Несносные времена

Только каждая третья хрущевка приговорена к ликвидации и расселению

27 июня 2007 в 00:00, просмотров: 435

У наших многодетных соседей по хрущевке была новогодняя традиция — прибивать перед праздником елку к потолку. И вовсе не затем, чтобы гостей шокировать, а из прозаической нужды — экономить квартирное пространство. Между прочим, существует даже такой феномен, как менталитет жителя пятиэтажки. Типичный “хрущевец” подбирает малогабаритную мебель, заботится о том, сколько розеток можно использовать одновременно, дабы не вышибло пробки, а из-за картонных стен знает о личной жизни соседей все… О подобных прелестях житья-бытья в “сжатом пространстве” когда-нибудь будет напоминать лишь музей, размещенный в последней столичной хрущевке. Он донесет до потомков мысль о том, как не нужно строить и как нельзя жить. Так обещают власти. Однако потомки, по всей видимости, будут вовсе не наши с вами. Лет эдак сто, по мнению экспертов, понадобится при нынешних темпах городского строительства для замены современными домами всего “первостроя”. Если, конечно, сносить все-таки будут: на большинство пятиэтажек — “гнилых зубов” города — власти серьезно подумывают прилепить золотые коронки…

Обвал на рынке жилья

Жилищный фонд страны стареет с каждым годом, и жителям приходится играть в русскую рулетку — “рухнет — не рухнет”. 600 млн. кв. метров исчерпавших ресурс хрущевок продолжает подлежать сносу. И теперь проблема аварийных зданий стала переходить из ведения Минрегиона к МЧС. По официальным данным, из 2,8 млрд. квадратных метров жилья в России 0,9 млрд. находится в аварийном состоянии. Почти пять миллионов человек ежедневно рискуют здоровьем и жизнью. “Здания начали падать, но если несколько лет, слава богу, обходилось без жертв, то после обвала в Выборге и погибших под развалинами ясно: полоса везения кончилась. Начался отсчет смертей. Правда, никто никогда не сосчитает, сколько людей, проживающих в трущобах, до времени ушло из жизни или потеряло здоровье из-за непригодного жилья...” — говорит депутат Госдумы Галина Хованская.

…Стену одной из пятиэтажек в подмосковном Пушкино (объект, кстати, на балансе федерального ведомства!) украшают ржавые железки — свидетельство “заботы” о здании, в стене которого обнаружились трещины. Жители рассказывают, что в осенне-зимнее время стало непривычно холодно — “начали вываливаться цокольные плиты”. Опасаясь, как бы они не стали надгробными, жильцы забили тревогу, и к дому потянулись всевозможные комиссии, постановившие плиты стянуть швеллерами. О переселении никто так и не заикнулся. Между тем совсем рядом развернулась стройка, грозящая окончательно доконать аварийную “конструкцию на соплях”. Одну из 80 тысяч с гаком подобных в стране.

На ветхий фонд наконец-то обратили внимание. Президент в Послании Федеральному собранию предложил выделить нормальные деньги — 250 млрд. рублей на капремонт и переселение людей из трущоб. В столице же борьба с морально и физически устаревшим жильем и так ведется, казалось бы, не на жизнь, а на смерть (если сравнивать с другими регионами). “Надо сносить, пока не рухнуло”, — объявил еще в 1995 году мэр Москвы, и безликие коробки начали исчезать с лица московской земли. Сносили, конечно, не без приключений. Но главное — сносили.

Миссия невыполнима

Еще несколько лет назад разжиться лишними квадратами при переезде из сносимой пятиэтажки было легче на порядок. Смекнув, что к чему, граждане загодя прописывали к себе целую толпу “родственников”, после чего гребли метры лопатой (на каждого жильца неприватизированной квартиры — минимум 18 по социальной норме). Почему-то на пути этого беспредела додумались поставить законодательные барьеры далеко не сразу.

Бардак в деле переселения, правда, работал не только в пользу новоселов. Испытано на себе: переезжать пришлось со скандалом. Потому что власти пригрозили “ссылкой” в далекое Южное Бутово — и это вопреки распоряжению Юрия Лужкова “оставлять всех в своем районе”, на насиженных местах. После шумихи в прессе выяснилось, что “в центре” о махинациях местных чиновников ничего не знают и мало того, уверены, что жители наших домов (а скандал разразился вокруг аж нескольких объектов в Медведкове) уже преспокойно заселились в новостройки в своем районе. После полугодовой перекантовки у родственников мучительную эпопею с переездом все-таки удалось завершить. Такая история в порядке вещей: пресса докладывала даже о попытках самоубийства на почве вынужденного переселения на кудыкину гору.

