Патроны могут закончиться

Детям-сиротам хотят перекрыть один из путей к семье

22 июня 2007 в 00:00, просмотров: 600

— Хочу навещать ребеночка в детдоме, брать его домой на выходные. На большее пока не готов, но, возможно, потом взял бы насовсем…

С такими просьбами к нам часто звонят читатели после публикаций о брошенных детях. Людей легко понять — решиться сразу на усыновление или опеку непросто. Да и финансовое положение, и физическое состояние не всегда позволяют сделать это. Но помочь-то несчастному малышу все равно хочется!

Для таких случаев существует патронат — одна из форм, дающая детям шанс жить в семье. Юридически патронатные родители считаются воспитателями, а фактически заменяют ребенку маму и папу.

Патронат давно и широко распространен в мировой практике, например, в США он полностью заменяет детские дома. В России 10 лет назад первопроходцем в этой системе стала Москва, и на сегодняшний день патронатные службы работают в 39 регионах России. Однако сейчас сторонники патроната бьют тревогу — в Госдуме хотят запретить эту форму воспитания. О том, быть или не быть патронату, на наших страницах спорят председатель Комитета по делам женщин, семьи и молодежи депутат Екатерина Лахова и директор патронатного детского дома №19 Мария Терновская.

Именно Екатерина Лахова внесла в Госдуму законопроект, запрещающий гражданам, не являющимся сотрудниками органов опеки, воспитывать “государственных” детей, то есть, по сути, отменяющий патронатное воспитание. А Мария Терновская, в своей работе активно практикующая патронат уже не один год, уверена, что для многих детей патронатное воспитание — единственная возможность обрести семью.

Мария Терновская:

“Благодаря системе патронатного воспитания 95% детей из детских домов, которые практикуют патронат, попадают в семьи. При этом с ребятами, уже находящимися в семье, работает целая группа специалистов — воспитателей, психологов, врачей, — которые помогают приемным родителям решать любые возникающие проблемы. Получается своего рода сочетание преимуществ семьи и возможностей, которые дает профессиональная служба.

Ведь все это непростые дети, у одних серьезные проблемы со здоровьем, у других — с поведением, у третьих задержки в развитии, многие выросли на улице, пережили насилие, горе. Патронат дает необходимую поддержку приемному воспитателю. Наша цель — не просто раздать всех детей, а еще помочь семье, чтобы патронатный родитель не оставался со своими проблемами один на один, знал, что ему есть к кому обратиться в случае возникновения самых разных трудностей. Ему на помощь сразу придут медики, психологи, дефектологи, педагоги, социальные работники. Это дает будущим патронатным родителям уверенность в своих силах, и таким образом нам удается найти мам и пап не только для малышей, которых чаще всего усыновляют, а для таких, казалось бы, проблемных в этом плане детей, как подростки, тяжелобольные дети.

Патронатным родителем стать проще, чем усыновителем или опекуном. Например, не обязательно иметь постоянное место работы, поскольку, становясь патронатным воспитателем, человек устраивается на работу в детский дом по трудовой книжке, у него идет трудовой стаж, выплачивается зарплата, предоставляются социальные гарантии. В том случае, если у будущего воспитателя уже есть работа, с ним заключается трудовой договор по совместительству. Если одинокий человек выражает желание усыновить или взять под опеку ребенка, на него, как правило, смотрят с подозрением. В случае же патроната семейное положение будущего воспитателя роли не играет. И даже если у него нет отдельной квартиры, он может взять ребенка на патронат. Нужно только, чтобы соседи по коммуналке не возражали, а у ребенка было место для сна и занятий. Устроить ребенка в детский сад, школу или лагерь тоже помогают специалисты”.

