КОНКУРС | Первый концерт для молчанки с оркестром

Только жюри пианистов не соблаговолило отчитаться за конкурс.

27 июня 2007 в 15:13, просмотров: 335

…Высказались все, да вполне откровенно: и Спиваков (председатель жюри по скрипке), и Шаховская (виолончель), вот только пианисты - та самая «белая кость»прислали на главную прессуху по конкурсу Хироко Накамура. Накамура - душевна, обаятельна, ветеран жюри КЧ разных лет (с 1982-го), но… мы ждали основных «драматургов» piano-конкурса: Петрова, Доренского, Воскресенского. Ведь сегодня пошел уже третий тур. В сухом остатке - лишь по шесть талантов от каждой специальности. И главный вопрос: почему прошли именно эти шестеро? Но так вам и сказали…

Рахманиновский зал, ожидание интриги: обещался прийти независимый эксперт по фортепиано — профессор МГК Аркадий Севидов, — может, хоть он-то всю правду-матку врубит. Но вот его нет, Петрова нет, никого нет, с опозданием тихонько входит в зал ответсек жюри пианистов Елена Рихтер, но и она категорически отказывается пройти к столу выступающих… Что ж, послушаем, что скажет Накамура (кстати, из шести японцев — никто не прошел в 3-й тур). Накамура улыбается, говоря странные вещи:

- Мне отрадно, что знаменитая русская фортепианная школа снова присутствует здесь, она жива. И так важно сохранить её для всех существ, живущих на нашей планете.

Золотые слова, сто раз хочется под ними подписаться. Но… если бы речь шла о работе московской консерватории. А не о международном конкурсе Чайковского, который должен выявлять лучших из всех фортепианных школ мира.

Не менее странным было и награждение дипломантов (лучших из 2-го тура, но не прошедших в 3-й). За дипломами пригласили к сцене Ольгу Козлову и Андрея Коробейникова (споры о его непрохождении в 3-й тур продолжаются по сей день). Козлова получила сама, а за Андрея (он дает концерт в Лондоне) вышла получать мама. В тренировочном костюме. С выражением глубокой горечи на лице:

- А разве дипломы вручаются не на торжественной церемонии 30-го?

- Нет, прямо сейчас. Всегда так было. Как раз здесь и торжественно — члены жюри, журналисты…

Впрочем, вряд ли когда-нибудь Андрей запишет в своем портфолио — «дипломант конкурса Чайковского». На Чайковском важно только первое место (или второе, если первое не присуждается), а уж дипломанты… Не в ресторан же устраиваться. Кстати, сами дипломы пианистов дали на подпись Накамура (видно, хоть кому-то, кто пришел) буквально за пять минут до прессухи.  Накамура:

- Мне очень жаль, что Андрей не прошел. Выступал он очень ярко. В отличие от японского конкурса прошлого года, где я была председателем жюри. Там он был совсем незаметен, даже мне не запомнился…

Так что впечатление от фортепианной части пресс-конференции осталось какое-то мрачно-смазанное. Подхожу к ответсеку всего конкурса Олегу Скородумову:

- А почему не пришли русские представители жюри пианистов? Это нормально?

- Не захотели. И они имеют на это право. И вообще, такое впервые, чтобы члены жюри (по скрипке и виолончели) еще до завершения комментировали ход конкурса. За это мы должны быть им благодарны. Это уже какие-то демократические веяния.

Это верно; Владимир Спиваков просто и без дипломатичности резал как есть:

- Из огорчительных моментов я бы отметил уровень подготовки студентов московской консерватории. Ведь только один участник из МГК попал — и совершенно объективно — в число финалистов конкурса. Такого не было давно. Что касается решения жюри, то я думаю, что абсолютной объективности, равно как и абсолютной истины достичь невозможно. Где-то 87% решения считаю объективным. И это очень высокий процент.

Единственный россиянин, прошедший по скрипке — очень талантливый 22-летний Никита Борисоглебский (педагог Э. Грач), остальные — из Германии, Китая, Кореи и Японии. Также в числе «огорчительных» Владимир Теодорович отметил момент отсутствия интерпретации как таковой в игре скрипачей. «Ни один из участников не исполнил на высоком художественном уровне ни одну из сонат Бетховена, Брамса, Франка… Не лишне напомнить постулат Нейгауза, что техника есть только средство для достижения высокой идеи».

Наталья Шаховская, напротив, была довольна уровнем подготовки виолончелистов в МГК (в финал прошли три участника) и отметила, что именно сейчас, на 3-ем туре при игре с оркестром музыканты раскроют себя с совершенно иной стороны. Что ж, ждать осталось недолго: идут последние концерты, и уже 30-го премии найдут своих лауреатов…

 

СПРАВКА «МК». В 3-й тур прошли:

- фортепиано: Федор Амиров, Мирослав Култышев, Александр Лубянцев, Сергей Соболев (все — Россия), Донг-Хёк Лим (Южная Корея), Бенджамин Мозер (Германия);

- скрипка: Никита Борисоглебский (Россия), Юкки Мануэла Янке (Германия), Чжицзюн Ван (Китай), Маюко Камио (Япония), Юн Соёнг и Хён-Су Шин (оба — Южная Корея);

- виолончель: Антонов Сергей, Бузлов Александр, Румянцев Евгений (все — Россия), Вардаи Иштван (Венгрия), Пиа Давид (Швейцария), Ахназарян Нарек (Армения).



Партнеры