Пенсне для пенсионеров

На предвыборные очки не жалко никаких денег

22 июня 2007 в 00:00, просмотров: 512

Государство предложило гражданам программу совместного формирования пенсионных накоплений. На каждую тысячу рублей добровольного взноса нам обещают добавлять тысячу из Фонда национального благосостояния. Ведомство Грефа считает, что нужно обложить всех работающих 3% дополнительных пенсионных взносов. Министерство Зурабова предлагает ограничиться добровольным участием в программе всех желающих. Других вариантов у правительства нет.

Насколько жизнеспособен новый пенсионный курс? Расчеты показывают, что едва ли государство справится с новыми обязательствами. Сегодня в России 67 млн. занятых в экономике. Безусловно, не все примут участие в создании своего пенсионного капитала. Вероятнее всего, опорой нового пенсионного курса станет средний класс. Те, кто зарабатывает от 15 до 25 тыс. рублей в месяц, имеет жилищные условия не менее 18 кв. м на одного члена семьи, владеет машиной и может позволить себе отдохнуть за границей.

Сколько его, среднего класса? По данным Всероссийского центра уровня жизни, в России насчитывается 14 млн. представителей среднего класса, в ближайшие три года это число удвоится. Если допустить, что в создании пенсионных накоплений примет участие хотя бы половина, то есть те же 14 млн. человек, для государственного софинансирования по минимальной системе “тысяча ваша — тысяча наша” ежегодно потребуется 168 млрд. рублей.

Таких денег в бюджете нет. Министр финансов Кудрин готов выделить на эти цели не более 7 миллиардов, или в 24 раза меньше. Так что светлое пенсионное будущее смогут обеспечить себе всего 583 тысячи счастливчиков. В довершение Фонд национального благосостояния будет наполняться за счет нефтяных излишков. А нефть — товар непредсказуемый.

Тришкин кафтан Пенсионного фонда

Насколько безоблачно пенсионное будущее страны? У Пенсионного фонда России есть одна большая беда — растущий дефицит бюджета. В последнем Послании Путин учил правительство, где взять деньги на укрепление финансовой устойчивости пенсионной системы: “…у нас до сих пор не исчерпаны значительные резервы, позволяющие обеспечить большую наполняемость Пенсионного фонда и покрытие его дефицита: это вопрос собираемости налогов, вывода из тени зарплат”. Рецепты, которые, по мнению президента, к 2010 году помогут поднять средние пенсии на 65%.

Вот как отреагировало на эти задания правительство. По прогнозу Минэкономразвития, суммарный фонд заработной платы в целом по стране в 2008 году составит 8921,0 млрд. рублей, в 2009 году — 10 299,0 млрд. рублей, в 2010 году — 11 771,0 млрд. рублей. За три года налоговая база, с которой берется ЕСН, вырастет всего на 32%, тогда как рост пенсий должен составить 65%. Судя по всему, и налоговые сборы не вырастут, и зарплаты останутся в конвертах. Тогда за счет каких средств увеличатся пенсии? За счет федерального бюджета.

Расшифровка предполагаемых доходов ПФР красноречиво демонстрирует, каково реальное положение российской пенсионной системы. Доля бюджета в ежегодных доходах составит в среднем 57%! Для сравнения: в Германии, одной из лидеров Европы по числу пенсионеров, средства государства в пенсионном обеспечении составляют не более 25%. В России в ближайшие три года поступления от страховых пенсионных взносов вырастут всего на 30,8%, тогда как бюджетные ассигнования — на 40,7%. Каждый год пятая часть федерального бюджета будет направляться на выплаты пенсий.

Еще один вопрос, на который до сих пор нет ответа, — что делать с пенсионными накоплениями? Сегодня проценты по ним платит государство, потому и доходность так низка: за 2006 год — всего 6,47%. Можно отправить деньги будущих пенсионеров на фондовый рынок, но там свыше 80% сделок приходится на ценные бумаги представителей топливно-энергетического комплекса. Капитализация этих компаний целиком зависит от нефтяной конъюнктуры. В наши дни никто не поручится, что через несколько лет пенсионные накопления, инвестированные в акции сырьевого сектора, сохранятся в прежнем объеме.

Расходы ПФР в 2008—2010 годах не менее занимательны, чем доходы. Прежде всего потому, что позволяют подсчитать истинный дефицит бюджета Пенсионного фонда.

