Мать-кукушка против

Фемида защищает родителей, бросивших своих детей?

22 июня 2007 в 00:00, просмотров: 361

О невеселой участи сирот мы пишем постоянно. И, судя по письмам и звонкам наших читателей, люди постепенно привыкают к мысли, что чужих детей не бывает, а усыновление перестает казаться экзотикой.

Увы, подчас на пути усыновителей возникают совершенно неожиданные препятствия. Потому что доброй воли приемных мам и пап для усыновления мало. Нужна еще добрая воля государственных людей. А вот с нею-то как раз и возникают проблемы.

Москвичка Марина Г. давно мечтала о дочке. Своих детей у нее нет, и Марина решилась на удочерение. Собрала необходимые документы, обратилась в органы опеки и попечительства, получила направление на ребенка — девочку Машу. А дальше начался кошмар…

— В моем деле все с самого начала было законно. Направление на Машеньку мне дали в министерстве образования Московской области. Я увидела малышку и поняла: вот моя дочка! Моя долгожданная маленькая девочка!

Маша — из числа так называемых детей-отказников, тех, кому не нашлось места в доме ребенка. В свои полтора года она находится в Подольской детской городской больнице, куда девочку поместили после того, как ее биологическая мать написала отказ от дочери. Отказ был оформлен по всем правилам и заверен председателем комитета образования администрации г. Подольска. В отказе мать Маши Алевтина указывала, что не возражает против устройства ребенка в семью, и просила не вызывать ее в связи с этим в суд. Сейчас Алевтина находится в местах лишения свободы, ее срок заканчивается нынешней осенью.

Марина постоянно навещала Машу в больнице. Документы на удочерение она сдала через канцелярию Подольского городского суда еще в начале февраля. Заседание было назначено на 6 марта.

— Я была уверена, что этот день станет для меня самым счастливым в жизни и что вечером мы с Машей уже будем дома, — говорит Марина, кусая губы, чтобы не расплакаться. — Ведь все было оформлено строго по правилам!

Однако заместитель председателя суда по гражданским делам г. Подольска судья Ирина Евгеньевна Шитова заявила, что необходимо повторить отказ биологической матери. Законом в качестве обязательного условия повторные запросы не предусмотрены, но судья имеет право потребовать любой документ, который сочтет нужным. Заседание было перенесено.

На очередном заседании в деле появился необходимый судье документ, подписанный Алевтиной. В нем она ВОЗРАЖАЕТ против устройства Маши в семью, заявляя, что намерена, освободившись из колонии, забрать дочь и воспитывать ее сама. Стоит отметить, что после оформления отказа от дочери ни Алевтина, ни ее родственники интереса к малышке не проявляли, не приезжали, не навещали. Попав в колонию, Алевтина никаких запросов об аннулировании отказа также не подавала…

— Суд удалился на совещание, а когда вернулся, судья Шитова озвучила свой вердикт: без согласия матери усыновление ребенка невозможно, — рассказывает Марина. — Зачем понадобился второй отказ, мне никто так и не объяснил.

17 мая она подала кассационную жалобу в Московский областной суд. А Маша между тем по-прежнему остается в подольской больнице.

— Я навещаю мою девочку постоянно, — Марина не выдерживает и плачет. — Мне это разрешили, пока областной суд не вынес решение по делу. В субботу я снова была у нее. Когда уходила, Маша ревела так, что разрывалось сердце. И так каждый раз. Ну почему? Ведь я все делала правильно, нигде не переступила закон, официально получила направление на Машу, она была в базе данных Московской области и подлежала удочерению… В деле есть ходатайства в мою пользу от подольской детской больницы и от органов опеки. Но все зря… Что я сделала не так?

Мы дозвонились в Подольск к судье Ирине Шитовой и попросили ее прокомментировать сложившуюся ситуацию. Она отказалась делать это.

— Суд вынес решение, подана кассационная жалоба, дело передано в областной суд, никаких комментариев я дать не могу.

Сейчас судьба маленькой Машеньки и не находящей себе места Марины — целиком в руках Московского областного суда. В Федеральном банке данных детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, до сих пор висит Машина фотография. В графе “Возможные формы устройства ребенка” на первом месте указано усыновление…

Комментарий специалиста.

Адвокат Московской городской коллегии адвокатов Марина РОДМАН:

— К сожалению, судебный произвол по данной категории дел — явление не единичное. Государственная политика в отношении устройства сирот в семью и судебная практика по усыновлению далеко не всегда соответствуют друг другу.

Складывается впечатление, что перед Подольским городским судом стояла задача не отдать ребенка именно Марине. Пусть даже ценой грубых нарушений норм, регулирующих вопросы усыновления. Мне кажется, когда в суд обратятся другие кандидаты, Алевтина, если попросят, опять откажется от Машеньки. По крайней мере, ничем иным такое вольное обращение с законом в ущерб малолетней девочке я объяснить не могу.

По действующему законодательству, если биологическая мать отказалась взять сына или дочь из лечебного учреждения, ребенок считается оставшимся без родительского попечения — социальным сиротой. Поэтому закон не требует согласия Алевтины на усыновление Маши. Она чужой человек малышке, а свое мнение по поводу передачи ребенка в семью по закону должны выразить именно родители.

Более того, если биологическая мать не оформляет официально отказ от ребенка, но более 6 месяцев без уважительных причин не живет с ним, не воспитывает и не содержит, суд также вправе вынести решение об усыновлении без ее согласия.

Эти азы семейного права не могла не знать автор судебного решения об отказе в передаче девочки Марине.

Поражает и другое. Суду совершенно безразличны судьба малолетнего ребенка и его интересы, которые являются главным критерием усыновления.

Надеюсь, что Московский областной суд даст соответствующую оценку законности и обоснованности позиции судьи Шитовой и Машенька с Мариной обязательно будут вместе.




Партнеры