Дело волгоградских врачей, или время “новой инквизиции”?

Исследования новой вакцины в Волгограде привели к беспрецедентному скандалу

18 июня 2007 в 00:00, просмотров: 2584

  Местная прокуратура обвинила трех врачей Отделенческой клинической больницы на станции Волгоград-1 в том, что врачи действовали незаконно — без предварительного обследования детей и даже без согласия родителей.
     С жалобами на тяжелые побочные действия прививки в прокуратуру обратилась бабушка полуторагодовалой Вики Гераськиной. По ее словам, именно в результате вакцинации у ребенка возникли следующие осложнения: невроз, атопический дерматит с анемией и аутизм. После того как женщина обошла добрую половину волгоградских поликлиник, в карточке малышки появились следующие записи: “поствакцинальный атопический дерматит” и “поствакцинальная реакция — задержка речевого развития”.
     Прокуратура Волгограда обвинила в нарушении закона заместителя главного врача по ОКБ Волгоград-1 Ольгу Аликову, заведующую педиатрическим отделением Татьяну Слизову и врача-педиатра Светлану Алексееву. Деньги, выделенные на исследование и перечисленные с удержанием всех налогов, — в общей сложности 2200 тыс. рублей — сочли взяткой, а сам эксперимент — махинацией с целью получения этой взятки. По мнению исследователей, корыстные врачи заставляли участвовать в экспериментах ослабленных детей, не предупреждали о возможных последствиях их родителей и участковых педиатров. Кроме того, по версии прокуратуры, негосударственное медучреждение, каковым является ОКБ Волгоград-1, вообще не имело права на проведение подобных испытаний.
     Обвинения, сами понимаете, серьезнейшие. Однако если в них разобраться, практически все они рассыпаются как карточный домик.

* * *

     Клинические исследования вакцин в железнодорожной больнице Волгограда начались в августе 2005 года. Необходимо было сравнить эффективность трех лекарств: вакцины против ветряной оспы Варилрикс, вакцины против кори, паротита и краснухи Приорикс и комплексной — против кори, краснухи, паротита и ветряной оспы — Приорикс-Тетра. Собственно говоря, врачей интересовала только эта последняя вакцина — две другие, давно применяемые в России, должны были явиться лишь базой для сравнения. Производитель вакцин — крупнейшая бельгийская компания “ГлаксоСмитКляйн” (“ГСК”) — занимает 7% мирового фармацевтического рынка. Ежедневно эта компания проводит до 300 клинических исследований. Поскольку ее вакцины распространяются по всему миру, эта компания больше чем кто бы то ни было заинтересована в абсолютной прозрачности исследования. В 2005 году “ГСК” получила разрешение на проведение сравнительных клинических исследований в России. Кстати, первый из перечисленных препаратов — Варилрикс — получил широкое распространение еще в 1994 году, второй — Приорикс — в 1997-м.
     Вакцина Приорикс-Тетра была одобрена в Германии в 2006-м. Испытания Приорикс-Тетра — международные. Они проводились в сотнях клинических учреждений на территории десяти европейских стран: Греции, Италии, Литвы, Норвегии, Швеции, Польши, Румынии, Словакии, Чехии и, наконец, России. В общей сложности в исследованиях было задействовано 5700 детей.
     Для тех, кто не в курсе (а таких большинство), оговорюсь сразу: клинические исследования — обязательное условие для регистрации вакцины на территории той или иной страны. Это не эксперимент, поскольку все необходимые испытания эта вакцина уже прошла. В соответствии с законодательно установленным порядком Росздравнадзор, вернее — этический комитет при федеральном органе контроля качества лекарственных средств, утвердил клинические базы и конкретных исследователей с нашей стороны в каждом из городов — участников проекта. В Волгограде заявку на участие в исследованиях подавали несколько поликлиник, среди которых и была выбрана Отделенческая клиническая больница на станции Волгоград-1. Далее — опять-таки согласно существующим нормам — были набраны две группы: испытательная и контрольная. Состав этих групп, кстати, не известен ни врачам, ни участникам исследований. Для того чтобы ребенок был включен в исследование, родители непременно должны подписать так называемое информированное согласие — документ, утвержденный Минздравсоцразвития. В тексте “информированного согласия” есть все: и термин “клиническое исследование”, и название вакцины. Прежде чем поставить свою подпись, родители имеют право задать любые вопросы и получить исчерпывающие ответы. А теперь представьте себе такую ситуацию: в районной поликлинике вашего ребенка почему-то направляют на прививку в другую больницу, да еще и подсовывают при этом документ, который вы должны подписать. Как вы поступите? Безропотно и не читая поставите свой автограф и повезете малыша “на укол”? Или все же внимательно изучите, что именно собираются привить вашему чаду? Что-то подсказывает: родителей, которые выбрали бы первый вариант, не найдется.

