Миллионерша из Индии взяла в мужья бедного россиянина

В Индии у Гиты осталось двести сари, а может, триста. В России ей хватает четырех. Пятое, самое красивое, но непрактичное, которое было на ней в день свадьбы с Игорем, пришлось продать, когда понадобились деньги.

20 июня 2007 в 12:45, просмотров: 909

А свадьба была - как в индийском кино. На бархатном небе - южные звезды, красавица Гита в том самом золотом непрактичном сари, рядом Игорь - косая сажень в плечах, гирлянды из лепестков роз, пятьсот гостей.

Только их родители в Дели не приехали. Для Валентины Ивановны Полозун это сумасшедшие деньги и край света. Для четы Сумбрамани из касты браминов - жених из Красноярска - все равно что инопланетянин.

Если бы Игорь и Гита были не бахаи, а поклонниками русской классики, они бы согласились, что любовь настигла их, как булгаковский бандитский нож из-за угла: не спрашивая и не предупреждая.

Полная и взаимная капитуляция наступила на девятый день знакомства, когда Игорь предложил Гите выйти за него замуж, а она пригласила Игоря приехать в неведомый ему доселе Тируванантапурам в штате Керла, на самом юге Индии.

- А сколько населения в Тируван: в Тирувананта: тапурам, - выговариваю я с третьего раза, предполагая, что родина Гиты - это городок нашего районного масштаба.

- Почти два миллиона, - смеется, сверкая белоснежными зубами, Гита. - У нас, как в Китае, маленьких городов нет!

Сто женихов и звезда Магир

В Индии и замуж выходят рано. Гиту начали сватать с пятнадцати лет. Сто семейств, не меньше, засылали к владельцу ювелирного магазина, уважаемому Сумбрамани сватов! Однако, по той или иной причине, все женихи были отвергнуты.

К тому же гороскоп у Гиты оказался какой-то уж очень сложный. Многих претендентов на руку и сердце пугала в нем загадочная звезда Магир. Другая бы на месте Гиты впала в черную меланхолию от таких проблем с женихами и гороскопом! А она вздохнула с облегчением и отправилась в Дели, в университет, изучать основы христианства.

Вот тут начинается история про бахаи!

Добрейшие монашки, на лекции которых бегала Гита, проповедовали вовсе не основы христианства, а учение того самого Бахауллы, который, говорят, был последним из божественных пророков, живших на Земле. К их числу бахаи относят и Моисея, и Иисуса Христа, и Будду, и Кришну, разумеется. Справедливо полагая, что если Бог - один и человечество - одно, то почему бы не быть единой для всех граждан Земли религии? Эта здравая мысль и есть главный принцип бахаи.

Обращаться к Богу, утром и вечером, можно своими словами: строгих служителей культа у бахаи нет. А вот попрошайничать запрещено! Потому что при наличии рук, головы и чувства собственного достоинства хлеб насущный надо зарабатывать, а не клянчить.

В остальном бахаи - люди как люди. Только, думаю, считают их чудаками все-таки не в одной Индии. Гороскопам и у нас стали верить, и деление на касты не отвергают.

А для них все - братья и сестры! И краеугольный камень бытия такая ненадежная вещь, как любовь, а не концептуальное удвоение ВВП или, как вариант, личного состояния.

Так что встреча Гиты и Игоря была предопределена.

Брамины сдались

Вообще-то Гита приглашала в Индию всех своих новых друзей, с кем познакомилась на съезде бахаи в Новосибирске. Такой у нее гостеприимный характер.

А мечтала, что приедет только Игорь! Первой про русского друга она рассказала маме Парвати. Но мама - на то и мама! По сияющим глазам дочери сразу поняла, что неведомый русский из пугающе далекого Красноярска меньше всего подходит под нейтральное определение "друг".

В подробности дальнейших событий в семье Гита вдаваться не стала, пересказав их в двух словах, по-английски. Из рассказа явствовало, что семья браминов Сумбрамани год не давала согласия на брак дочери с иностранцем.

И, наверное, не дала бы никогда. Если бы в один прекрасный день пред их ясные очи не предстал Игорь Полозун. Девять месяцев он копил деньги на дорогу "за три моря" и улаживал дела с заграничным паспортом. И все-таки приехал!

Ну, а потом была свадьба в Дели с полутысячей гостей.

Кстати, мама Игоря до последнего момента тоже была против этого союза.

- А вдруг Игорь навсегда остался бы в Индии? - сказала Валентина Ивановна. - Что бы я тогда делала?

Игорь Полозун в поисках смысла бытия прошел через множество сект. Не обошел в духовных странствиях и затерянную в курагинской тайге общину русского нео-Христа - Виссариона. Однако, посмотрев внимательными глазами на разницу жизни в Городе Солнца и близлежащих деревнях, где постигают истину виссарионовцы, твердо решил возвращаться "в мир".

