Разведенные Бушем

Как Америка ссорит Россию и Прибалтику

26 июня 2007 в 00:00, просмотров: 709

Ровно через неделю на таллинском военном кладбище будет официально открыт перенесенный с Тынисмяги памятник Бронзовому солдату. С момента начала эстонского кризиса Москва требовала вернуть монумент на прежнее место. Так что мероприятие в грядущий вторник вполне можно счесть символом еще одного нашего поражения на просторах бывшего СССР. Но именно символом. Ведь суть нашего поражения — совсем в другом.

Разделяй и властвуй — в мире политики нет более древнего и банального способа обвести конкурента вокруг пальца. Но, как становится сейчас все более очевидным, в случае с Эстонией мы опять поддались на этот старый трюк и позволили американцам “заказывать музыку”.

Репринт изданного в 1940 году Наркоматом обороны СССР русско-эстонского военного разговорника — такой странный презент раздавали гостям на рауте в эстонском посольстве в Москве за несколько месяцев до кризиса из-за Бронзового солдата. “Вы полагаете, что книга нам вскоре понадобится по ее прямому назначению?” — в шутку спросил я посла Марину Кальюранд. “Ну что вы!!!” — замахала она руками в ответ.

Сегодня этот обмен репликами уже не выглядит таким смешным. Отношения между Москвой и Таллином вышли из стадии горячей “дипломатической войны”. Но наступивший “холодный мир” ненамного лучше. Сегодня среди российской элиты становится все более популярной точка зрения, что отношения со “злой” Прибалтикой стоит свести к минимуму. “По мере строительства новых портов в нашей стране и North Stream (СЕГ) будут становиться для России все менее значимой окраиной Евросоюза — эдаким пустырем, где растет бурьян”, — сказал мне недавно, например, крупный российский внешнеполитический чиновник.

Однако при всей своей внешней привлекательности подобная стратегия предельно опасна. И дело здесь даже не в самой Прибалтике. Недавнее “махание кулаками” с Таллином было для России еще и тестом на умение побеждать в усеянном геополитическими ловушками современном мире. И мы, к сожалению, этот тест скорее не прошли.

Цена драки

“По последнему опросу россиян, мы стали для них самым главным врагом, опередив Латвию и Грузию. И больше всего этому рады наши соседи — латыши и литовцы, — заявил недавно один из самых авторитетных экономистов Эстонии — академик Михаил Бронштейн. — Да, они выступают в нашу поддержку, устраивают новые “балтийские цепочки”. Но на деле они весьма довольны тем, что российские грузы идут не через эстонские, а через их порты. Поэтому Вильнюс и Рига и ведут прагматичную политику, не устраивая войну с памятниками и заключая без всяких преамбул пограничные договоры”.

Прославившийся еще в советские годы академик точно узрел самый корень кризиса. Как это часто бывает, публичные битвы из-за истории являются всего лишь концентрированным выражением масштабных геополитических и экономических игр. И от конфликта Москвы и Таллина больше выигрывают третьи силы. Причем речь не идет о латышах и литовцах. Они всего лишь зрители, которым случайно досталось несколько “жирных кусков”. Ключевым игроком следует считать нашего “старого друга” США.

В 2003 году многим казалось, что у России появился реальный шанс “развести” США и Европу. Лидеры Франции и Германии в союзе с Москвой единым фронтом выступили против американского вторжения в Ирак. В Вашингтоне даже теоретическую возможность подобного развития событий, естественно, восприняли абсолютно без энтузиазма. И тут же нашли “противоядие”. Россию и “старую Европу” начали “разводить” с помощью “новой Европы” — бывших советских “братьев по соцлагерю”.

Изюминка подобной стратегии в том, что она полностью отвечает чаяниям восточноевропейцев. Например, Польша, превратившись в “непотопляемый авианосец США в Европе”, получила шанс стать одной из региональных сверхдержав. Сегодня Варшава не только претендует на роль нового “старшего брата” для Украины и Белоруссии. Польша на равных спорит с Германией и прочими старожилами ЕС за роль одного из главных вершителей судеб Евросоюза.