Екатерина Лахова:

“Сейчас существует три основные формы устройства ребенка в семью: усыновление, опека и приемная семья. Некоторые субъекты РФ практикуют патронат, имеющий существенные минусы, о которых молчат его сторонники. Главная проблема в том, что, хоть при патронате ребенок живет в семье, его юридическим представителем является директор сиротского учреждения, а не патронатный воспитатель, ведь ребенок продолжает официально считаться воспитанником детдома, сиротой. У патронатных воспитателей просто заключен трудовой договор с детским учреждением, они фактически являются его сотрудниками, а не родителями ребенка.

В результате и дети, и сами патронатные родители оказываются не защищены. Например, недавно в Москве женщина взяла на патронатное воспитание девочку — запущенную, больную, с тяжелой судьбой. Прошло какое-то время, девочка выправилась, врачи сняли ей многие диагнозы. И вдруг директор детского дома говорит патронатной маме: “У нас появились иностранные усыновители. Отдайте ребенка!” И директор имеет на это право, поскольку патронатная мама не обладает никакими юридическими правами в отношении ребенка, он имеет статус на усыновление. Получается, что ребенок, привыкший к дому, к патронатному родителю, может в любой момент быть вырван из семьи и передан на усыновление. Разве это в интересах детей? Но юридически такое возможно. Поэтому мы за то, чтобы люди, принимающие в семью ребенка, становились его законными представителями — таким образом будут защищены и дети, и родители.

Конечно, никто не собирается отнимать уже устроенных в семью детей, если им там хорошо и семья справляется с трудностями. Но патронатные родители сами рано или поздно поймут, что другие формы устройства дают гораздо больше прав и защиты как для ребенка, так и для них самих.

В настоящее время мы предлагаем введение договорной опеки на платной основе, что даст возможность привлечь к воспитанию детей-сирот людей, которые не имеют для этого достаточных средств. Но ответственность за ребенка при этом будет нести именно опекун, а не детдом. Мы также планируем ввести возможность назначать временного опекуна, устанавливать опеку на определенный срок, например на время длительного отсутствия родителей или на период их пребывания в больнице, а также назначать ребенку опекуна по просьбе самих родителей”.

Выводы о том, принесет ли новый закон (в случае его принятия) благо для детей-сирот, делайте сами. А мы предлагаем дополнительную информацию к размышлению:

Марина К. стала патронатной мамой для 11-летнего Артема, воспитанника одного из детских домов. На лето Марина хотела съездить с мальчиком к морю, но получила указание директора детского дома привезти ребенка, потому что все воспитанники поедут на отдых в лагерь. Возражать Марина права не имеет, поскольку не является официальным представителем Артема. Поездку к морю с мамой пришлось отложить до будущего года, но неизвестно, состоится ли она вообще.

* * *

Сестренки Вика и Саша живут в семье Ольги и Александра Беккеров три года. Сейчас Саше 6 лет. Она занимается гимнастикой в школе олимпийского резерва. А маленькая Вика рассказывает: “Жили–были в детском доме две сестренки, Вика и Саша. У них было много игрушек, друзей и хороших воспитателей. Только не было родителей. А потом случилось чудо — у Вики и Саши нашлись мама Оля и папа Саша. Пусть у всех детей будут мама и папа”.

* * *

Наталья М. взяла на патронатное воспитание из школы-интерната мальчика 12 лет — сложного ребенка, с проблемным поведением. Старалась как могла. Прогресс шел медленно, но все же мальчик привязался к женщине, стал называть мамой. Однако через некоторое время патронатная служба интерната решила, что Наталья не справляется с подростком, и предписала вернуть ребенка в интернат. Сейчас женщина оформляет документы на опеку, чтобы снова забрать мальчика, которого она считает своим сыном. Ребенок ждет.

* * *

Вот уже три года в семье Елены К. живет Максим. Ему сейчас 8 лет, и он учится во втором классе. Из маленького недоверчивого сироты мальчик, благодаря своей патронатной маме, превратился в киноартиста: он снимался в фильме “Ярик”, а в “Возвращении Турецкого” Максиму досталась главная детская роль. Кроме того, он играет на фортепьяно, поет и серьезно занимается хореографией.



Партнеры