Детям все до рампочки

Детские спектакли на столичной сцене

25 июня 2007 в 00:00, просмотров: 972

Вот-вот закроется театральный сезон. Артисты доигрывают последние спектакли. Залы постепенно пустеют, зритель разъезжается. Что интересного показали маленькому зрителю в этом сезоне? Чем удивили, насмешили или расстроили? И как сегодня ведут себя современные дети в театре? Вот мы и решили посмотреть детские спектакли, специально не заморачиваясь — новые они или старые, к датам или просто так.

Папа с мамой подходят к сыну и, стесняясь, краснея, тихими голосами произносят: "Сынок, мы хотели бы поговорить с тобой о сексе". "Я вас слушаю. Какие проблемы?"

Да, современные дети слишком рано и легко рассекают взрослые дела, играют во взрослые игры. А еще они ходят в театры. Пока еще в детские, где ведут себя совсем не по-взрослому. Ведь только в детстве мы можем позволить себе неприличное, с точки зрения взрослых, поведение в таком культурном месте, как театр.

А неприличное — значит, искреннее. То самое, на которое рассчитывают и уповают артисты с создателями спектаклей — чтобы проняло до печенок, чтобы началось бесконтрольное поведение зрителя. Однако такие моменты в театре для взрослых — исключительные. А вот на детских спектаклях…

Страдания ночного горшка

Ночной горшок, оказывается, грустит по ночам, а старая-старая дверь жалуется на прохладность к ней форточки. Даже вилка не завидует ложке и любит чайные стаканы. В общем, в Российском молодежном театре, который, кстати сказать, многие годы назывался детским, поставили очень трогательную историю про вещи, которые нас окружают.

"Сказки на всякий случай" (реж. Владимир Богатырев) играют 11 артистов в совсем маленьком зальчике, прямо у ног тех, чьи ботинки размером не больше 30-го. И эти 11 на глазах детей превращаются то в моржа, то в варенье, то в швабру с веником. И декораций особых нет, и костюмы скромные, но такая нежная и теплая история получилась. "Вот история про Зайчика. Эта история с самого начала обещает быть очень понятной. Перед нами ряд натуральных чисел в бесспорной последовательности: "Раз, два, три, четыре, пять...". Тут нечего возразить. Начало обнадеживает: сразу видно, что рассказчик — человек без опасных, так сказать, отклонений, за него можно быть спокойным". И я вижу, что артистам самим в кайф играть числа, бытовые предметы, и от этого у них получается не суетно, не агрессивно, а нежно.

После такого спектакля отчего-то кажется, что мальчик или девочка не будут швырять кружку на стол: больно и столу, и кружке. И на ночной горшок не будут смотреть только как на емкость, в которой поутру дрожат детские желтые писи.

Король, обнажите вашу честь!

Но как, однако, мы испугались на кукольном спектакле "Деревянный король" в Сказочном театре, что на Таганке (реж. Михаил Миленин). Для начала без предупреждения на сцене что-то взорвали — типа гром грохочет. Что-то бухнуло, и малышня на первом ряду перепугалась. А маленькая девочка с голубыми бантами на голове так заплакала, что родителям пришлось ее увести.

Авторы сказочного спектакля ничего дурного явно не хотели и, как мне показалось, желали угодить и детям, и родителям. Постреляли — для детишек. И обнажили у короля — это уже для взрослых — первичные половые признаки. Когда в конце первого акта король (ростовая кукла), перед тем как принять ванну, скинул халат, вся королевская честь предстала зрителям во всей своей красе. Чье детальное исполнение в натуральную величину свидетельствовало о высоком мастерстве художника-кукольника.

Тут же последовал вопрос шепелявым детским голосом:

— Мама, а фто это у дяди?

— Молчи, молчи, не смотри туда, — стесняясь, засуетилась мать. А некоторые из мамаш не смогли скрыть изумления от натуральности размера, который в данном случае имел значение:

— Ни фига себе! Вот это да!

До второго акта мы не досидели — боялись новых сюрпризов от "Деревянного короля".

Заложить Братца Кролика

Зато веселый рокешник (от слова "рок") устроили нам в маленьком театре на "Вернадского, 13", где играют "Приключения Братца Кролика и Братца Лиса". Вот уж веселуха так веселуха.

Но сначала — маленькая ремарка. О том, как дети ведут себя на спектаклях. На этот случай есть одно, но очень емкое слово — отвязно. Если в зале кто-то чихнул, а ему со сцены артисты сказали: "Будь здоров!" — это значит: начнет чихать весь зал. Отрицательных персонажей (Баба-яга, Палач, Нечисть и т.д.) детишки предпочитают положительным и встречают их выход дикими криками джунглей. А еще мелкие любят закладывать героев сказок.

