Первый Шелест на деревне

Конкурс Чайковского пока радует высоким качеством

16 июня 2007 в 00:00, просмотров: 230

  …Начался первый тур пианистов, сегодня уже — третий день. Большой зал консерватории — битком. Целая демонстрация при входе: “Нет лишнего билетика?” И еще бы: сама молодость выкладывается по полной, угощая зал изысками мировой музыки. Такого ажиотажа до классики даже зимой не бывает, однако — третий звонок, входит жюри под грохот аплодисментов: Петров (председатель), Доренский, Воскресенский, бесподобная Хироко Накамура…
     
     Эксперты конкурса спустя пару дней от начала уже отмечают ряд факторов, как-то: существенно изменилась “география” КЧ, судите сами — Европа почти не представлена (один из Австрии, один из Венгрии, один из Германии, один из Польши), а вот Азия, напротив, правит бал — 19 участников из Китая, Кореи, Японии! И качество эти товарищи выдают совершенно потрясное (хотя — и это второй фактор — сильно разнящееся с присланными на конкурс DVD).
     Видели бы вы, что творилось вчера на концерте (каждому конкурсанту дается минут по 45) 23-летнего южнокорейского пианиста Донг Хёк Лима. Да такого приема иной наш “перезаслуженный” солист не удостаивался! Правда, парнишка тоже отчасти наш: окончил Московскую консерваторию у Наумова в 2003-м. Играл “самый сок” — “Баркаролу” Чайковского, “Аппассионату” Бетховена, шопеновскую балладу соль минор. И каждый раз зал рвался в овации; он — неслыханно! — даже уходил за сцену и выходил снова кланяться. Ни дать, ни взять — готовая легенда. “Ой, какой симпатичный!” — шептались за спиною почитательницы. Парень сразил всех. Конечно, главное слово скажет жюри. Попозже. Но то, что он вчера уложил московскую публику на обе лопатки, от его биографии уже не отнять. “Что бы вы ни делали, вы делаете мою биографию” — есть у нас замечательная пословица.
     Не менее радовал и “женский корпус”. Например, Штаты представлены только двумя “американцами” — Максимом Аникушиным и Анной Шелест. Максима пока не слышал, но Анна была восхитительна. Ведь на сцене как? Ты выходишь — тебе на выбор четыре рояля (два “Стейнвея”, одна “Ямаха” и один “Кавай”). А ты до этого на коротенькой репетиции уже подобрал себе “зверя” по нраву. Вот рабочие всякий раз и катят на середку укрощенный тобой черный инструмент. Впрочем, смена роялей в первую очередь интересна самим зрителям: ведь у каждого свой неповторимый звук. Анна выбрала “Кавай”, он показался ей более простым в обращении. Вышла — здесь, в БЗК, она играет первый раз. Держится уверенно. Но скромно. Виртуозные фрагменты из “Петрушки” Стравинского дались ей легко, словно в полете… После выступления — на пару слов с “МК”:
     — Аня, ну как впечатления?
     — Ой, такое событие для меня! Волновалась ужасно: еще бы — Большой зал консерватории, да еще и на самом престижном конкурсе! Правда, волнение немножко усилилось, когда почувствовала такую жару на сцене. Я же 9 лет как живу в Америке, и там все наоборот — на сцене всегда невыносимо холодно. Я думала, что и здесь так же — замерзну. А тут — парилка…
     — Да, вы несколько раз вытирали клавиши платочком…
     — Ну еще бы: пальцы мокрые и липкие… Что до впечатлений, то мне судить трудно. Я вообще очень самокритична. Меня все не устраивает в игре. Например, со сцены мне казалось, что звучание очень сухое; а из зала знакомые сказали, что, наоборот, в каких-то моментах было “многовато педалей”.
     — Думаю, все получилось потрясающе… Штаты будут в восторге.
     — А я же родилась в Харькове, поэтому хотела две страны представлять на конкурсе — Украину и США. Но на Украине не позволяют иметь двойное гражданство. Я не знаю, как меня оценит жюри. Но одно то, что я выступаю на первом туре такого конкурса, — для меня очень значимо.
     Конкурс с каждым днем становится все более интригующим. Скоро к пианистам “подключатся” скрипачи, виолончелисты и певцы. Мы же пока пожелаем всем участникам удачи — достойно выступить в первом туре и прорваться во второй.



Партнеры