Борзая фотомодель

Художник-анималист Сергей Цигаль: “Эта порода — венец эволюции!”

14 июня 2007 в 00:00, просмотров: 277

  В этой семье всегда водились животные. У жены художника, актрисы Любови Полищук, “из всех карманов котята торчали”. Его знаменитая бабушка Мариэтта Шагинян обожала живность — даже в ее детективе “Месс-Менд” есть четвероногий персонаж по кличке Бьюти.
     
     — У бабушки и в жизни была овчарка Бьюти, — рассказывает Сергей. — Потом появился спаниель Глюк, который, несмотря на свою счастливую кличку, оказался ужасным истериком. Три года у нас прожил подобранный сеттер. А из Коктебеля бабушка привезла котенка — подарок Марии Степановны Волошиной. Кошку назвали Черубиной. Фамилию де Габриак никто не выговаривал. Она жила с нами еще на Арбате. Бабушка дико переживала, когда она пропадала, и кричала в ужасе: “Кошка! Кошка!” — мой отец был вынужден вылезать на карниз надстроенного седьмого этажа, забираться на крышу и искать Черубину. Характер у нее был несносный.
     Сейчас у него две кошки и собака. Когда в клинике после операции умерла любимая кошка Любови Полищук Кися, которая прожила в семье много лет, дочь Маша поехала за ней, а из-под колес выскочил котенок. Черный, с белыми пятнами, чуть живой, облезлый, весь в струпьях, страшный до ужаса. Две недели его лечили, а потом он превратился в прелестную кошечку. В клинике ее почему-то назвали Брунхильда, а дома дали кличку Кошак.
     — А сфинкс Муня — не без английских кровей. Он жил у нашей родственницы Наташи Шагинян, которая замужем за американцем. Они этого кота обожали, но у Дэна развилась дикая аллергия. Я бы в такой ситуации отдал Дэна, а не кота! — Сергей прячет улыбку. — Кот горячий, без шерсти, назойливый — кошмар!
     — Интересно, как кошки ладят с собакой?
     — С Кисей у Дуни был контакт, потому что кошка появилась раньше. Когда я привел крошечного щенка, Кися на него бросалась. Потом Дуня выросла в огромную собаку, но взаимоотношения не изменились. Кошка караулила Дуню, а Дуня рычала и хватала ее зубами иногда — такая дружба. Но, когда Дуня уезжала или даже гулять уходила, кошка переживала. А с этими другая ситуация. Голый Муня шипит на Дуню — он и так страшный, а тут лицо делается уж совсем невообразимым. Кошак понимает, чем может кончиться это шипение, и летит прочь. У меня картины под потолком из-за них все висят криво…
     — Урон от веселой компании большой?
     — Кошки прыгают на холодильник, на шкаф, все сшибают на своем пути. Они разбили мне антикварную сахарницу, опрокинули на Дунину подстилку мед, разбили сухарницу. Ничего на столе нельзя оставить! Лысого бьешь тапком по башке — он тут же запрыгивает обратно. Правда, зла никогда не держит. Все время хочет жрать, постоянно трется возле еды, соответственно, он втрое чаще, чем другой кот, ходит в сортир. Вонища в доме была! К счастью, подобрали удачный наполнитель, но зато он разбросан теперь везде, и ходишь, как по гальке. Муня плохо вытирает лапы: каждое утро, когда выхожу, вижу следы на столе, на зеркале, на барной стойке. Кот становится на дверь, закрывает ее и потом час-два царапает лапами и орет, чтобы его выпустили, а когда выпускают, он тут же хочет обратно. Может быть, с возрастом остепенится. Кроме того, когда я вернулся из Африки, меня ждал сюрприз. В мое отсутствие Дуня злобно кинулась на Машу, и дочь опрокинула бутылку с оливковым маслом на пол — паркет безнадежно испорчен. Мало того, собака отбежала и разнесла масляные следы — теперь везде пятна.
     Красавица Дуня — вторая борзая в доме. До нее была Диана. Когда она умирала, отец художника, прекрасный рисовальщик Виктор Цигаль, рисовал ее каждый день. Сейчас эти работы находятся в Дарвиновском музее. А Дуня сразу стала музой Сергея — он запечатлел ее в тысячах рисунков.
