Для кого как начиналась война 1941-го

В нашей поликлинике ждать очереди к терапевту по дополнительному талону приходится очень долго.

22 июня 2007 в 11:38, просмотров: 406

Время проходит быстрее, если рядом окажется хороший собеседник, не рассказывающий о своих болячках, а готовый поговорить вполголоса за жизнь.

У рядом сидевшего мужчины покоилась на коленях медицинская карта амбулаторного лечения с записанной в ней датой рождения 22 июня 1936 г.

– День рождения у Вас приметный, – подметил я ему.

– Да, – был многозначительный ответ после небольшой паузы. – Вот если бы год рождения лет так на 30 вперед изменить, то было бы существенно!

– Начало войны-то помните? – держал я инициативу.

– Смутно, – отвечал он. Мал тогда я был по возрасту, да еще и младшим в семье. Где со слов матери (она тогда работала врачом в детском санатории в Сокольниках), где со слов сестры, сложилась картинка, что весь наш детский комплекс переместили в метро со всем оборудованием и удобствами. Москву бомбили сначала слабо, потом сильнее, потом опять все ослабло. Был уже август. Вот здесь я помню совершенно четко. Старшие объявили: "Дети, завтра пойдем гулять! Нам привезли очки!" Условия прогулки были следующие: все аккуратно берут очки, руками стекла не трогаем, взрослые дети завязывают младшим сзади бечевочки, взрослые помогают друг другу завязать их за головой. Потом парами выходим на улицу. Очки никому не снимать, пока не скажет врач, руками стекла не трогать. Кто ослушается, тот может ослепнуть. Потом сняли с нас очки, мордашки у всех были чумазые. Но эта прогулка была восхитительная.

Валентин Павлович, так звали моего собеседника, не на долго ушёл в себя, с трудом возвращаясь в реальность.

- А что дальше?

- А дальше умыли нас, накормили. В метро мы больше не вернулись. Пошла эвакуация.

- Вот и думаю я, - подытожил он свой рассказ, - самое ведь трудное время было, а взрослые нашли время собраться, обсудить, изготовить очки и вывести детей из подземелья с заботой – не дай бог зрение повредят.

Под губой у него мелко затряслись щетинки (где взять пенсионеру денег на бритвенную иностранщину), а глаза увлажнились настоящей русской слезой. У меня тоже подступил комок к горлу. Пришлось делать паузу. Пришлось менять русло разговора!



    Партнеры