Сейчас, как рапортуют чиновники, переселенческое дело поставлено, что называется, на поток и накладки случаются только эпизодически. Например, жители нескольких хрущевок в Останкине обнаружили свои дома выпавшими из правительственной программы по сносу. Ликвидация ветхого дома отложена примерно на 10 лет — столько власти собираются искать инвестора. Это не единственный случай, когда вроде бы отлаженная программа дает сбои. По информации Комитета помощи пострадавшим инвесторам, в состоянии, близком к аварийному, находится пятиэтажный дом на проспекте Маршала Жукова, однако переселять жителей никто не собирается. Не беря в расчет подобные казусы, чиновники считают миссию по уничтожению ветхих пятиэтажек первого индустриального домостроения практически выполненной. Для завершения правительственной программы с лица земли должно исчезнуть еще около 2,5 миллиона квадратных метров “хрущобного” жилья. В Центральном и Южном округах с ним уже разделались, а на 2010 год уже запланировано создание музея последней московской хрущевки. Однако на деле выиграть предстоит пока битву, но отнюдь не войну.

Призвание варягов

“Гнилые зубы” города — не только пятиэтажки так называемых сносимых серий (К-7, П-32, 1605-АМ, 1МГ-300, П-35), которые планируется домучить в 2009 году. К ликвидации и расселению приговорена лишь каждая третья хрущевка. Стоит только разобраться с ними — навалится проблема с остальными сериями пятиэтажек (крупнопанельные — 515, крупноблочные — 510, кирпичные — 511 и 1-447). А затем и с недалеко ушедшими от “хрущоб” старыми девятиэтажками, которых в Москве, кстати, еще больше, чем пятиэтажных коробок. Сейчас город отдает переселенцам около 1 млн. кв. метров в год. Готовы ли власти взвалить на свои плечи еще более масштабную переселенческую кампанию, которая при таких темпах грозит растянуться на десятилетия?

В раздумьях по поводу того, где поставить точку во фразе “сносить нельзя реанимировать”, чиновники продолжают пребывать до сих пор. Несносимые пятиэтажки, как заявил недавно первый замруководителя Департамента градостроительства Александр Косован, года через два-три вполне могут стать сносимыми. Однако уже сейчас ясно, что далеко не всем, кто надеялся получить от города достойное жилье взамен “хрущобы”, действительно предстоит переехать.

Несмотря на все оптимистические заявления, власти столицы продолжают с удивительной настойчивостью продвигать идею массовой реконструкции пятиэтажек “несносных” серий. Причем без отселения жильцов, для которых собственный дом на время реанимации превратится в стройплощадку. Хрущевка, по задумке, доращивается до семи- девятиэтажного дома. Старое здание остается внутри нового.

“Забыв” о предыдущем неудачном опыте, очередной эксперимент по реконструкции чиновники запускают в Юго-Восточном округе Москвы. Набить руку запланировано на нескольких домах по улице Юных Ленинцев в Кузьминках (дом 54, корп. 2, дома 56, 58, 60, 64). Программа разработана совместно с сенатом Берлина, и, если эксперимент пройдет удачно, на немецкий манер начнут переделывать хрущевки по всей Москве. Германцы уже, кстати, не первый раз подбивают наших чиновников на разного рода новшества. Однако идея провести дороги по крышам домов не была подхвачена. В отличие от предложения продлить жизнь дышащим на ладан домам.

Что немцу хорошо…

С идеей реанимации московские чиновники носятся уже давно. Около сотни развалюх еще десять лет назад собирались ремонтировать по забугорным рецептам. Правда, бюджетных рублей хватило только на несколько пятиэтажек. Жители которых до сих пор, что называется, пожинают плоды. Пока что никакие иностранные наработки не помогали московским властям доводить опыты с пятиэтажками до победного конца.

…Дом 16, корпус 3, на проспекте Маршала Жукова — из числа жертв экспериментаторской мысли. Переделка, в ходе которой пятиэтажка подросла на два этажа, растянулась на несколько лет. Но окончание работ счастья обитателям не принесло: двери и окна перекосились — дом просел. Обещанного капремонта жильцы так и не дождались. “Непонятно, ради чего мучились, живя посреди стройки, — говорит жительница экспериментального дома Ирина. — Не поставили даже стеклопакетов, а батареи предлагали менять за свой счет. На ржавые трубы просто накрутили новые пластиковые”. Несладко пришлось и новым обитателям, которых подселили соседям “на головы”. Им не повезло с напором воды: насос рассчитан на то, чтобы гнать воду только до пятого этажа. Мало того, строительная компания бросила дом буквально с разобранной крышей, и ночью над лестничной клеткой видно звездное небо… Романтикой дело не ограничивается: во время дождя вода попадает в квартиры. Теперь и старожилы, и новоселы совместно мечтают о сносе “конструкторского чуда”. Похожая история и с “домом с голубятней”, который сделали из пятиэтажки номер 14 по 1-му Новомихалковскому проезду, что в Коптеве.

