог Сергей Доренский:

    —  Я не согласен с тем, что конкурс Чайковского утратил свое реноме. Реноме никогда не было потеряно. Хочу напомнить, что ни один конкурс не дал миру столько знаменитых пианистов, как конкурс Чайковского. Что ни финалист — то имя. А взять хотя бы знаменитый Брюссельский конкурс имени королевы Елизаветы, — кого выпустил он? Да, Владимира Ашкенази. А еще? Кто-то спился, кто-то перестал вообще выступать, кто-то попал в катастрофу. Наш конкурс — это как Олимпийские игры. Поэтому пожелаю всем удачи и… желаю не взять первый номер на жеребьевке!

Однако Петров никак не желал отходить от главного тезиса:

     — Я приложу все силы, чтобы судейство было ясным, честным и объективным. А что до жеребьевки… Какой вы вытащите номер — никакого значения не имеет. Что первый, что последний, что в серединке. Удачи!

     …Жеребьевка начались. Как и предполагалось, нашим пианистам (21 человек) будет противостоять мощная азиатская гвардия (четверо из Китая, 1 из Тайваня, 8 из Южной Кореи, 6 из Японии). Как сказал один из организаторов — «раньше они пугали количеством, а сейчас берут качеством, и конкуренцию устроят достойную!» А «самый несчастливый» первый номер достался молодому пианисту из Беларуси Даниилу Шлеенкову. Удачи тебе, Даниил!



Партнеры