На Михалкова надели шапочку

У всех академиков России случился юбилей

18 июня 2007 в 00:00, просмотров: 225

  250-летие Российской академии художеств приходится на конкретный день — указ об ее образовании был подписан Сенатом 6 ноября 1757 года. Но зачем ждать мрачного месяца? Такой юбилей обычно празднуют целый год, и открывать торжества по поводу лучше летом — гостей больше приедет и обстановка при такой погоде получается более праздничная.
     
     Торжества начались с заседания в храме Христа Спасителя, что закономерно — его воссоздание происходило под непосредственным руководством президента академии Зураба Церетели. Кроме секретаря Совета безопасности Иванова, министра культуры Соколова и советника президента по культуре Лаптева здесь находились, к примеру, ректор МГУ Садовничий и президент Академии наук Осипов. Не просто как хорошие друзья Церетели, но и как законные, если можно так выразиться, представители двух основателей РАХ — Ломоносова и Шувалова, с чьей подачи царица Елизавета и издала исторический указ.
     Накануне большая группа деятелей культуры получила звание почетного члена академии. Среди них — Никита Михалков, Владимир Наумов, Иосиф Кобзон, Юрий Любимов, Эдвард Радзинский. И впервые в ее истории — представитель СМИ, обозреватель нашей газеты Лев Колодный, известный своими книгами о художниках и истории Москвы. С чем мы его и поздравляем.
     Первым делом Церетели подошел к старейшему академику Борису Ефимову, которому недавно стукнуло… 107 лет! Известный карикатурист взял президента академии под руку, в другую ему дали микрофон и он, размахивая им как дирижерской палочкой, произнес целую речь. Что удивительно — у Ефимова, несмотря на более чем зрелый возраст, вполне связный слог и прекрасная память на имена. “А кто там сидит за длинным столом? — щурясь, как Ильич, произнес академик. — А, вот Кобзон сидит. А это кто? (показывает микрофоном на загорелого Михалкова, который вырвался в Москву между съемками фильма “Утомленные солнцем-2”. — М.О.). Его папа Сергей как-то попросил меня вывести этого мальчика на сцену. Тебе сколько было?” Никита Сергеевич, застигнутый врасплох, после паузы: “Лет 10, наверное”. Для Михалкова участие в заседании стало некоторой неожиданностью, в чем он признался, когда Церетели надел на него академические мантию и шапочку: “Если бы прадед Суриков и дед Кончаловский увидели меня на этой сцене, выпороли бы точно. Мне, конечно, приятно такое внимание, но — я клянусь — никогда на моих визитках не появится надпись “член Академии художеств”.
     На празднование юбилея приехали многочисленные гости из-за рубежа. Самый известный из них — мировая знаменитость, архитектор из Японии Кишо Курокава, который сейчас строит новый стадион “Зенит” в Питере.
     Закончилось заседание представлением фолианта под названием “Храм Христа Спасителя”. Более чем увесистый том весом в 30 (!) килограммов, в красном переплете и с золотым обрезом, содержит 1696 страниц. Это описание истории и интерьеров воссозданного собора существует пока лишь в двух экземплярах. Один накануне был подарен патриарху Алексию.
     Вечером торжества переместились в Манеж. Здесь открылась огромная (более 1500 произведений) академическая выставка, которая закроется на удивление быстро — 27 июня. Много вещей привезли из Питера, где находится архив РАХ — от первоклассных копий художников эпохи Возрождения кисти известных русских живописцев (копирование входило в обязательный учебный план) до редчайших фотографий и документов.



Партнеры