Хрущевки навсегда

Жителей домов на улице Юных Ленинцев — очередных подопытных кроликов — начали обрабатывать заранее. Потому что без их согласия (нужен 51% голосов) “улучшать” хрущевку все-таки нельзя. Собственникам квартир (от нанимателей все равно ничего не зависит, за них уже решили власти) продемонстрировали фильм о том, как немцы ловко реконструируют пятиэтажки у себя в Восточном Берлине. “Рецепт”, прописанный немцами нашим хрущевкам, — надстройка двух-трех этажей, пристройка лифта и мусоропровода, замена всех инженерных коммуникаций, установка стеклопакетов и утепление фасада. Все за счет инвесторов из Германии. Как говорят жители, в управе им пригрозили: не согласятся, продолжат гнить в “неулучшенной” пятиэтажке.

— Если даже немцы и сделают все, как обещали, мы все равно останемся со своими кухнями в 5 метров и совмещенными санузлами, — говорит жительница одного из подопытных домов Мария. — Логично, что нам больше по душе квартиры в новостройке. Кухни там, например, не меньше восьми по метражу!

Как отмечают специалисты, пятиэтажки, запланированные под снос или уже ликвидированные, не так уж принципиально отличаются от “коллег”, которым приказано выжить. Все эти дома возводились во времена, когда потребительские характеристики квартир были не главными критериями для строителей. Их интересовали объемы. “Такие здания имеют серьезные дефекты планировки. Полностью принесено в жертву соотношение жилой и нежилой площади, — говорит эксперт строительного рынка Валерия Родионова. — Комнаты увеличены, но часто они проходные, а кухня, санузел, коридор просто микроскопические”. К тому же после немцев, которые займутся реконструкцией в рамках эксперимента, за дело возьмутся наши труженики и мигранты. Если вся программа сноса пятиэтажек распространялась на 6 млн. кв. метров, то реконструкция должна затронуть 28 млн. “квадратов”. Масштабы “бедствия” можно представить… “Не стоит латать ветхое жилье — глупо ставить золотую коронку на гнилой зуб”, — резонно замечает первый заместитель главного архитектора Москвы Юрий Григорьев.

Кто будет за всю эту музыку платить, если реанимация станет массовой, пока не очень ясно. “Рассчитываем не только на бюджетные средства, но и на заинтересованность инвесторов”, — говорит Юрий Григорьев. Вот, например, немцы применяли различные схемы безвозвратного финансирования (до 50%) из федеральных и муниципальных источников, а часть затрат (не более 11%) ложилась на плечи жильцов. По рекомендации специалистов Института экономики города, жители ветхих домов, не подлежащих сносу, должны выложить за капремонт из своего кармана не более 10—20%. А теперь считаем. Капремонт типовой “однушки” в среднем обходится в полмиллиона. Это еще по скромным подсчетам. И это “в среднем по больнице”, а не конкретно для раздолбанных пятиэтажек. А между прочим, с финансированием ремонтных работ у нас всегда был напряг. Как отметил не так давно мэр Юрий Лужков, в течение многих лет отчисления жителей на капремонт, составлявшие 2% от всех коммунальных платежей, шли “на другие цели”. Не по назначению.

Какую выгоду может извлечь город, продлевая агонию ветхого фонда? Да хотя бы ту, что программа позволит чиновникам снять с себя обязательства по капитальному и аварийному ремонту домов. Проблема с долгами решится за счет инвесторов и за счет жильцов, которым так и не суждено разучиться находиться на кухне посменно…

Цифры вокруг хрущевок

На данный момент в Москве снесено около 44% намеченных объемов жилья. ЦАО стал первым округом, где ликвидированы все пятиэтажки, запланированные под снос, — всего 150000 кв. метров жилья. Больше всего хрущевок осталось в ЗАО, где к 2010 году снесут около 300 пятиэтажных зданий. В этом году более 1 млн. кв. метров пойдет на расселение пятиэтажек, а на освобожденных ранее участках появится 25% общего объема жилья, которое будет возведено в 2007 году. 19% — такова доля пятиэтажек в жилищном фонде города (48% приходится на кирпичные дома, 38% на панельные, остальные 14% — блочные).



Партнеры