Правительство и ПФР пытаются убедить нас, что дефицита пенсионной системы нет, более того, в отдельные промежутки времени случается превышение доходов над расходами. Может, это и так, особенно когда из бюджета вдруг приходит больше денег, чем надо. Без них только по базовой части пенсии дефицит ПФР в 2008 году составит 264,9 млрд., в 2009 году — 370,6 млрд., в 2010 году — 459,3 млрд. рублей.

Если вычесть из предполагаемых страховых пенсионных взносов долю, направляемую на пенсионные накопления, то дефицит ПФР по страховой части пенсии в 2008 году составит 119,2 млрд., в 2009 году — 150,4 млрд., в 2010 году — 196,7 млрд. рублей.

Таким образом, дефицит российской пенсионной системы только по трудовым пенсиям в 2008 году составит 384,1 млрд. рублей, в 2009 году — 521,0 млрд. рублей, в 2010 году — 656,0 млрд. рублей. Пусть правительственные и пенсионные чиновники попытаются доказать, что это неправда.

Еще одна занятная статья расходов ПФР — выплата “материнского капитала”. Как известно, сумма выплаты на второго ребенка составит 250 тыс. рублей. В 2010 году на “капитальные” вложения в ипотеку, образование, дополнительное пенсионное обеспечение предполагается потратить 55 млрд. рублей, которых хватит на 220 тыс. матерей. Однако за 2007 год может преспокойно родиться порядка 500 тыс. детей, чьи матери будут иметь право не получение “материнского капитала”. Это значит, что общая сумма необходимых средств составит 125 млрд. рублей. Куда подевались недостающие 70 миллиардов — загадка. Разгадывать которую предстоит новому президенту и его команде.

Как пойти другим путем

Перспектив у государственной программы добровольных пенсионных накоплений нет ввиду отсутствия средств в бюджете — в ПФР расширяется финансовая дыра. Делать ставку на население, которое должно само позаботиться о будущих пенсиях, бессмысленно: средний уровень доходов большинства граждан не позволяет откладывать средства на старость, а огромные нефтяные прибыли делись… вы сами знаете куда. Выход — не в финансовом участии государства, а в привлечении к пенсионному процессу работодателей. Это и есть единственно возможная альтернатива, давно и с успехом практикуемая в развитых странах.

Сегодня в России корпоративные пенсионные программы действуют в основном на крупных предприятиях. Новоявленными собственниками, когда-то полулегально приватизировавшими флагманы советской индустрии, движет отнюдь не забота о безбедной старости работников. В основе их пенсионной деятельности лежит стремление завуалировать воровской вывод прибыли и активов за границу. В среднем и малом бизнесе прибыли меньше, да и хозяева не горят желанием делиться ею с сотрудниками. Вот почему этот пласт экономики в дополнительном пенсионном обеспечении почти не участвует.

Государство имеет все возможности для развития дополнительного пенсионного обеспечения. Для этого не требуются ни финансовые вливания, ни международные переговоры, ни массированные рекламные акции. Тем более что в пенсионных программах предприятий давно и с успехом применяются схемы, лишь недавно предложенные Путиным.

Если раньше корпоративное пенсионное страхование осуществлялось полностью за счет средств работодателей, то в последние годы все большее место занимают паритетные пенсионные программы, основанные на совместном финансировании пенсионных счетов сотрудников. Суть такова: работник переводит часть зарплаты на именной пенсионный счет и одновременно получает на тот же счет дополнительную, часто эквивалентную, сумму от предприятия.

Государству бы радоваться надо, поощрять инициативу. Но современное законодательство, детальной проработкой которого так гордятся нынешние депутаты, предъявляет к пенсионным программам предприятий часто неадекватные, порой взаимоисключающие требования. Вот несколько примеров.

С 2003 года 12% от фонда оплаты труда, в случае их направления на корпоративные пенсионные программы, не облагаются налогом на прибыль. Но эта льгота распространяется только на финансирование именных пенсионных счетов работников, открытых на конкретного человека. При перечислении пенсионных взносов на солидарный счет предприятия льгота по освобождению от налога на прибыль не действует. В то же время схема совместного финансирования пенсионных накоплений по действующему законодательству предполагает открытие и именного счета работника, и солидарного пенсионного счета предприятия, с которого при выходе на пенсию каждому работнику перечисляется причитающаяся ему пенсионная сумма. В результате работодатели перечисляют на добровольное пенсионное страхование в среднем не более 5% от фонда оплаты труда, хотя могли бы все 12%.

