ТРУСЫ СНИМИ или В МОСКВУ! В МОСКВУ!

На «Кинотавре» победили «Простые вещи»

14 июня 2007 в 12:00, просмотров: 1831

     «Груз 200» Алексея Балабанова прокатили. Для одних эта новость на закрытии «Кинотавра» была как праздник, торжество добра над злом. Для других – признанием жюри в собственном ханжестве и испуге перед радикальным художественным и социальным высказыванием режиссера. «МК» с самого начала предсказывал, что такой состав жюри побоится дать самой сильной картине года гран-при и скорее всего ее совсем проигнорирует. Так и вышло. К сожалению. При всем уважении к картине-победителю «Простые вещи» Алексея Попогребского, которая мне тоже очень нравится. И то, что жюри демонстративно не отметило фильм Балабанова ни одним из призов, только подтверждает, насколько они его испугались.  Потому что даже противники эстетики «Груза 200» признают, что лучшая режиссура основного конкурса «Кинотавра-2007» - это работа Алексея Балабанова. Обсуждение итогов сочинского фестиваля между иными его участниками доходило чуть ли не до драки.

      Предчувствие скандала возникло сразу – глядя на «перевернутые лица» членов жюри, которое заседало аж 10 часов – пять вечером и пять утром в день церемонии закрытия. Измученная Евгения Симонова, когда ее спросили перед звездной дорожкой, как работалось в жюри, сказала: «Никогда больше не соглашусь на это». Расстроенная Елена Яцура исчезла сразу по окончании церемонии и на банкете ее никто не видел. Веселил всех собравшихся перед дорожкой только Леонид Ярмольник, который выступил на этом «Кинотавре» в качестве одного из продюсеров фильма Валерия Тодоровского «Тиски».

     Когда появились Владимир и Юлия Меньшовы, отдыхающие с фотоаппаратами за ограждениями оживились и начали их щелкать, Юлий Гусман мгновенно отреагировал:

- Вот настоящие звезды, а мы…

Ярмольник тут же кинулся к организаторам дорожки:

- Кому дать денег, чтобы Гусман прошел по дорожке рядом с Меньшовыми? Кому и сколько? Скажите – я дам.

     И приунывший звездный народ сразу как-то празднично взбодрился. А Ярмольник зачем-то отобрал у Андрея Мерзликина его шестимесячного сына Федора и радостно пробежал с ним по дорожке. Другой подарок фотографам сделал актер Павел Деревянко, распахивая пиджак и демонстрируя всем желающим майку «Долой всех педерастов российской эстрады». Простая же публика больше всего кидалась на Сергея Жигунова и Анастасию Заворотнюк, приехавших специально на закрытие и парадно ходивших туда-сюда по фойе Зимнего театра, где проходила церемония.

А то, что жюри так долго заседало, отразилось и на качественном составе на сцене – победителям не успели намекнуть, как это принято на фестивалях, что вас мы попросим остаться, и они разъехались. За главного триумфатора вечера – фильм «Простые вещи» - отдувался один продюсер Роман Борисевич. Картина получила аж  4 приза: диплом за лучшую мужскую роль (Леонид Броневой), приз за лучшую мужскую роль (Сергей Пускепалис), за лучшую режиссуру (Алексей Попогребский) и гран-при. Очень емкое определение этой ленте дал заместитель руководителя ФАКК Сергей Лазарук, которого «МК» уже цитировал, но хочется повторить: «Это “Полеты во сне и наяву”, только 20 лет спустя». История человека, у которого внезапно – для него – повзрослела дочь, а жена собралась рожать второго ребенка, не смотря на то, что живут они в коммуналке. Он врач-анестезиолог, подрабатывает как может – крутится, набивает шишки. Есть у него и молодая любовница – работает в его же больнице в регистратуре, с которой встретился – хорошо, а нет – еще лучше. В поисках денег он нанимается делать платные визиты к больному всеми забытому старому актеру, которого блистательно сыграл Леонид Броневой. Актер просит врача об услуге: чуть больше лекарства и …, за это обещает картину Репина, все остальное он уже потратил за свою болезнь. Доброе хорошее кино – узнаваемые лица и судьбы, снято искренне, с любовью к своим героям. Я не против, я только за этот фильм. И очень за него рада. Просто на профессиональных кинофестивалях принято обычно выделять картины радикальные, выделяющиеся своим киноязыком, необычной темой и подходом к ее развитию. Поэтому трудно целиком согласиться с мнением жюри. И поэтому так обидно, что Балабанова с «Грузом 200» именно прокатили.