У крошечных балтийских государств таких претензий, разумеется, нет. Для них американское покровительство — это гарантия защиты от России и опять же козырь в отношениях со старыми членами ЕС. Еще недавно линия США в этих государствах сводилась к блокированию политиков, которых янки считали чрезмерно близкими Москве. Например, в 2004 году проамериканские силы в Литве под смехотворными по местным меркам предлогами выбросили из президентского кресла избранного народом Роландаса Паксаса.

Но по мере ухудшения отношений Москвы и Вашингтона американцы, похоже, решили задействовать еще один рычаг воздействия на Москву. “В истории с Бронзовым солдатом очень двусмысленную роль сыграл новый президент Эстонии американец Тоомас Ильвес, — считает, например, известный российский эксперт Игорь Юргенс. — Ильвес мог не допустить кризиса, но в самый ответственный момент он фактически сработал на его обострение. Поэтому вопрос: учитывая происхождение и связи Ильвеса, является ли все это случайным совпадением?”

Насмерть рассорить Москву и Таллин выгодно на Западе не только политикам, но и бизнес-магнатам. Как заявил тот же академик Бронштейн: “Основная проблема Эстонии — чрезмерный дефицит торгового баланса (превышение импорта над экспортом. — “МК”). Если он достигнет уровня в 15%, хватит и малейшего толчка, чтобы экономика обрушилась. В такой ситуации нормальные торговые отношения с Россией — важнейший фактор равновесия”.

Естественно, у Москвы не может не возникнуть искушения “прищучить Ансипа”, например, полностью перекрыв ему нефтетранзит. Но если уйти из области эмоций, то такой шаг для России равнозначен выстрелу в собственную ногу.

Согласно экспертам из-за природных условий “чужие” балтийские порты могут круглый год принимать танкеры любого класса. Новые порты Северо-Запада России из-за сложной ледовой обстановки в течение четырех-пяти месяцев в году способны принимать лишь меньшие по размеру танкеры ледового класса. Это означает, что нашим маленьким судам придется отправляться в крупные западные порты вроде Антверпена, Роттердама и Гетеборга для перегрузки нефти на большие танкеры. Ясно, кто получит в результате дополнительную прибыль. Причем речь идет о действительно очень больших деньгах. Потери на оплате дополнительных транспортных услуг западников могут доходить до 10—15 долларов за тонну “черного золота”.

Получается парадоксальная картина. Американские и европейские корпорации используют все мыслимые и немыслимые способы для выкидывания русских из лакомых отраслей балтийской экономики. Скажем, в той же Эстонии было модно травить русских конкурентов с использованием местной полиции безопасности КаПо. Например, еще недавно эстонской железной дорогой владела американская компания. Дорогу они довели до такой степени разрухи, что ее пришлось деприватизировать. Но, прежде чем это произошло, янки натравили на недовольных русских транзитеров эстонские спецслужбы. А взять историю с нефтеперерабатывающим заводом в литовском городе Мажейкяй? Чтобы не продавать его русским, завод отдали неким американцам. Те его выдоили по полной программе, а затем в полном соответствии с кабальным для Литвы контрактом ушли в кусты. Недавно завод снова продали. Самые выгодные условия предложили русские. Но достался крупнейший НПЗ в Прибалтике почему-то полякам (сейчас в Вильнюсе и Варшаве очень обижаются на Россию за то, что она не хочет поставлять в Мажейкяй нефть).

А в случае с Эстонией появляется возможность “убедить” русских самим освободить спорную территорию. Разве для такого дела сложно перенести памятник?

Почему нас обыграли

“Наша главная беда в том, что мы с необычайной легкостью поддаемся на провокации”, — с грустью сказал мне недавно крупный российский внешнеполитический чиновник. В последнее время я слышал эту мысль в коридорах власти много раз. Большинство спецов уверено: в ситуации с Бронзовым солдатом Москва вполне могла бы переиграть Таллин и заручиться поддержкой очень многих сил на Западе.

Только фанатики могут думать, что заграница сплошняком состоит из фашистов и злодеев, жаждущих изничтожить Россию. Русофобов там, конечно, предостаточно. Но сторонников реабилитации фашизма абсолютное меньшинство. Мы проиграли потому, что Ансипу удалось представить конфликт как схватку между бывшим угнетенным и недавним оккупантом, жаждущим вновь взять Эстонию под контроль. Причем большую часть работы за эстонского премьера сделали мы сами...

