Маковецкий перешел все границы

Русский актер стал звездой европейского кино

19 июня 2007 в 00:00, просмотров: 553

  “Маковецкий меня впечатлил в фильме Балабанова “Про уродов и людей”, который был очень популярен в Голландии. И я много лет хотел, чтобы он сыграл в моем фильме”.
     Режиссер Йос Стеллинг — в эксклюзивном интервью “МК”.

     
     Сергей Маковецкий в старой шапке-ушанке, печально поправляющий воротник потертого пальто… Таким увидел русского человека классик европейского кино Йос Стеллинг. Герой Маковецкого — один из главных в его новом фильме “Душка”, который режиссер снимал в Голландии.
     Однако часть самых важных сцен Стеллинг перенес в Киев. В историю о загадочном русском характере Стеллинг пригласил своего любимого актера, бельгийца Жена Бервуца, который снялся у него почти во всех фильмах, а также молодую голландку Сильвию Хукс. В заглавной роли Душки, как вы догадались, — Сергей Маковецкий. К нему Стеллинг присматривался несколько лет, прежде чем утвердить. Об этом и многом другом Стеллинг рассказал в эксклюзивном интервью “МК” по окончании съемок в Киеве, перед вылетом домой, в Голландию.

     
     — Мистер Стеллинг, почему вдруг взялись за “загадочный русский характер”?
     — В нем идея фильма. А вообще это история об отношениях людей Восточной и Западной Европы. Я много слышал об особенностях восточных европейцев и раньше. Мне очень нравятся эти люди, атмосфера, поведение, древняя русская культура. И я решил снять фильм об этих двух культурах. Есть определенные черты характера, которые меня привлекают в русских. Я сейчас, конечно, обобщаю, но без этого не обойтись. Русские больше живут сегодняшним днем. И это мне нравится. На Западе живут для завтрашнего дня. Но “завтра” как такового не существует. Когда наступает одно “завтра”, впереди всегда маячит следующее. Возможность жить сегодняшним днем вызывает зависть. А еще очень нравится русская меланхолия.
     — Почему же тогда снимаете в столице Украины?
     — Несколько лет назад я был на фестивале “Молодость” в Киеве. Я тогда работал над историей про Душку. Обдумывал сценарий, гуляя по разным уголкам киевских улиц, как вдруг почувствовал, как между моей историей и городом возникает некая связь. Это чувство не появилось внезапно. Как будто оно было всегда.
     — Шапку-ушанку Душки и его музыкальную тему “Тонкая рябина” зрители сочтут штампом, а русский характер неточным…
     — Нет, но ведь “Душка” — это не фильм о русских или о каком-то другом народе из Восточной Европы. Все персонажи картины — метафоры и архетипы. Важны не столько сами герои, сколько пространство между ними, которое и является атмосферой истории. Фильм — не о Душке и не о Бобе. Он — о пространстве между ними, и в нем — предмет моего интереса.
     — Вы долго искали актера на роль Душки и утвердили Маковецкого…
     — В свое время меня очень впечатлил фильм Балабанова “Про уродов и людей”, который был очень популярен в Голландии. Кроме того, я знаком с киноведом Ольгой Сурковой, подругой Андрея Тарковского, живущей в Амстердаме. Она-то и посоветовала обязательно познакомиться с Сергеем. Так случилось, что мой приезд в Москву совпал с Ольгиным, и в доме ее матери я познакомился с Маковецким. Мы тогда проговорили весь вечер. Даже спустя несколько лет Сергей все еще оставался для меня главным кандидатом на эту роль. Такой выбор — вопрос нескольких лет. Надо же хорошо узнать и понять человека, почти как в браке. (Смеется.)
     — Как вам работалось с Маковецким?
     — Это фантастический опыт! Я говорю так не из вежливости. У Сергея за плечами более полусотни фильмов. Это очень важно. Игре невозможно научиться, ты должен взять и сыграть. Хороший актер всегда мыслит. Во время съемок Сергей предлагал множество ярких идей. Я старался давать ему свободу, чтобы он мог создавать что-то удивительное. Забавно, что Маковецкий и сам в некотором роде Душка. Характеры у них во многом похожи.
     — Кто вас консультировал по русскому вопросу?
     — Не думаю, что есть чисто русское поведение. Все люди — разные. У меня очень много русских друзей, я наблюдал за ними, общался… Кроме того, во многом они подсказывали мне идеи для фильма своими поступками. Например, с ними я понял, что когда русский приходит в дом, его всегда очень трудно выпроводить. Это очень меня вдохновило. (Смеется.) В этом — весь Душка: он приходит, садится и пытается чем-то поделиться. Еще мне симпатично в русских, что они помогают друг другу и готовы отдать последнее. Видимо, связано с их историей. Но когда русские приезжают на Запад, то ожидают, что там будут относиться к ним так же. Но у жителей Запада, как правило, гораздо больше “имущества”, чем у приезжих с Востока. Возникает довольно неловкая ситуация. Мой фильм в каком-то смысле и об этом.
     — Чем впечатлили съемки на Украине?
     — Особенно запомнилась работа с украинскими актерами. Например, с актером Борисом Харитоновым, который играет водителя автобуса. Впечатлили и Руслана Писанка, и Николай Луценко, местный ведущий прогноза погоды. Они оказались потрясающими актерами. Их игра меня поразила. А съемки некоторых сцен невозможно было бы снять на Западе. Я просто уверен в этом. Но давайте дождемся выхода фильма. Заранее пока не хочу раскрывать секреты.
     — Если бы вашего легендарного “Стрелочника” пришлось снимать в России, это была бы уже другая история?
     — Нет. “Стрелочник” мог быть снят где угодно. История не связана с какой-то конкретной страной. “Стрелочник” о том, как думают, как ведут себя люди в разных ситуациях. Здесь нет ни политического, ни национального подтекста. Я хотел показать смысл человеческого существования, почему и для чего мы живем. Вот что важно.
     Екатерина ГЕРШЕНЗОН, Лариса РЕЗНИКОВА.



Партнеры