Франсуа Озон: “Эйфория — смерть в искусстве”

— Для творца премия — это страшный соблазн, действующий как парализующий газ, и тогда перестаешь развиваться.

24 июня 2007 в 15:35, просмотров: 832

     — Для творца премия — это страшный соблазн, действующий как парализующий газ, и тогда перестаешь развиваться. Эйфория — смерть в искусстве, — сказал Франсуа Озон, модный французский режиссер, приехавший на ММКФ со своим новым фильмом “Ангел” (программа “Гала-премьеры”). — Именно поэтому я всегда экспериментирую и не делаю того, чего от меня все ждут. Например, “Восемь женщин-2 или 3” не сниму никогда.

     Как и обещал режиссер, “Ангел” — тоже эксперимент: многобюджетная, костюмная мелодрама со его любимой Шарлоттой Рэмплинг и молодыми актерами в главных ролях — Ромолой Гараи и Майклом Фассбендером. Это история писательницы, познавшей раннюю славу, но умершую в забвении, — экранизация книги Элизабет Тейлор, полной тезки актрисы. И главная героиня в книге совсем другая, нежели ее изобразил в фильме режиссер.

     Энджел (Гараи) — дочь лавочницы из пригорода Лондона, мечтающая жить в богатом особняке с павлинами, наряжаться в красивые платья. В свободное от школы время она пишет романы. И вот однажды она решилась и отвезла свои романы в издательство. Их опубликовали. Так к школьнице старших классов пришла слава, и она получила все, о чем мечтала. Потом она встретила “прекрасного принца” — молодого художника Эсме (Фассбендер) — и вышла за него замуж. Слава нисколько не изменила ее, и она продолжала жить в своем иллюзорном мире дамских романов. А ведь жизнь совсем иная: “прекрасный принц” — бездарный художник и бабник, а читатели ждут от нее уже совсем других произведений…

     — В произведении Энджел — лесбиянка и карлица. (Прототипом послужила любимая писательница королевы Елизаветы. — Л.Р.) Но я хотел, чтобы зритель сопереживал ей. А сочувствовать лучше красивым. Поэтому моя героиня — обаятельная молодая женщина, мечтающая о красивом принце. Кроме того, я убил ее довольно молодой, — объяснил Озон. — Мой фильм — предупреждение от возможных ошибок и лекарство от деградации.

     По словам Озона, Шарлотта Рэмплинг — его талисман, и без этой актрисы он уже не может обойтись. Их кинороман начался с фильма “Под песком”.

     — От этой картины поначалу все отворачивались: продюсеры не давали денег, актеры отказывались. Лишь одна Шарлотта верила в успех фильма. Нам даже не всегда надо говорить, чтобы понять друг друга. Мы сделали вместе уже три картины, — говорит Озон.

     На сей раз Рэпмлинг досталась не главная, но очень яркая роль жены издателя, сначала насмехающейся над Энджел, а потом сочувствующей ей.



Партнеры