Вот Братец Лис как ошпаренный выскакивает на сцену:

— Куда он побежал, этот проклятый Кролик?

— Туда, туда, — радостно сдает зал бедолагу.

Так вот, "Братец Кролик". Зрелище построено на рок-н-ролле, что, по замыслу постановщиков (реж. Елена Громова), должно придавать ему живость. Расчет правильный — придает. Но, если честно, надоедает. Особенно во втором акте, когда беготня друг за другом и совместные танцы животных-героев утомляют своей похожестью. А если постановщики рассчитывали заводом и драйвом прикрыть артистов, то это напрасно — недобросовестность в исполнении все равно вылезает.

Кто чистит зубы по утрам…

Совсем потряс "Мойдодыр" Корнея Чуковского — свежая премьерка маленького театра "Белорусский вокзал" (реж. Тимур Исупов) на Лесной улице. Нет сомнения, что родители в выходные дни потащат своих чад на замечательное программное сочинение Корнея Ивановича, заплатив при этом 300 рублей.

Кстати, ремарка о ценах на билеты детских спектаклей. Тут разброс цен большой — от 100 до 800 рублей. А если учесть, что некоторые ходят всей семьей, то поход выливается в кругленькую сумму, которая, естественно, раздувается от желания детей купить в театрах шарики, мячики, носики и, само собой, чипсы с мороженым.

Так вот каким мы увидели "Мойдодыра" на Лесной. За 300 рублей "умывальников начальник" имел весьма скромный вид — обычный стул, на который надели таз и замаскировали полотенцами с мочалками. В общем, явили нам чудо домашней сценографии. Мойдодыра от зрительного зала отделял занавес из целлофана.

Три молодые веселые артистки (желтый верх, синий низ) в режиме интерактива обучали малолеток правилам гигиены.

— А ну-ка, как мы чистим зубки? А ну-ка покажем! — неестественно бодрые голоса напомнили воспитательницу детского сада, которая делала вид, что очень любит нас воспитывать. А на самом деле мы были ей по барабану. Через 15 минут ликбеза по чистке зубов появился грязнуля (артист, волосы взъерошены, пятно на щеке) и стал тянуть ручонки детям: "Давай с тобой дружить". Интерактив не прошел: малышня зажималась при виде вовсе не чумазого мальчишки и почему-то отказывалась с ним дружить.

На словах: "Мой знакомый, мой прекрасный, мой любимый крокодил" в зале раздался картавый голосок:

— Мама, а где кр-рокодил?

И тут крокодила вытащили из-под лавки зрительного зала. И эту надувную магазинную игрушку предложили рассматривать как конкретного сказочного персонажа. Сил не было смотреть на эту самодеятельность.

Храпелкин-блюз с перевоспитанием

Зададимся вопросом: на что чаще всего водят родители детей в театр? По какому принципу выбирают зрелище для отпрыска в своем правильном желании приобщить его к прекрасному? Здесь главный ориентир для кредитоспособных родителей — сказочный бренд. На ура идут "Буратино", "Винни-Пух" (в Москве их несколько и под разными названиями), "Айболит", "Красная Шапочка", "Сказки дядюшки Римуса" и "Волшебник Изумрудного города" — список, однако, невелик. Современным пьесам для детей не очень-то доверяют. Может быть, по этой причине их мало, и за них в театрах не особо любят браться — слишком велики кассовые риски.

Вот кто в этом сезоне рискнул, так это театр клоунады Терезы Дуровой. Здесь поставили спектакль со странным названием "Бай-бай, Храпелкин" (реж. Тереза Дурова). Кто такой Храпелкин? Кому Храпелкин и зачем бай-бай? Ну ясный перец, что Храпелкин не старик Хоттабыч и не Серый Волк. И тем не менее… Спектакль получился мощный, современный и очень красивый. А главное — актуальный и для детей, и, более всего, для их родителей.

Проблема на самом деле в "Храпелкине" обозначена тяжелая и грустная по причине своей вечности и повсеместности. "Отцы и дети" — только для малолеток. Родители не понимают своих детей, так же как и дети — родителей. Тему "отцов и детей" режиссер Тереза Дурова со своей командой решила в сказочном ключе: родители видят только черно-белые сны, скучные и суетливые, как их жизнь, в то время как сновидения детей — цветные и радостные, как заливные луга и цветистые поляны. Ключевая фигура — мальчик Веня (артист семи лет, очаровательный малыш), который и проникает в родительские сны, заставляя их вернуться в собственные. И таким образом добивается понимания и даже перевоспитания предков. Такая веселая "Педагогическая поэма".

В этом легком, искрометном мюзикле впервые в нашем театре (и не только детском) использованы мультики, ставшие основной частью действия. "Храпелкина", пожалуй, можно рассматривать как программное и даже революционное произведение на детской сцене.

