Заговор мудрецов

Лев НИКОЛАЕВ: “Молодым здесь делать нечего”

22 июня 2007 в 13:35, просмотров: 1632

“Я — оптимист”, — твердо заявляет Лев Николаевич Николаев, автор телецикла “Гении и злодеи” и еще 120 документальных фильмов и программ. Один из немногих популяризаторов науки на отечественном телевидении уверен: несмотря ни на какие препоны, продолжать благое дело по образованию зрителей стоит.

Все цвета нефти


— Вы недавно из Ханты-Мансийска. Ездили, вероятно, по работе?

— Совершенно верно. Меня пригласили в жюри Международного экологического телефестиваля. Я ни разу не был в этом городе, а все говорили: ах, съезди обязательно, он замечательный! Вот и съездил наконец.
Жили мы в потрясающем лыжном центре, который был построен несколько лет назад к чемпионату мира по биатлону. Но самое красивое, что, на мой взгляд, есть в Ханты-Мансийске, — это крыши. Они цветные: синие, зеленые, красные… Просто сказка. Так что я успел все-таки немножко погулять, кое-куда заглянул.
— До этого вы были на региональном телефестивале в Сочи. Что сегодня происходит на провинциальном ТВ?

— В регионах отлично идут документалистика и публицистика. Хуже — развлекательные проекты. Просто потому, что они требуют больших вложений. Тот же Ханты-Мансийск или Сургут могут себе это позволить, а другие области, где с нефтью похуже, — уже нет.
— Вы так активно разъезжаете. Любите путешествовать?

— Еще бы! Но любая отлучка приводит к тому, что стопорится работа на студии. Приходится наверстывать в выходные.

Рекламные трюки

— Трудитесь, значит, не покладая рук. Но вы чувствуете при этом, что ваши научно-просветительские истории востребованы?

— Эта область, конечно, сейчас переживает очень нелегкое время. Настоящей научной популяризации нет. Но нужда в ней у зрителя существует! А в нашей работе все время приходится сталкиваться с какими-то дикими препонами: например, мы не можем сделать репортаж из научной лаборатории о достижениях медиков. Знаете почему? Это рассматривается как реклама!
Но зато никто не хочет тратить деньги на нашу рекламу. Даже в телевизионной программе цикл “Гении и злодеи” стоит без указания героя. А ведь зритель ориентируется на имя и тему передачи. И убежден, что сфера просвещения требует почти такого же размаха, как, скажем, сериалы. Но я оптимист. Я верю, что все изменится.
— Что для этого нужно делать?

— Хорошо бы, чтобы поумнело государство и начало вкладывать в эту область финансы, как делают правительства во всей Европе. Надеюсь, что рано или поздно это произойдет. А пока что мы вместе с Анатолием Григорьевичем Лысенко и еще несколькими коллегами пытаемся “пробить” специальный канал, полностью посвященный просветительству и популяризации науки. Ведь сейчас единственная возможность донести до заинтересованного зрителя информацию — телевидение.

Начинка для бомбы

— Подвижки вроде бы есть. Ваш цикл “Империя Королева” показывали в прайм-тайм…

— Повезло. “Королев” тогда, кстати, дал самые высокие рейтинги на “Культуре”. Но другой очень крупный сериал “Братство бомбы” — об атомных разработках — шел на первой кнопке в полночь. Раз в неделю. Я боялся, что он провалится, но, слава богу, интерес от фильма к фильму рос. А ведь мы рассказали об атомной бомбе значительно шире, чем это делалось раньше, — с подробностями, которые делают историю более человечной и понятной.
К примеру, во всех иностранных фильмах обязательно были шпионские страсти, испытания, Хиросима, а вот Нильс Бор из истории почему-то выпадал. Хотя именно он единственный пытался убедить Черчилля и американцев поделиться с Россией открытиями и работать сообща.
— Сейчас готовите что-нибудь столь же масштабное?

— Большой цикл об истории генетики под условным названием “Код жизни”. Это, честно говоря, посложнее, чем бомба. Материала меньше, многое непросто рассказать и объяснить, приходится часто прибегать к реконструкции, а это дорого: и актеры, и аренда помещений. На прошлой неделе съемка нескольких эпизодов в научном центре обошлась нам в кругленькую сумму.

Омоложение Капицы

— Вы около 20 лет проработали бок о бок с Сергеем Петровичем Капицей. Когда “Очевидное — невероятное” прошлым летом исчезла с ТВЦ, стали говорить, что передача себя изжила. Но на конкурирующем канале, судя по всему, так не думают. Что, по-вашему, происходит с программой?

— Когда Сергей Петрович только запустил цикл “Очевидное-невероятное. XXI век” — это было действо. А когда он просто сел со своими гостями за стол — стало скучно, передача забуксовала. Сейчас ее начали несколько переделывать. Испытывают две формы: фильм о великом человеке с комментариями Капицы и разговоры в студии с большим, чем раньше, количеством участников. Они стараются омолодить аудиторию, привнести в передачу движение. Это правильно.
Раньше к нам приходили нобелевские лауреаты со всего мира, первые лица науки. Им было что рассказать, и многие делали это блестяще. А Капица очень сильно зависит от собеседника и ситуации. Будем надеяться, что передача все-таки найдет свой формат.
— То есть вы считаете, что у передачи еще есть потенциал?

— Недавно я смотрел программу “Линия жизни” с его участием и понял, что Капица все так же хорош. Он выступил в том же странно-обаятельном образе, который я отлично знаю. По-человечески он ничуть не изменился.

“Коле Дроздову только 70 лет”

— Многие телеведущие говорят о том, что зритель не должен видеть морщины на лице ведущего. Может, зря беспокоятся?

— Во всем мире возрастной планки на телевидении нет. Даже в информационной сфере работают вполне почтенные господа. К людям, которые прожили большую жизнь, больше доверия и уважения. Они имеют набранный авторитет. Конечно, скакать в развлекательных шоу пенсионерам негоже. Но в тех сферах, где важен момент осмысления, молодым делать нечего.
Вот Коле Дроздову только что исполнилось 70 лет. И что, он стар для своей работы? Нет. Или моя младшая дочка делает на “Культуре” программу “Пятое измерение” с Ириной Александровной Антоновой. Ей, слава богу, 85 лет. Но у нее есть своя аудитория.
— Что вам, Лев Николаевич, может доставить настоящую радость?

— Честно говоря, я действительно радуюсь, когда вижу очень хорошо сделанный фильм. Помню, однажды поехал на очень важную международную встречу в Швейцарию. Команду нашу возглавлял Иван Тимофеевич Фролов — академик, философ, который в свое время приложил много усилий к тому, чтобы фильм Тарковского “Андрей Рублев” вышел на экраны.
Так вот, в Швейцарии Иван Тимофеевич узнал, что по телевизору будут показывать “Ностальгию” Тарковского. Говорит: “Я уже видел картину несколько раз, но вы обязательно посмотрите”. Вечером все устроились в креслах у телевизора в холле гостиницы, а Иван Тимофеевич зашел к нам и снова просмотрел весь фильм — причем стоя, хотя ему не раз предлагали сесть.
Вот на что мы иногда готовы ради настоящего искусства.



    Партнеры