     — У собаки идеальные пропорции, она красива, как фотомодель, — восхищается хозяин. — Я всегда говорю, что эта порода — венец эволюции, по крайней мере собачьей. Люба всю жизнь мечтала об ирландском сеттере. Но, когда умерла Диана, Люба была на гастролях, мне принесли щеночка русской борзой. Люба увидела Дуню двухмесячной. Они обожали друг друга. В Коктебеле собака поднималась за ней по крутой лестнице на балкон, кошка забиралась по дереву, и они вместе там сидели.
     — Дуня живет в городских условиях, но русская борзая — охотничья собака. Пробовали вашу любимицу в деле?
     — Однажды, когда ей было год и три, мы поехали в Волгоградскую губернию на испытания с борзыми собаками. О Дуне сказали: “Жадная сука” — это комплимент. Жадная до зверя. Как-то подняли зайца, и побежали три собаки, Дуня тоже. Заяц, как говорят охотники, “отрастает” — улепетывает, собаки отстают, а Дуня продолжает преследовать, без всякой надежды, и, в конце концов, пропадает из виду. Я искал ее везде и нашел: она лежала белым пятнышком, на черной пахотной земле, без сил…
     — В общем, никого не поймали?
     — Зайцы и лисы очень быстро бегают, а московские собаки привыкли лежать на диване. Да и не в этом дело. У меня Диана прожила 12 с половиной лет, а Дуня — уже 13. Ни у одного охотника столько лет собаки не живут. Никто за ними так не ухаживает. Кормят неизвестно чем, спят непонятно где, везут в багажнике по 3—4 собаки. Когда говорят, что борзая должна бегать, — это как “свинина любит уксус”. Не любит свинина уксус. Борзая бегает, пока молодая. Дуня каждый год выезжала на 3—4 месяца в Крым. Берешь теннисный мячик, бросаешь в хорошую волну, в какую люди не полезут, — Дуня за ним. В Подмосковье она ранней весной, только лед растаял, с высокого парапета прыгала в воду.
     — Тринадцать собачьих лет в переводе на человеческий возраст — без малого век. Дружите с ветеринарными врачами?
     — Я давнишний друг Сергея Середы. На его попечении были мои кошки и собаки. А Дуня просто не вылезала из его клиники. Ее все там знают. Чем она только не болела! Умудрилась даже подхватить сердечного червя — дирофиляриоз, который чуть ли не впервые диагностирован в России. После укуса комара в крови развиваются личинки, которые с током крови попадают в сердце. Мне прислали из Америки лекарство — очень токсичный препарат, он бьет по печени. У собаки развился гепатит. Вылечили. Дуня попадала под машину, ломала тазовую кость, у нее был рак молочной железы, ей удалили матку, в промежутке переболела сахарным диабетом: уровень сахара достигал 32 единиц! Сидела на инсулине. Дуню за нос кусал паук — сколько она перенесла!
     — От таких напастей она не впала в депрессию?
     — К старости испортился характер, она стала лаять и кусаться. Причем ладно бы чужих кусала, а то Машу, которая ее кормит и с ней гуляет. Дуня, конечно, себе на уме. Вот сейчас она к вам подойдет, и вы ее погладите, но, если я посажу ее в машину, попробуйте положить руку на стекло! Покажет зубы! Мы летом ездим на “уазике”, брезент снимаем — получается кабриолет. Дуня всегда сидит сзади. На АЗС заправщик решил ее погладить — и тут же был схвачен за руку. А ментов и таможенников она вообще не переносит.
     В книжке про борзых написано деликатно: вряд ли будет играть с вашими детьми. На самом деле борзые собаки детей не любят. А какой-нибудь свирепый стаффордшир может обожать маленьких. У меня вообще был жуткий случай на Истре, когда приехали дети из детдома и начали дразнить Дуню. А у нее есть такая особенность: она подпрыгивает и кусает за лицо. Цапнула мальчика, прокусила губу. Я отвез ребенка в больницу. Слава богу, обошлось без наложения швов. А Дуню пришлось показать ветеринару, который выдал справку: собака здорова.
     Недавно она укусила Машину подружку за щеку, когда та решила ее погладить. Логика такая: “Я подхожу, виляю хвостом, значит, ты можешь меня гладить. А сама лучше не приближайся!” Я вообще считаю: не те собаки самые умные, которые послушные и выполняют все команды, а те, которые очень самостоятельны. Ты Дуне 50 раз можешь сказать “Ко мне!” — она не подойдет. Потому что у нее другие соображения. Она ведь лучше знает, что ей делать.



Партнеры