Мечтательница молота

Экс-рекордсменка мира Гульфия Ханафеева сидит в засаде и избавляется от навязчивых идей

15 июня 2007 в 00:00, просмотров: 227

  ...В детстве она отплясывала русские народные танцы, потом пять лет жонглировала мячиками и булавами в цирковом кружке. И жизнь свою видела в огнях цирка. Поссорилась с руководителем кружка, ушла, поплакала, пришла в спортивный зал. Зачем пришла, до сих пор внятно объяснить не может. “Мама сказала: иди, чего без дела-то болтаться?”
     Случайно найденное “дело” довело до мирового рекорда. В нынешний сезон Гульфия Ханафеева, серебряный призер чемпионата Европы в Гетеборге и экс-рекордсменка мира в метании молота, входит как дипломированный специалист по реабилитации, как будущий спортивный юрист — “человечество идет вперед, учиться нужно” — и… вставив в бровь два крохотных шарика. Еще помня, как в Гетеборге, прежде чем получить серебряную медаль, получила по шее от главного тренера: “Надо знать свое место!” — сказал тогда Валерий Куличенко.
     — Гуля, за что вас главный тренер тогда так строго?
     
— Ох, Гетеборг… Помню, мне даже говорить больно было — так я орала в пятой попытке. У меня всегда так — пятая-шестая попытка, начинаю кричать, а до этого молча работаю. В Гетеборге мне, конечно, опыта не хватало еще, я ведь впервые на взрослом чемпионате выступала. Тем более квалификация была такая тяжелая — мало я метнула, много очень сил впустую ушло. Это чисто психологический фактор, ведь квалификация — это ничего сложного, надо просто прийти и метнуть. Но нагнетается же обстановка — три попытки, надо долго ждать следующую, а первая не получилось — и начались терзания самой себя. Потом и получили с тренером от главного. Он действительно сказал, что надо знать свое место.
     — Вы теперь его знаете?
     
— Знаю, что надо работать. И что меня не надо заставлять это делать. Я с детства упертая. Мама всегда говорила: ну ты какая настырная!
     — И теперь вы точно можете сказать: молот — это мое! Или: если бы не молот…
     
— Нет, это мое. Но если бы не молот, я бы уже давно, а не в этом году, окончила институт. Потому что из школы с серебряной медалью вышла и могла поступить куда угодно. Да кто вообще будет спорить, что без спорта человек в жизни успевает больше?
     — Ну это смотря что успевать и как. Через год Олимпийские игры. Страшно?
     
— Нет, я психологически, думаю, готова. Наверное, страдания по Играм у меня уже в прошлом. Во всяком случае, мне так сейчас, за год до Пекина, кажется.
     — Предупреждены, значит, вооружены?
     
— Можно и так сказать. Это ведь был самый большой шок в моей жизни, когда я не поехала в Афины. А как же хотела! И вот я не еду, и это… Это было все! Рыдала очень долго тогда, несколько недель. И соревнования потом смотреть не хотела, потому что хотела сама там быть. Даже не знала, а стоит ли дальше тренироваться.
     — И как удалось вернуться к тренировкам?
     
— Сама знала, что надо дальше идти. Ведь у каждого человека есть внутренние резервы. Только кто-то умеет их использовать, а кто-то нет. “На бога надейся, а сам не плошай” — мне эта пословица близка. Я ее понимаю, потому что должна все в своих руках держать. Но и судьба тоже все-таки есть.
     — Татьяна Лысенко, ваша коллега по сборной, только что в Сочи установила новый мировой рекорд. Не паникуете?
     
— Ну зачем же? Не надо делать из нас врагов. Только позитив может родить позитив.
     — Куличенко говорит, что вы сидите в засаде и вот-вот выстрелите так, что мало не покажется…
     
— Ну кто же из засады выскакивает раньше времени? Так что говорить ничего не буду. А что касается рекордов, не все же Тане их устанавливать. Мы тоже работаем. А техника метания молота, ее совершенствование — это процесс бесконечный. Это только со стороны кажется, что научился один раз метать и вот долбаешь в одну точку. Тренер подсказывает, что и как я должна сделать, сама думаю. Бывает, что у меня ничего не получается и даже тренер причину понять не может, только я могу сама в себе ее найти. И чем дальше, тем сложнее бывает это сделать. Но я еще в самом начале пути, потому что 24 года — это расцветный возраст в нашем виде спорта.
     — Откуда молот вообще в вашей жизни взялся?
     
— Когда мне пришлось уйти из цирковой студии — характерами не сошлись с руководителем, мама сказала: иди куда-нибудь, надо ведь чем-то заниматься!
     Подруга привела в зал, в котором я даже понятия не имела, что буду делать. Приходила в зал штанги, для себя подкачивалась, тренер, про которого подруга говорила, куда-то уехал. Как-то сижу, уже не знаю, что делать, вдруг он появляется: “Чего сидишь, пошли…” Начал показывать упражнения. Я делала, ничего не спрашивая.
     — Но вы поняли хотя бы, к какому виду спорта идете?
     
— Ничего не поняла: скромная была — сказали так делать, значит, надо делать. Вот так и начала заниматься молотом. На старом стадионе у нас была поляна, я там все дни и торчала.
     — А как же умудрились школу с медалью закончить?
     
— Училась я хорошо, и когда сдавала экзамены, то пропускала тренировки. Я тогда не понимала, что этого делать нельзя. Думала: не пришла — и ладно. В 9-м классе сдала экзамены и на первых же соревнованиях проиграла.
     — И это вас зацепило?
     
— Наверное, потому что когда у меня не получалось, я недоумевала: как это у меня, да не получается? И потом: молот метать — это ведь так просто! Поворачивайся себе да поворачивайся, а он сам по себе летит. Когда выяснилось, что “сам по себе” не летит, начала упорно отрабатывать технику: целый день могла стоять и делать то, что у меня не получается. Я и сейчас так работаю. Не знаю, наверное, если бы мне все это было в тягость — я бы не делала. Но мне просто нравится — кружишься и на огромной скорости выпускаешь из рук снаряд. Этот кайф надо прочувствовать.
     — В скором времени возвращается в сектор после рождения дочки олимпийская чемпионка Ольга Кузенкова, что думаете по этому поводу?
     
— Такой карьере можно только позавидовать. А если вы имеете в виду, не боюсь ли я еще одной конкурентки, то… метание молота в России сейчас один из самых развивающихся, что ли, видов спорта. Нас много, сильных метательниц, а это уже означает, что работает система подготовки. Причем в разных местах — Смоленск, Ростов, Батайск, Челябинск. А залог успеха любого дела — конкуренция. Лысенко рекорд установила? Как это? Я же тоже могу? Естественно, когда остается год до Игр, конкуренция выходит, если так можно сказать, на свой пик.
     — И как не распылить себя?
     
— Биться. И головы не терять. Не выкладываться тогда, когда это не нужно. Я, например, не метаю соревновательный снаряд на тренировках, только облегченный. Если бить на тренировках рекорды, то вычерпаешь себя до нужного момента. Страх в себе гасить — у меня он бывает: а получится ли дальше, а что если… Но вообще я сама себе нравлюсь. За то самое упорство, настырность. Мне с таким характером удобно.
     — А свежеиспеченный пирсинг брови — это удобно?
     
— Я как-то проснулась, подошла к зеркалу и вдруг подумала, что нужно проколоть бровь. И так хорошо об этом подумала, что просто навязчивая идея возникла. Поехала в Подольск и от навязчивой идеи избавилась… Главное ведь — самой себе нравиться.



Партнеры