     Два приза получила лента «Кремень» Алексея Мизгирева: приз за лучший дебют и за лучший сценарий. «Кремень» - история парня из провинции, приехавшего покорять Москву самым простым и понятным ему способом, нанявшись в милицию и получив свою маленькую власть над людьми. Повышение герой получает, устроив жестокую бойню в публичном доме, показанную, на мой взгляд, довольно натуралистично и без внутренней свободы и самоиронии, отчего герой просто неприятен.

     Приз за лучшую музыку достался композитору Антону Силаеву – фильм «Яр» Марины Разбежкиной – экранизация повести Сергея Есенина, написанная им в 20 лет. Когда вручали приз за вклад в сохранение российского кинонаследия Науму Клейману, директору Музея кино, зал, аплодируя, встал и долго не давал сказать ответное слово награжденному. Приз за лучшую женскую роль получила очень обаятельная Мария Шалаева, сыгравшая главную женскую роль в «Русалке» Анны Меликян. Как раз это решение в принципе не вызвало ни у кого сомнений и было встречено радостными криками и аплодисментами.  

     Маше Шалаевой - 25 лет, но играет она девушку восемнадцатилетнюю и на самом деле так и выглядит – маленькая, худенькая, просто Дюймовочка. Или Русалочка, из сказки Андересена, которая случайно попала не в свое время, которую она и сыграла. «Русалку» уже назвали русской «Амели» - это история девочки, рассказанная от момента ее зачатия до внезапной гибели. Девочка добивается исполнения всех своих главных желаний, правда, цена за это слишком высока и давит на нее непосильной ношей. Например, она хочет уехать из своего маленького приморского городка и случается жуткий ураган, разваливший город, унесший жизни людей. Когда герои собираются уезжать, звучит фраза, встреченная хохотом зала: «Когда людям некуда деваться, они едут в Москву». Эта фраза, как не цинично это может показаться, кстати, окончательно подтвердила, что почти все фильмы нынешнего «Кинотавра» проходили под двумя лозунгами, обозначенными еще в фильме-открытии «Глянец» Андрона Кончаловского: «В Москву! В Москву!» - мечтает главная героиня и «Трусы сними» слышит, когда достигает своей цели. В некоторых герои живут сразу обоими. Совсем без обнаженки обошелся только один – «Кука» Ярослава Чеважевского, о котором мы тоже уже рассказывали, но в Москву героиня-таки уезжает. Вот такие вот кинотенденции-2007!

     Но вернемся к конкретному фильму – «Русалка». Сразу после церемонии и перед фильмом-закрытием «Изгнание» Андрея Звягинцева  Мария Шалаева дала интервью «МК».

- Маша, что было самым сложным в вашей роли?

- Самое сложное быть вот таким вот настоящим человеком – как Алиса. Все время тянуло на какой-то цинизм. Вещи наивные как раз очень тяжело делаются. Но благодаря нашему режиссеру все получилось. Я вообще хочу сказать, что тут нет моей особой заслуги,  есть большая заслуга Ани Меликян – она написала сценарий, она меня позвала на эту роль. Мы познакомились еще во ВГИКе, вместе учились: я – на актерском, она на режиссерском. И она меня еще тогда пообещала снять. «Русалка» - не первый мой фильм. До этого была картина «Маша» режиссера Сергея Ткачева – она объездила весь мир по фестивалям, а у нас, к сожалению, мало кому известна. Надеюсь, может, сейчас на нее обратят внимание. (Еще у Маши было несколько небольших ролей, включая эпизод в ленте «Бумер» Петра Буслова, - Е.А.)