В ситуации с Прибалтикой, да и со всеми “обиженными” Россией государствами наша власть должна перестать руководствоваться эмоциями. Реальность состоит в том, что нас с прибалтами разделяет глубокая историческая рана. Это очень плохо, но не смертельно. Помирились же немцы с французами. Хотя у них в свое время было гораздо больше претензий друг к другу, чем, скажем, у нас с эстонцами: три полномасштабные войны за 70 лет.

Важно понять, что в качестве соседей лучше иметь друзей, а не врагов. Ведь самая сильная страна в мире Америка недавно наглядно продемонстрировала: в отсутствие союзников даже супердержава мало на что способна.

Идеологическое замирение с соседями не означает, что мы должны безоговорочно принять их версию истории и прав человека. Это было бы просто чудовищным идиотизмом. Но нам не стоит и уподобляться самым упертым из прибалтов и пытаться доказать недоказуемое. В сегодняшнем интервью “МК” виднейший российский спец по Прибалтике Михаил Демурин приводит массу доводов в пользу того, что Латвия, Литва и Эстония в свое время чуть ли не добровольно вошли в состав СССР. Доказать, конечно, можно все что угодно. Но будет ли от этого польза хоть для кого-нибудь?

Пока Россия и Прибалтика остаются пленниками и заложниками истории. Когда-нибудь от этих пут надо начать освобождаться.

Михаил ДЕМУРИН:

“Прибалты выступают в роли американского инструмента воздействия на Россию и Евросоюз”.

Среди российских чиновников не очень-то принято громко хлопать дверью в знак протеста против действий начальства. Бывший главный спец российского МИДа по странам Балтии Михаил Демурин — редкое исключение. Весной 2005 года замдиректора второго европейского департамента МИД, чрезвычайный и полномочный посланник Демурин подал в отставку. Поводом стало смягчение курса Москвы по отношению к Латвии и Эстонии. В чем-то Демурин, наверное, слишком резок и страстен. Но в чем-то, безусловно, прав.

— Михаил Васильевич, почему, несмотря на большое количество русских избирателей в Эстонии, местные русские партии не сумели даже попасть в парламент?

— Русские в Эстонии раздроблены. По-другому в стране, пережившей либеральные экономические реформы, наверное, и быть не могло. Ведь кто-то лучше приспособился к новой экономической реальности, кто-то хуже. Кроме того, на поддержание русских в состоянии раскола целенаправленно работает весь эстонский госаппарат и спецслужбы.

В результате и возникает грустная картина. Русских избирателей в Эстонии приблизительно 240 тысяч. Из них 10—15% хотят быть ассимилированными. Представители другой части русских — самый яркий из них это, например, депутат парламента от Реформистской партии Сергей Иванов — убеждены, что надо защищать права русских, находясь внутри эстонских партий. Но подобные деятели дополнительно обеспечивают своим партиям голоса 10—15% избирателей. А влияние им достается на 2—3%. Многие русские просто политически пассивны. Для них Эстония — этого всего лишь транзитный коридор на Запад. Остается еще большая группа — на этот раз политически активных русских жителей Эстонии. Но значительная часть из них — люди с российским гражданством, которые не могут участвовать в выборах местного парламента.

— Был ли у России шанс повлиять на позицию Эстонии по Бронзовому солдату через структуры Евросоюза? Или ЕС с самого начала был заведомо настроен проэстонски?

— Во время неформального общения чиновники Евросоюза постоянно пытаются нам внушить: с прибалтами надо негласно работать в воспитательном плане. Они люди с комплексами, их надо лечить. А вы вместо этого идете на обострение! Я категорически не согласен с таким подходом. Прибалты — догматики, которые не поддаются убеждению. Пока вы не будете с ними разговаривать предельно громко и жестко, они просто не будут вас слушать.