* * *

     Пострадавший якобы от прививки ребенок — полуторагодовалая Вика — в общем-то заслуживает отдельного медицинского разбирательства. “У нее (Вики) невротическая реакция, аутизм, атопический дерматит, анемия, неврогенная дисфункция мочевого пузыря, ангиоспазия сетчатки глаза” — вот так описала “побочные эффекты” от вакцины бабушка Вики Гераськиной. По ее словам, резкое ухудшение состояния ребенка произошло через 52 дня после прививки. Однако специальная комиссия из врачей-педиатров, изучавшая ситуацию в Волгограде (в комиссию входил эксперт ВОЗ профессор Таточенко), пришла к выводу, что заболевания ребенка с вакциной никак не связаны. Дело в том, что аутизм, к примеру, в принципе не может быть результатом прививки. Кроме того, осложнения после вакцинации могут развиться у детей в строго определенный период — на 5—14-е сутки после прививки. Срок, обозначенный бабушкой, — 52 дня — несоразмерно велик для поствакцинальных явлений. Конечно же, совсем исключить поздние осложнения нельзя, но для того, чтобы у ребенка одновременно появились анемия, аутизм и все прочее, перечисленное бабушкой, надо было как минимум перепутать ампулу вакцины с ртутной емкостью термометра. Что же до задержки речевого развития, не мешало бы вспомнить, что на момент подачи заявления в прокуратуру Вике Гераськиной было всего год с небольшим — в этом возрасте многие дети еще даже не планируют связно изъясняться. Обвинение в том, что “на Вике Гераськиной испытывалась неизвестная вакцина”, как выяснилось, и вовсе бредовое. Когда по требованию врачебной комиссии данные о том, кто из детей входил в испытательную группу, раскодировали, оказалось, что Вика как раз была во второй — контрольной группе. Иными словами, ей была привита вакцина Приорикс, зарегистрированная в России с 2000 года.

* * *

     Бабушка Вики Гераськиной доказывает, что она не давала согласие на участие ребенка в эксперименте. И вот здесь она абсолютна искренна. Действительно, не давала. Документ — информированное согласие — подписала Викина мама. Любопытная деталь: в разгар скандала в редакцию одной из волгоградских газет позвонила возмущенная мама двухлетнего мальчика и заявила: “Врачи все знали! Нам так и сказали, что будут проводить исследование. Конечно, я отказалась от участия!” Следовательно, родителей информировали. Это значит только одно: мама девочки, давшая письменное согласие на прививку, не вправе предъявлять претензии по поводу незаконности эксперимента. Что касается еще одного обвинения прокуратуры — мол, негосударственное медучреждение, каковым является ОКБ Волгоград-1, вообще не имело права на проведение подобных испытаний, — стоит отметить, что теперь об этом предпочитает не вспоминать и сама волгоградская прокуратура. Дело в том, что Санитарные правила, утвержденные Постановлением Госкомсанэпиднадзора России от 31.10.1996 г., по которым экспериментальную вакцинацию признали незаконной, не прошли государственную регистрацию. Следовательно они, эти правила, применены быть не могут. По словам менеджера по внешним связям “ГСК” Алексея Бревнова, статья 43 “Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан” “не содержит ни прямого, ни косвенного запрета” на проведение таких экспериментов в негосударственных медицинских учреждениях.

* * *

     По требованию прокуратуры Волгограда дальнейшие исследования вакцины “ГлаксоСмитКляйн” в Волгограде приостановлены. Тем временем сообщения о деле “Россия против “ГСК” начали появляться в зарубежных СМИ. Дело, инициированное волгоградской бабушкой, имеет все шансы вылиться в серьезный международный скандал. Но это далеко не все. Антипрививочная истерия охватила не только печатные СМИ, но и Всемирную Сеть. Родителей откровенно запугивают “страшными последствиями прививок” и призывают отказаться от вакцинации детей в принципе. Вот лишь несколько заголовков: “Десять причин сказать “нет!” прививкам”, “Вакцины-убийцы”, ну и, конечно, — “Подопытные дети”.
     “Если мы завтра отменим вакцинацию, — говорит профессор НИИ педиатрии Владимир Таточенко, — мы будем иметь такие эпидемии, о которых страшно подумать. Многие говорят, что в России слишком много различных вакцинаций, что организм ребенка перегружен и т.д. Однако мы прививаем ребенка от 10 инфекций, а в обиходе развитых стран к этому списку добавлены еще 7 — от менингита, пневмококковой инфекции, ветряной оспы, гепатита А и т.п. Вот пример для сравнения: ветрянкой у нас болеет от 700 тысяч до миллиона детей в год. Благодаря прививкам этот показатель можно свести к десяткам”.
     Свое заявление по поводу скандала в Волгограде сделал и знаменитый доктор Рошаль. Вот небольшая цитата: “Я не люблю пиаровской клюквы. Я не люблю, когда в каждом враче видят негодяя. То, что это не самоуправство, — точно. Есть специальное государственное разрешение на испытание этой вакцины. Я поддерживаю саму идею создания такой вакцины”.

* * *

     Когда-то святая инквизиция наложила запрет на прививки против оспы на том основании, что “оспа есть суд божий”, а значит, вакцинация — это “вызов небу”. До сих пор есть немало людей, полагающих, что детей нельзя ни лечить, ни прививать. Ну как же: болезнь — это воля Господа, и противиться ей никто не вправе… Подобные рассуждения, к счастью, до сих пор случались нечасто. Однако скандал в Волгограде наглядно свидетельствует, как недалеко, в сущности, мы ушли от мрачной эпохи Средневековья.



Партнеры