- Вы мечтали о призе, надеялись?

- Нет, вы знаете, даже не думала об этом. И волновалась дико – так страшно выходить на сцену: надо же сказать что-то умное, а в голове одни глупости. Говорить про себя – как-то непонятно… (Перед этим ведущие церемонии Игорь Золотовицкий и Фекла Толстая шутили, что лучшая актриса должна быть непременно блондинкой – как было заявлено Васей Михалковым, Полиной Куценко  и другими  детьми звезд,  приехавшими на «Кинотавр». Их видеовыступления трогательно предваряли каждую номинацию. Вот Маша и поддержала тему, смешно сказав: «Спасибо, я правда натуральная блондинка». – Е.А.)

- Как вам работалось с Евгением Цыгановым, которого Аня Меликян называет принцем отечественного кинематографа? Он же уже такой опытный и популярный актер…

- Мы с Женей родились в один день – 15 марта, он на два года меня старше, и давно знакомы – он и друг хороший, и партнер великолепный.

- Вам жалко свою героиню? Она так неожиданно погибает в конце…

- Нет, не жалко, потому что  это закономерно. Это единственно возможный конец. Мы все люди так живем – где-то когда-то кто-то погиб, уступив другому место – как тот мальчик-абитуриент, а мою героиню на его место в институт зачислили. А потом и она погибла, спася своего любимого человека. Ну, а какой у нее был путь? С этим парнем Сашей, продающим Луну, которого Женя играет? Нет. Нашла бы хорошую работу при своих данных? Нет. Она могла бы иметь такую судьбу, чтобы дожить до старости? Нет.

 

     Героиня Маши полфильма ходит с зелеными волосами – так она решила, что больше понравится своему любимому, который на нее и толком внимания не обращает, живет своим бизнесом да ночными тусовками. Пришлось натуральной блондинке каждый день перекрашиваться – по два часа краску на волосы перед съемками наносили, а по окончании смывали. Снимали долго - три месяца в Анапе и в Москве. Продюсер «Русалки» Рубен Дишдишян раскрыл секрет, что в картине все было сложным, потому что Аня была беременной и физически ей пришлось очень трудно. В конце фильма стоит «Моей дочери посвящается».

- Мы решили укорачивать съемочные дни и даже возникали мысли вообще все остановить, потому что ребенок – это же важнее, - сказал «МК» Дишдишян. -  Но Аня молодчина – сумела все довести до конца.  Картина выйдет в прокат этой осенью или в самом начале зимы, про количество копий пока думаем  - от 100 до 300. На Московском фестивале показывать не будем, чтобы не было утечки –  не появились бы пиратские копии.

- Как бы ты распределил призы? Если подняться над ситуацией, забыть, что ты участник.

- За режиссуру я бы дал либо Балабанову либо Муратовой. Как лучший фильм – либо «Груз 200» либо «Простые вещи». И отметил бы как-то Миндадзе, его дебют в режиссуре – «Отрыв». Роли, наверное, так же бы распределил.

     Потом я начала опрашивать членов жюри – тех, кто не скрылся быстро-быстро  из Зимнего театра сразу по окончании церемонии.

Актер Александр Яценко, сам получивший в прошлом году приз за лучшую мужскую роль в картине Алексея Блабанова «Мне не больно», отказался от большого комментария, сказав, что не может сейчас об этом, но с горечью заметил:

- Жаль, что «Груз 200» прокатили.