Что же до реальной позиции ЕС, то он нуждается в прибалтах как в инструменте воздействия на Россию. Правда, одновременно прибалты выступают еще и в роли американского инструмента воздействия не только на Россию, но и на сам Евросоюз. Вообще принятие в ЕС Латвии, Литвы и Эстонии — это почти целиком заслуга американцев. По объективным показателям ни одна из этих стран и близко не была готова к вступлению в Евросоюз.

Все это делает прибалтийские страны колоссальной головной болью для остальной части ЕС. Но бюрократия ЕС никогда не признает, что она совершила ошибку. Так что у России, по сути, есть только один выход. Надо сделать прибалтов крайне неудобными партнерами для других членов Евросоюза. Они должны стать неприемлемой нагрузкой для ЕС.

— Но остались ли у России ресурсы, способные загнать Таллин в угол?

— Ресурсов полно. Но надо понимать: чтобы нормально жить, прибалтам достаточно, чтобы из российского “крана” хотя бы немного “капало”. Конкретный пример: один из важных спонсоров партии эстонского премьера Ансипа сейчас строит в России сеть супермаркетов. Если бы к Эстонии были применены меры, схожие с теми, что были недавно временно введены в отношении Минска, все у нас с Таллином было бы нормально.

В некоторых случаях прибалты могут быть очень понятливыми. Еще один конкретный пример. Во время предвыборной кампании в Литве летом 2000 года тогдашний спикер сейма, ультранационалист Витаутас Ландсбергис, инициировал принятие закона “О возмещении ущерба Союзом ССР”. Было очень непросто уговорить руководство МИД России отреагировать на этот демарш жестким образом. Один из аргументов сводился к тому, что своей “мегафонной” реакцией мы лишь поможем Ландсбергису расширить свой электорат.

Но в конечном итоге сопредседателю межправительственной комиссии по сотрудничеству, министру иностранных дел Валионису, было заявлено: попробуйте официально поставить вопрос о компенсациях на заседании комиссии — и ее работа будет Москвой заморожена. Валионис вопрос поднимать не стал. А Ландсбергис в последние месяцы перед выборами лишился нескольких пунктов своего рейтинга и у избирателей, и у литовского бизнеса.

— По словам экспертов, прекращение российского нефтетранзита через Эстонию из-за природных условий ударит прежде всего по нашему же бизнесу. Каков ваш комментарий?

— Нам надо решить, что для нас важнее: деньги в карманах бизнесменов или престиж страны. Тем более что, например, в Латвии российский бизнес фактически продемонстрировал свою неготовность защищать долгосрочные национальные интересы России. То, что им делается, можно назвать лишь спорадическими попытками улучшить политическую конъюнктуру для реализации тех или иных торгово-экономических схем. В общем-то бизнесмены, для которых Прибалтика — “ближний кошелек” за границей, в своих действиях, как правило, не ассоциируют себя с Россией.

Есть и еще один аспект. В свое время страны Балтии первыми присоединились к нефтяному эмбарго против Югославии. Значит, нельзя исключать, что в любой момент они могут ввести подобное эмбарго и против нас или других стран, куда мы поставляем сырье. Может, поэтому нам все-таки стоит полагаться на собственные порты, пусть и с плохими природными условиями?

— Может, все-таки не стоит делать из прибалтов каких-то гротескных злодеев, которые во всем не правы? Ведь мы их в свое время оккупировали. Разве не так?

— Не было никакой оккупации. Латышская и эстонская нации сформировались только в рамках Российской империи. Провозглашение независимости Латвии, Литвы и Эстонии в 1918 году отнюдь не являлось демократическим выражением воли большинства населения этих территорий. Заявившие об образовании новых государств органы власти были сформированы в сотрудничестве с немецкой оккупационной администрацией. Что же до событий лета 1940 года, то согласно действовавшему на тот момент международному праву под определение оккупации они не подпадали. Ведь угроза применения силы была приравнена к ее фактическому применению только после Второй мировой войны.

К 1940 году попытка формирования независимых государств в Прибалтике потерпела полный политический крах. Измученный экономическим кризисом и жестокими диктаторскими режимами народ был готов поддержать кого угодно, но только не своих тогдашних правителей. Кстати, сейчас в Прибалтике все развивается по тем же моделям: этнократические режимы, ставка исключительно на помощь внешних сил...



Партнеры