С первым в своей жизни бахаи он познакомился: в районной поликлинике. Просто увидел усталого, не очень здорового человека, выходящего из кабинета врача, и вызвался проводить его домой. В этом - весь Игорь!

Надо ли говорить, что уже через несколько дней он засел за книги Бахауллы.

Потом был съезд в Новосибирске, где он увидел Гиту.

Для друзей до сих пор остается загадкой, о чем они разговаривали целыми днями. Гита тогда ни слова не понимала по-русски, Игорь - по-английски. Кстати, Гита, в первый раз увидев своего будущего мужа, была полностью уверена, что он индус: так Игорь был похож на ее родного дядю.

- Если бы мне тогда сказали, что я выйду замуж за русского мужчину, никогда бы не поверила.

В общем, так оно и бывает, если судьба!

Самые добрые в мире полицейские

В Индии Игорю фатально не везло с работой: своим не хватает. А тут - иностранец! Одно время пытался работать массажистом: руками он способен творить чудеса! Даже свой кабинет открыл. Но в Индии любая работа, сделанная руками, считается грязной. Ну, а чтобы к массажисту-мужчине на прием пришла уважающая себя женщина, и вовсе речи быть не может. Мужчины же в любой стране мира о здоровье заботятся в последнюю очередь. Индусы в этом смысле не исключение. Так что кабинетик Игоря Полозуна чаще пустовал.

В Дели какое-то время они находили прибежище в Центре бахаи. Но работы не было - и денег не было. Помогали добрые люди. Визу Игорю, к примеру, выправил некий богач, заплатив за нее старинным ковром ручной работы в придачу к пяти сотням долларов.

Благо стражи порядка хлопот не доставляли. За все три года жизни за океаном полицейский подошел к Игорю только раз и честно попросил три доллара. Тот, порывшись в карманах, предложил два - больше не было. Полицейский поблагодарил, пожелал всего наилучшего и удалился.

В Россию с надеждой

После трехлетних скитаний по Индии Гита Полозун твердо решила стать россиянкой. Предстоящая сибирская зима в ее жизни - уже не первая. И Гита очень надеется, что в этом году столбик термометра не опустится ниже двадцатиградусной отметки. Потому что сорок - "это очень холодно!".

Шестилетняя Джойси, родившаяся в городе храмов Варнаси, пошла в сентябре в первый класс обычной красноярской школы.

Живет семья Полозун в однокомнатной квартирке вместе с Валентиной Ивановной, которая души не чает во внучке. Мама Игоря на ночь устраивается в крошечной шестиметровой кухне, уступив комнату, поделенную самодельной ширмой пополам, Джойси и невестке с сыном. Ну, а все оставшееся жизненное пространство принадлежит котенку Бобби, который летает из комнаты в кухню, из кухни кувырком - в ванную и коридор, преодолевая метры жилплощади за несколько секунд.

Днем Гита колдует над плитой, готовя любимые индийские блюда. И тогда экзотические запахи из квартиры разносятся по всей лестничной площадке.

- Для самбара тебе понадобятся овощи двадцати видов. Перечислять? - шутит Гита. - И горох нужен специальный, такой растет только в Индии. Вот тамаринд могу показать, - говорит она, доставая из холодильника маленький коричневый брусок, который специально для нее друзья привезли в Москву, а потом переслали в Красноярск.

Спрессованная коричневая масса с семечками оказывается фруктом и на вкус приятно кислит, как наша облепиха. - Тамаринд в самбар надо добавлять обязательно, а иначе - какой это самбар! Сколько его в саду, перед нашим домом растет, ты не представляешь! - мечтательно вспоминает Гита. - А еще - манго, папайя, перу - по-вашему, гуава.

Вместо эпилога

В Индии у нее, кроме мамы и отца, остались три младшие сестры. Две - Ганга и Джайя, воодушевленные примером Гиты, выйдя замуж, тоже уехали из Тируванантапурама.

Мадрас, где они живут с семьями, конечно, не Красноярск, но женщинам из касты браминов строжайше запрещено вообще покидать родные места. Как и сочетаться браком с мужчиной не своей касты.

Третья, Раджа, замуж не торопится. В этом году она, наконец, получит диплом магистра музыки после нескольких лет учебы тонкостям игры на индийском вине. Это - необычайно красивый музыкальный инструмент. На стене красноярской квартиры висит фотография Раджи, где она, сидя на роскошном ковре, бережно держит инструмент, отдаленно похожий на нашу домбру, только очень большую.

- Мама долго уговаривала папу купить его для сестренки. Самый дешевый вина стоит сто пятьдесят долларов, а отец деньги считать умеет! Сама посуди, четыре дочери, каждой в качестве приданого только золотых украшений надо собрать 350-400 граммов! А одежда, а белье, а утварь! Я из своей доли взяла лишь несколько браслетов и колец. Зачем больше?

В этом - вся Гита!

---------------------------------

Материал газеты "Вечерний Красноярск" (перепечатано с устного и письменного разрешения главного редактора Евгении Леонтьевой).



Партнеры