     Режиссер Вадим Абдрашитов на вопрос, совпадает ли его личное мнение с коллегиальным решением, ответил:

- Поскольку я был председателем жюри, единственный ответ: мой личный выбор совпадает с коллегиальным решением.  Да, мы обсуждали 10 часов ту программу, что у нас была, а она была очень сложной. И  мои коллеги в жюри подошли к своей работе достаточно ответственно, отстаивая свое мнение.

- А почему «Груз 200» никак не был отмечен?

- Ну, так получилось, что он уступил место другим. Я считаю, что это абсолютно фестивальная картина. Хорошо, что мы ее посмотрели, Леша Балабанов – хороший режиссер, дай Бог ему здоровья – пусть больше снимает картин. Но в этой программе на этом фестивале с этим жюри «Груз 200» не прошел. Это всегда совпадения всего.

- Какую из картин вы бы посмотрели второй раз?

- Жюри два раза смотрело картину Александра Миндадзе «Отрыв» - один раз в зале на экране, потом на DVD.

Оператор Игорь Клебанов, глава операторской гильдии, разгоряченный спорами вокруг раздачи призов, был самым откровенным из членов жюри:

- Мое мнение с итогами оглашенными совпадает на сто процентов. Почему мы так долго заседали? Мне кажется, у вас тоже есть ответ на этот вопрос – потому что программа слабая. Хотел найти слово полегче, но не вышло. Не было явного фильма-лидера. Кто-то говорит: а почему одному фильму дали два приза – и главный, и за режиссуру. Почему не было возражения три года назад, когда «Водитель для Веры» Павла Чухрая, который я снимал, получил чуть ли не все призы?.. Потому что если картина удалась, значит, в ней удались все компоненты.

- А какой из фильмов конкурса вы бы посмотрели второй раз?

- «Простые вещи». У меня профессиональная замечательная зрительная память.

- Какие еще актерские работы вы обсуждали?

- Алексея Серебрякова за картину «Тиски» Валерия Тодоровского – но оказалось нельзя: не главная у него там роль! Но зато какая хорошая! Мне нравится актриса, которая сыграла в картине Попогребского жену главного героя – Светлана Камынина, но ее роль тоже считается второго плана. А такой номинации здесь нет. Как и нет номинации на операторскую работу.

- За операторов вам не обидно?

- Обидно. Самая профессиональная и качественная нынче категория – это операторы. О чем свидетельствуют высказывания продюсеров, которые заказывают музыку. Если б была такая номинация, то я б рассматривал двух-трех кандидатов. Мне понравилась работа Ирины Уральской в «Яре», Романа Васьянова в «Тисках» - он хорошо работает со светом, но с цветом – перебор

- Я так понимаю, «Груз 200» вам совсем не нравится?

- Я не принимаю эту идеологию. Я не хочу, чтобы мой внук видел эту картину. Мне кажется, режиссер Мизгирев, сделал свой «Кремень»  намного сложнее по конъюнктуре– он обличает то, о чем каждый день говорится по телевизору, что мы обсуждаем на кухнях. Для меня это новый взгляд. Мне бы хотелось, чтобы эту картину смотрел мой внук.

- Несмотря на жесткие сцены расстрелов в публичном доме и циничные поступки героя?

- Есть в картине герой, есть его трансформация. Кто-то говорит о символах, которыми насыщен «Груз 200». Я не понимаю символа вскрытия цинкового гроба, когда достаются ордена за Афган, прицепляются к трупу солдата и он вышвыривается на кровать. Я не понимаю и не хочу понимать.