Негосударственные пенсии облагаются подоходным налогом так же, как и любой другой доход физического лица. В случае перечисления предприятиями средств на именные пенсионные счета сотрудников, последние также должны заплатить подоходный налог. Добровольные пенсионные взносы подлежат налогообложению по ЕСН, хотя при добровольном медицинском страховании на срок не менее одного года или при страховании на случай утраты трудоспособности ЕСН со взносов не берется.

Если власти все же пойдут на реализацию путинской программы формирования пенсионного капитала, ее участникам придется платить подоходный налог с государственных взносов.

Исправить ситуацию просто. Для этого нужно упразднить налогообложение страховых пенсионных взносов для всех категорий страхователей и застрахованных, отменить подоходный налог с негосударственных пенсий, разрешить менять условия договора добровольного пенсионного страхования без возникновения обязанности работодателя выплатить налог на прибыль с предыдущих страховых взносов, распространить льготы по налогу на прибыль на все пенсионные схемы. Остается последний вопрос: как заставить предпринимателей участвовать в пенсионном обеспечении тех, кто на них работает?

В решении этой задачи государству не обязательно проявлять умение и смекалку. Достаточно внести изменения в Трудовой кодекс Российской Федерации, по которым на любом предприятии должны действовать добровольные пенсионные программы с корпоративным или паритетным финансированием пенсионных накоплений. Порядок и условия пенсионных схем работодатели будут определять самостоятельно, в зависимости от организационных и финансовых возможностей. В Трудовом кодексе необходимо особо отметить условие, по которому работник получит возможность переводить пенсионные накопления из одного НПФ в другой при наличии определенного фиксированного стажа работы в организации, например по прошествии трех лет.

Пенсионный возраст: сохранить нельзя повысить

В последнее время вновь начались разговоры о повышении пенсионного возраста. Тенденция старения населения характерна не только для России. Разница между нами и ними в том, что у нас население стареет из-за низкой рождаемости и высокой смертности в трудоспособном возрасте, а у них — за счет увеличения продолжительности жизни. России перспектива увеличения продолжительности жизни в обозримом будущем не грозит.

Объективная невозможность повышения пенсионного возраста для мужчин объясняется тем, что в 2007 году ожидаемая продолжительность жизни мужчин составит 59 лет. Притом что пенсионный возраст для мужчин наступает в 60 лет, для женщин — в 55. Так что увеличивать возраст выхода на пенсию для мужчин некуда: большинство до пенсии просто не доживает.

Теперь вспомним про удручающую демографическую ситуацию, про уменьшение численности наших сограждан на 800 тыс. человек в год. Если поднять пенсионный возраст женщин до 60 лет и одновременно ввести льготы по досрочному выходу на пенсию в зависимости от количества рожденных детей, можно убить сразу двух зайцев: уменьшить нагрузку на ПФР и сделать еще один шаг в решении проблемы. При наличии двоих детей из пенсионного возраста женщины нужно вычитать пять лет, за троих — восемь, за четверых и более — десять. Новый порядок нужно вводить постепенно и начинать с тех женщин, кому сегодня 29 лет и меньше.

Для тех, кто не может иметь детей по медицинским показаниям, а также для тех, кто хотел бы отложить выход на пенсию добровольно, есть другие пути. Например, дополнительное материальное стимулирование, на которое могли бы пойти деньги, выделяемые Минфином. Результатом такого стимулирования стало бы увеличение трудовой пенсии на 2—3% за каждый дополнительный год работы, но не более, чем на 20%, как это было закреплено в действовавшем до 2002 года Законе РСФСР “О государственных пенсиях в РСФСР”.

Представленные меры не требуют огромных финансовых вливаний из государственного бюджета, не предполагают создания новых госкорпораций и фондов. Видимо, поэтому власти о них не задумываются. Действительно, что может быть приятней увеличения бюджетного финансирования и последующего перелистывания новенькой чековой книжки заграничного банка? Разве что довольное урчание сытого животика и преданный взгляд благодарной содержанки.

Никита КРИЧЕВСКИЙ, доктор экономических наук, профессор.



Партнеры