Относитесь ко снам внимательно.

Рассказывайте их друзьям.

Сказки просто нет замечательней,

Чем та, в которой ты сам.

Ежик в тумане

На самом деле успех спектакля не зависит от количества вложенных в него денег. Он может быть совсем маленький, сделанный, как любят говорить в театре, на коленке, а дети как будто побывали в волшебном, совсем другом мире. Из таких — "Сказки на всякий случай" (РАМТ) или вот еще — "Ежик в тумане" маленького театрика "Экспромт" на Чистых прудах (реж. Владимир Байчер). Нежную сказку Сергея Козлова разыгрывают всего три артиста, имея под рукой лестницу, метелку и сеть, в которую падают звезды. Заяц, Ежик и Медвежонок ничего особенного на сцене не делают, в основном разговаривают:

— И Медвежонку представилось, как они с Ежиком сидят ночью под звездами у реки, варят чай в чайнике, слушают, как плещется рыба в воде, и чайник сперва урчит, а потом клокочет, и звезды падают прямо в траву и, большие, теплые, шевелятся у ног.

И делают это как-то так, что чувствуешь, будто качаешься в гамаке под звездами, а неведомая птица поет тебе красивым голосом. Мастерство актеров — вот что решает спектакль. Они искренни, они распахнуты, простые и ясные как солнце или вода в чистом ручье. Главное — они добились того, что дети просто слушают текст. Такую тихую усидчивость сложно заподозрить в современном юном зрителе, которого так и тянет вскочить, начать носиться по залу, поорать.

Вместо увертюры — "We will rock you"

Кстати, а позволено ли сегодня в театрах столь вольное поведение? Весьма отрадные перемены мы наблюдали в нынешнем сезоне. В большинстве театров, за редким исключением, капельдинеры детей не одергивают, не мучают идиотскими вопросами типа: "Куда пошел? Сядь на место!" Такое, скорее, услышишь от училок. А ребенок пошел туда, куда позвал его спектакль, потому что включается прямая связь — сцена и зрительный зал. Если спектакль не вдохновляет, дети носятся по залу. А если удался, то они бегут только к сцене. Так и норовят залезть на нее и танцевать с артистами.

— У нас были такие случаи, — рассказывает Николай Зверев, очень смешной долговязый клоун — исполнитель роли Тигры в спектакле "Однажды Винни-Пух…". — Когда ребенок залезает на сцену, мы стараемся взять в нашу игру, но при этом контролировать его поведение. И особых накладок не бывает.

"Пусть бегут неуклюже,

немцы падают в лужи,

ну а с крыши строчит пулемет.

Чебурашка-наводчик,

крокодил-пулеметчик…"

Вот такую песню голосил, развалившись в кресле, курчавый оторва — он явно скучал на спектакле. А в Санкт-Петербурге я наблюдала иное проявление театральной активности. В городе на Неве юные зрители в театре "Зазеркалье" готовятся к спектаклю, как к футбольному матчу. Когда занавес еще не открылся, а свет почти уходит, дети стучат ногами и распевают: "We will rock you".

Но это все милые детские игры и шалости по сравнению с поведением родителей, которые для культурного просвещения и воспитания по выходным тащат детей в театр. Замечено разное поведение родителей, как-то: папы, как правило, спят. Очевидно, смотрят свои черно-белые сны. В снах их, очевидно, все по Фрейду: упитанные секретарши, шикарные машины… Мамаши же, по прикиду продвинутые и гламурнообразные, в основном сидят с отрешенным видом, не затрачиваясь на то, что им показывают. По глазам видно: есть их спектакли, а есть — детские, которые, как черно-белые и цветные сны, не пересекаются. Вот о чем они будут говорить, когда придут домой?

Последняя картинка из театра, которую я никогда бы не хотела увидеть еще раз. Счастливая девочка подбегает к матери с фотографией, которую только что сделали, — девочка с Тигрой и Винни-Пухом (такая фотоуслуга есть во многих театрах). Девочка показывает фотку, светится от счастья, а мать дает ей затрещину: "Почему ты глаза опустила? Куда ты смотрела?!" Девочка плачет. Праздник испорчен.

И все-таки не хочется заканчивать сезон на такой противной, как эта тетка, истории. Вот совсем другая картинка — детская. Артистка, игравшая царевну Несмеяну, держит на руках белобрысую девочку лет пяти. Ту так распирает от впечатлений и счастья, что она в царских руках, что может произнести только одно:

— Несмеяна, ты такая красивая! Такая красивая... Можно я тебя лизну?

Обещаем — в новом сезоне мы также усердно будем ходить на детские спектакли и рассказывать вам о них. А вы, в свою очередь, напишите "МК" о своих театральных впечатлениях.



Партнеры