     Еще было интересно услышать как всегда взвешенное и наиболее компетентное мнение - культуролога Кирилла Разлогова, долгие годы бывшего директором программ Московского фестиваля:

- Я видел всю программу «Кинотавра», за исключением двух картин «Инзеень-малина» и «Тиски». С одним призом я согласен – «за лучшую музыку». На мой взгяд,  в нынешнем конкурсе нет абсолютного лидера. Для меня же лучшая – «Яр» Марины Разбежкиной, но я не читаю, что она полностью состоялась. С другой стороны наиболее сенсационная, конечно, «Груз 200» - может, потому ее иногда перехваливают, иногда переругивают. И я бы отметил достаточно профессиональную, хотя несколько архаичную ленту «Простые вещи». Когда я оценивал по десятибалльной шкале картины конкурса, я всем, что мне были интересны, дал по 6 балов из десяти возможных. «Яр» - может быть, 6,5. За лучший дебют я бы тоже дал «Кремню», хотя картина в общем не вполне удачная – тем более не заслуживает приза за лучший сценарий, потому что там сценарные огрехи очень серьезные. Хороших сценариев бесспорных, по-моему, вообще нет. Актерских работ интересных было много. Я, пожалуй, согласен с жюри относительно лучшей женской роли. Что касается мужской, можно было б что-нибудь пооригинальней выбрать. Были яркие работы – и Серебрякова в том числе.

     Хотели наградить в контексте доброе кино, оставив стороне всю социальную критику, остановившись в этом плане только на «Кремне», поскольку это ученик Абдрашитова, ну и вообще как лучший дебют вполне подходящий.

На мой взгляд, решение жюри непрофессиональное – пусть меня простят Вадим Абдрашитов и другие члены жюри. По-человечески их можно понять, но это было б оправдано, если б «Простые вещи» были на две-три головы выше всего остального. Здесь есть еще три-четыре картины примерно такого же уровня, но, может быть, из-за своей маргинальности не были приняты кем-то из членов жюри.

     Лучшая режиссура – это, конечно, Алексей Балабанов. Работа по режиссуре чрезвычайно сильная - сделано как всегда у Балабанова по-простому, но эта простота у него всегда и есть элемент его силы. Еще мне очень понравилась и близка «Русалка»…

     Более эмоционально высказался отборщик Берлинского фестиваля по восточноевропейскому кино в интервью «МК» Николай Никитин:

- Я очень-очень рад за Попогребского. «Простые вещи» очень хорошая картина – искренняя, добрая, современная, талантливая. Я уважаю Алексея за то, как он прошел этот путь до второй картины – после дебютного «Коктебеля», снятого совместной с Борисом Хлебниковым. Кстати, я рад и за Аню Меликян, очень интересную девушку, которая ппривезла на фестиваль тоже свою вторую картину «Русалку» - после «Марса», который мы показывали в Панораме на Берлинском фестивале 2 года назад. Она тоже заслужила награду. Единственное, чем я немножко разочарован, что только кинокритики поддержали картину Леши Балабанова. «Груз 200» - выдающееся произведение современности. До такой степени актуальное, талантливое кино, что не дать ему на самом главном россйском фестивале ни одного приза было просто невозможно, несправедливо – я даже из-за этого переживаю.

- А ты бы взял «Груз 200» на Берлинский фестиваль?

- Мы много это обсуждали с продюсером Сергеем Сельяновым, но не сошлось по срокам.

Я думаю, иностранной публике он будет понятен и я надеюсь, что международная судьба ленты еще сложится. 

И еще на закрытии неожиданно появилась сильно похудевшая, посвежевшая актриса-красавица Ольга Будина, которая по просьбе «МК» коротко подвела другие итоги «Кинотавра» - организационные:

- Я в этом году не собиралась приезжать на «Кинотавр» - я здесь на самом деле недалеко с сыном отдыхаю. С «Кинотавром» же у меня связаны самые приятные воспоминания – здесь получил гран-при мой фильм – «Дневник его жены» Алексея Учителя. И приезжала я сюда и с другими картинами. В прошлом году я была здесь весь срок – это была первая моя такая поездка после декретного отпуска, и мне очень понравилось, как здесь все изменилось – и лаконичные открытие и закрытие. В этот раз я видела только закрытие и оно мне тоже очень понравилось.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 



Партнеры