НЕ МОГУ МОЛЧАТЬ

У каждого свой «Груз 200»

17 июня 2007 в 13:26, просмотров: 1073

Когда я заканчивал материал о московской премьере фильма «Груз 200», я и представить себе не мог, какую это повлечет за собой реакцию. На нашем сайте mk.ru за какие-то пять часов появилось около пятидесяти комментариев. Казалось, читатели готовы Балабанова разорвать. Мнения пестрели словами «чернуха», «ненормальный», «смакование мерзости». Некто Коля решил обратиться ко мне лично: «Никитушка! Чтобы правильно оценить Балабановскую стряпню и ее цели, нужно прожить поболее 19 лет. Лучше всего подойдет мнение врача - проктолога. Эти люди профессионально разберутся в такого рода «исскустве». Умиленный таким добродушием, я решил читателю ответить. Пусть знает, что я его тоже читаю.

Прежде всего, хочу извиниться. Трупов в фильме не четыре, как я написал, а пять. И положительный персонаж в «Груз 200» все же есть. Это герой Юрия Степанова – полковник, которому приходится организовывать больше похорон афганцев, чем он может. Да и вьетнамец Сунька, попытавшийся было заступиться за изнасилованную девушку, уж точно лучше большинства описанных в фильме людей. Но вернемся к комментариям читателей.

Связной пишет: «Не смотрела и смотреть не буду. Из принципа. Потому что показывать то как было страшно когда-то, по сравнению с тем как страшно сейчас не интересно. Страшно то, что молодые семьи не имеют жилья, что пенсии две тысячи рублей, что молодежь не понимает, зачем она вообще живет и не видит смысла жить дальше. Реальность всегда страшнее чем вымышленный труп, поэтому и будут смотреть на что угодно, только не вокруг себя».

Страшно, кто же спорит? Мои родители не первый год живут в съемной квартире, и о пресловутом квартирном вопросе знаю не понаслышке. А с современной молодежью, к которой и не очень хочется себя относить, у меня отдельные счеты. Не упуская из виду сильных, предприимчивых, интересующихся и добивающихся, я каждый день сталкиваюсь: на учебе, на улице, в общежитии – с окончательно потерянными юношами и девушками. Для меня ужас – когда такие, как они собираются стайками, решить, как они будут управлять страной, о которую готовы ноги вытирать. Да только трупы в Афгане – разве вымышлены? А сержант, которого некому похоронить – неужели не ужас? Или фильм не для вас, потому что реальность всегда страшнее, но и в реальности по сторонам смотреть не стоит, потому что, опять же – страшно. Так что ли?

Да что же вас так отпугнуло? Труп сержанта на одной кровати с невестой? «Да, если разрезать чью-ту тушу и вывалить кишки на белый экран, получится штука посильнее "Фауста" Гете». Но никто никакие туши не резал. Я специально акцентировал на этом внимание: «Балабанов обошелся без крупных планов гениталий и выпотрошенных мозгов». Или, может, сильная игра Агнии Кузнецовой? «Я считаю, это нечестный прием - вызывать эмоциональный отклик у зрителя, натуралистично показывая мучения беззащитной жертвы». Лучше было бы, если бы она по примеру бесконечных криминальных сериалов один раз вскрикнула и замолчала?

«2006г. 5 лет дочке. Кругом всего полно. Но из-за рождения ребенка потеряла работу, живем на зарплату менеджера (не топ-менеджера). Мои родители в 1984 году окончили институт (бесплатно), получили квартиру (бесплатно). Не все, живущие в 1984, ругают то время. К сожалению, сегодняшнее время далеко от идеала. А достойные фильмы снимать тяжелее, чем такую чернуху».

Причем здесь получение квартиры, бесплатное поступление в вуз, окончание университета, рождение ребенка? Балабанов снял кино не о проблемах в системе образования. Балабанов описал отдельно взятый маленький ад в конкретной огромной стране. Нашей с вами стране. Ад, который, судя по вашим же комментариям, был на самом деле. И то, что лично вас он не коснулся, не отменяет права у Балабанова о нем говорить. И если «Груз 200» чернуха, то что же тогда «9 рота» с ее крупными планами хлещущего из горла крови? Или в «9 роте» все слишком похоже на фильм?

По мнению читателей, острое правдивое кино – «социальная деградация». Мне же она видится в лозунгах: «Пора ментам-беспредельщикам резать олигархов».

Читатель воспринял «Груз 200» как личное оскорбление: «Продолжается оболванивание нашей молодёжи, которая не знает и не хочет знать нашего прошлого». В то время как это фильм-портрет. Фильм-предупреждение. От все того же оболванивания молодежи. От бездумности и бесцельности. От праздности и лени. От равнодушия. В фильме есть один глобальный смысл: никогда и ни за что, ни при каких обстоятельствах нельзя допустить повторения в жизни описанной в нем ситуации. И тут нужна помощь и молодежи, и тех, кому в 1984 жилось хорошо. Только заниматься нужно каждому своим делом: проктологу – людей лечить, критикам и журналистам – об «искусстве» рассуждать, милиционерам – нас всех защищать и так далее. Тогда такие режиссеры, как Балабанов и перестанут «смаковать эту тему».

Боязнь и неприятие собственного прошлого – самый верный признак нездоровья общества. И если столь смелая и откровенная трактовка событий двадцатилетней давности вызывает такую бурю эмоций, страна еще не вполне оправилась от ужаса. И произойдет это только тогда, когда такое кино, как «Груз 200» будет восприниматься спокойно. Без унижения и лишних дифирамбов.



Партнеры